ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Имперские кобры
Какие наши роды
Девушка с глазами цвета неба
Отморозки: Новый эталон
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Наследие
Снег над барханами
Мир уже не будет прежним
A
A

– То, что он со мной сделал, стоило ему глаза, – улыбнулась она.

– Не скажу, что могу тебя винить.

– Это было давно.

Зедд решил сменить тему.

– Полагаю, ты слышала о войне с Имперским Орденом?

– Конечно. К нам прибыл представитель Ордена, чтобы обсудить это дело с нашими людьми.

– Что? – выпрямился Зедд. – У Ордена есть здесь люди?

– А о чем я тебе толкую? Кое-кто в правительстве внимательно прислушивается к словам Имперского Ордена. Боюсь, что Орден подкупает чем-то высшее руководство. И занимается этим довольно давно. – Наблюдая за Зеддом поверх чашки, она отпила глоток. Затем решилась рассказать больше. – Кое-кто подумывал отправить тайное послание Матери-Исповеднице попросить ее приехать и провести расследование.

– Пока шимы здесь, она точно так же лишена своего могущества, как мы с тобой. Пока шимов не изгонят, она ничем не сможет помочь в этом деле.

– Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, – вздохнула Франка. – Лучше всего нам попытаться изгнать шимов.

– А пока суд да дело, возможно, местным следует самим заняться расследованием.

– Кто станет допрашивать сотрудников кабинета министра культуры?! – Она в сердцах плюхнула чашку на стол.

– Директора? – предложил Зедд.

– Может быть, – только и сказала она и принялась крутить чашку.

Поскольку Зедд молчал, Франка решила нарушить повисшую паузу.

– В Андерите, чтобы выжить, приходится делать то, что требуют.

– Конформисты есть везде. – Зедд устроился поудобней. – Ладно, в любом случае все это в конечном счете не будет иметь никакого значения. Андериту придется сдаться Ричарду и новой Д’Харианской империи, которую он устанавливает, чтобы противостоять нашествию Имперского Ордена. – Зедд отхлебнул чай. – Я упоминал, что он еще и Искатель Истины?

– Нет, это ты как-то упустил, – подняла глаза Франка.

– Ричард не позволит Андериту и дальше жить так, как сейчас тут, кажется, позволяют, – под властью коррумпированных чиновников, заигрывающих с Имперским Орденом. Они с Матерью-Исповедницей быстро положат конец столь опасным тайным планам. Это и есть одна из причин, по которым он был вынужден захватить власть. Он намерен упрочить власть честными и справедливыми законами.

– Справедливые законы, – произнесла она, как будто это была детская мечта. – У нас процветающая страна, Зедд. Андерцы живут очень хорошо. Если бы к Имперскому Ордену прислушивались хакенцы, я бы еще могла это понять. У них хотя бы есть повод. Но это ведь андерцы слушают Орден, а у власти именно они.

Зедд изучал налитый в чашку чай.

– Ничто так не раздражает людей, как свобода других. В точности как приспешники Серина Раяка ненавидят тех, кто обладает магией, так и правящая элита – или те, кто ею может стать, – ненавидят свободу. Их радует лишь вечное несчастье других. – Зедд решил, что с этой малоприятной темой пора кончать. – Итак, Франка, у тебя есть муж, или у красивых мужчин есть еще возможность за тобой поухаживать?

Франка, прежде чем ответить, улыбнулась каким-то своим мыслям.

– Мое сердце принадлежит одному мужчине…

– Рад за тебя, – потрепал ей руку Зедд.

Улыбка исчезла, и она покачала головой.

– Нет. Он женат. Я не могу допустить, чтобы он знал о моих чувствах. Я бы возненавидела себя, если бы хоть как-то дала ему повод решить вдруг расстаться со своей красивой женой ради стареющего синего чулка вроде меня. Он и догадываться не должен ни о чем.

– Мне очень жаль, Франка, – ласково посочувствовал Зедд. – Жизнь – или, следует сказать, любовь – иногда кажется очень несправедливой штукой. Во всяком случае, может казаться таковой сейчас, но в один прекрасный день…

Франка жестом отмахнулась от темы (скорее для себя, чем для него, подумалось Зедду) и посмотрела ему в глаза.

– Зедд, я польщена, что ты пришел ко мне – что ты вообще вспомнил о моем существовании, – но с чего ты взял, что я смогу тебе помочь? Ты гораздо более могуществен, чем я. По крайней мере был.

– Честно говоря, я пришел просить тебя вовсе не о той помощи, что ты подумала. Я приехал сюда потому, что, будучи еще молодым волшебником, узнал, что здесь захоронены шимы. В Тоскле, которую нынче называют Андеритом.

– Правда? Никогда об этом не слышала. И где же в Андерите они захоронены?

– Я надеялся, может, тебе известно, – развел руками Зедд. – Ты – единственный человек, которого я здесь знаю, потому-то к тебе и пришел. Мне нужна помощь.

– Извини, Зедд, но я понятия не имела, что шимы захоронены здесь. – Она снова взяла чашку и отпила глоток. – Однако если, как ты говоришь, шимы не могут добраться до души твоего внука, они в конце концов сами уйдут обратно, в мир мертвых. Возможно, нам и не нужно ничего делать. Вопрос решится сам собой.

– Да, такая надежда есть, но следует помнить о сущности Подземного мира.

– То есть?

Зедд постучал по внешнему кругу выложенной на столе Благодати.

– Вот отсюда начинается Подземный мир, где жизнь прекращается. – Он провел ладонью вдоль стола, указав на край. – Дальше простирается вечность. Поскольку Подземный мир вечен, время там значения не имеет. Возможно, он начинается, когда мы переходим грань, но конца у него нет, поэтому концепция времени там отсутствует как таковая. Только здесь, в мире живых, где время определено и имеет начало и конец, исходя из определенных точек отсчета, оно имеет значение. Шимы были вызваны из безвременья и черпают свою мощь оттуда, поэтому времени для них не существует. Может, это и правда, что, не заполучив душу, на помощь которой пришли, они уйдут обратно. Однако, будучи творениями, не ведающими понятия времени, они выжидают в надежде, что им повезет, или же просто развлекаются, сея смерть и разрушение, и время пребывания здесь кажется им лишь мгновением. Только вот то, что для них мгновение, может оказаться миллионом лет по нашим меркам. Или десятью миллионами. А для них – лишь краткий миг. Особенно если учесть, что души у них нет и – по сути – по-настоящему жить они не могут.

Франка ловила каждое слово, явно изголодавшись по беседам, доступным лишь избранным.

– Да, я поняла твою мысль. Но, – подняла она палец, – исходя из этой же концепции, они могут уйти сегодня, исчезнуть, пока мы разговариваем, испытывая бесконечное разочарование в мире, где есть время, как только обнаружат, что должны действовать в чужеродных им рамках. В конце концов, душе, которую они ищут, в этом мире дано лишь ограниченное время. Они должны преследовать Ричарда и завладеть его душой, пока он жив.

– Хорошо сказано, и мысль стоящая, но сколько же нам придется ждать? В какой-то момент для волшебства станет слишком поздно, оно уже не в состоянии будет возрождаться. Некоторые существа уже сейчас угасают вместе с исчезновением магии. И как скоро они умрут совсем? Я видел, как возле твоего дома увядают твои звездочеты. – Зедд выгнул бровь. – Но – что гораздо хуже – как скоро исчезнет магия бабочки-игруньи? Что, если всходящие сейчас хлеба окажутся вскоре отравленными?

Франка отвернулась, чтобы скрыть озабоченность.

Поскольку Зедд не слишком хорошо знал волшебницу, он не стал говорить, что в отсутствие магии Джеган с Имперским Орденом лишь выигрывает. Без помощи магии в войне с ним погибнет гораздо больше народа, и все это может оказаться бесполезным кровопролитием.

– Франка, как хранители завесы, защитники беспомощных волшебных существ и проводники даров магии для человечества мы должны действовать быстро. Мы не знаем, где лежит та черта, после которой любая помощь никому не поможет.

Она задумчиво кивнула:

– Да, да. Ты, безусловно, прав. Но зачем тебе знать, где захоронены шимы? Что это даст тебе?

– Когда их изгнали в прошлый раз для того, чтобы уравновесить вызвавшее их заклинание, необходимо было прорвать завесу. Подобного рода контрзаклинание, в свою очередь, должно само уравновешиваться еще одним, вспомогательным заклинанием, которое позволяет шимам вернуться в мир живых. Заклинание возврата могло быть очень жестким – с одновременным исполнением трех практически несовпадающих условий, но это не важно. Для равновесия достаточно лишь наличия схемы возврата как таковой. – Зедд медленно обвел пальцем край чашки. – Насколько мне известно, сама природа магии требует, чтобы, как только все условия уравновешивающего заклинания будут выполнены, шимы смогли бы вернуться в мир живых через те врата, через которые их изгнали. Вот почему, милая, я здесь.

117
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Куриный бульон для души. Истории для детей
Фаворит. Сотник
Третье пришествие. Звери Земли
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Ноль ноль ноль
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Меня зовут Шейлок