A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
173

Кэлен едва не вскочила.

– А я думала, их нельзя произносить вслух!

– А тебе и нельзя. Обычный же человек может называть их безбоязненно. Я могу называть их имена и не призову их. Энн с Ричардом тоже. Но некоторые чрезвычайно редкие люди вроде тебя называть их по имени не должны.

– А почему я?

– Потому что твоя магия позволяет призвать их в помощь другому человеку. Но без волшебства, которое защищает завесу, шимы также могут оседлать твою магию и с ее помощью проникнуть в этот мир. Имена трех шимов, по идее, должны оставаться тайной.

– Значит, я могла призвать их в наш мир.

– Добрые духи, – прошептал Ричард, и кровь отхлынула у него от лица, – значит, они могут быть здесь!

– Да нет же! Имеется множество степеней защиты и определенные требования, очень строгие и необычные. – Зедд жестом пресек готовый сорваться с губ Ричарда вопрос. – Для этого, помимо всего прочего, Кэлен, к примеру, должна быть твоей третьей женой. – Зедд покровительственно ухмыльнулся Ричарду. – Удовлетворен, лорд Читатель?

– Отлично! – шумно выдохнул Ричард. Он снова глубоко вздохнул, краска постепенно вернулась на его щеки. – Отлично. Она лишь вторая моя жена.

– Что?! – Зедд так всплеснул руками, что едва не опрокинулся на спину. – Что значит вторая жена? Я знаю тебя всю твою жизнь, Ричард, и мне прекрасно известно, что ты никогда никого не любил, кроме Кэлен. Так почему, во имя Создателя, ты женился на ком-то еще?!

Ричард откашлялся, и в его глазах, как и у Кэлен, промелькнула боль.

– Слушай, это долгая история, но вкратце суть в том, что, чтобы проникнуть в Храм Ветров и остановить чуму, мне пришлось жениться на Надине. Так что Кэлен – моя вторая жена.

– Надина. – У Зедда отвисла челюсть, он поскреб затылок. – Надина Брайтон? Эта Надина?

– Да. – Ричард смотрел в пол. – Надина… умерла вскоре после церемонии.

Зедд присвистнул.

– Надина была хорошей девочкой. Собиралась стать целительницей. Бедняжка. Для ее родителей это чудовищный удар.

– Да уж, бедняжка, – прошипела себе под нос Кэлен.

Самым большим желанием Надины было заполучить Ричарда, ради этого она была готова практически на все. Ричард не единожды говорил Надине, что между ними ничего нет и быть не может и что он хочет, чтобы она уехала – чем быстрее, тем лучше. Но, к полному отчаянию Кэлен, Надина лишь улыбалась, говоря: «Все, что пожелаешь, Ричард», и продолжала свое.

Хотя Кэлен никогда не желала Надине зла и уж тем более той жуткой смерти, которой та погибла, она не могла притворяться, что ей жаль наглую свистушку, как назвала в свое время Надину Кара.

– Что это ты так покраснела? – поинтересовался Зедд.

Кэлен подняла глаза. Зедд с Энн смотрели на нее.

– Э-э… ну… – Кэлен предпочла сменить тему. – Погодите-ка минутку! Когда я произнесла имена трех шимов, я еще не была женой Ричарда. Мы с ним поженились лишь здесь, в Племени Тины. Так что, как видите, в тот момент мы с ними вовсе даже не были женаты!

– Еще лучше, – кивнула Энн. – Лишнее препятствие на пути шимов.

Ричард нашарил руку Кэлен.

– Ну, это, может, и не совсем правда. Когда мы приносили брачные обеты другим, чтобы я мог войти в Храм Ветров, то все равно в душе мы дали обет друг другу, так что можно сказать, что мы некоторым образом были женаты. Иногда магия, особенно магия мира духов, действует именно по таким неоднозначным правилам.

Энн нервно поерзала.

– В общем-то верно.

– Но все равно, как бы то ни было, она лишь вторая твоя жена. – Зедд обвел обоих молодых людей подозрительным взглядом. – Знаете что, всякий раз, как кто-то из вас раскрывает рот, все становится все запутаннее и запутаннее. Мне решительно необходимо услышать историю целиком.

– Прежде чем уехать, мы кое-что расскажем. А когда вы окажетесь в Эйдиндриле, будет время рассказать все. Но нам нужно возвращаться как можно быстрее.

– А почему такая спешка, мальчик?

– Джеган спит и видит наложить лапу на всякое опасное волшебство, хранящееся в замке Волшебника. И если ему это удастся, нам конец. Конечно, лучше тебя, Зедд, с охраной замка не справится никто, но, пока суд да дело, мы с Кэлен все же лучше, чем ничего, верно? По крайней мере большая удача, что мы там были, когда Джеган прислал в Эйдиндрил Марлина и сестру Амелию.

– Амелию! – Энн, прикрыв глаза, сжала ладонями виски. – Она сестра Тьмы. Вам известно, где она сейчас?

– Ее Мать-Исповедница убила тоже! – раздался от двери голос Кары.

Кэлен метнула на Морд-Сит сердитый взгляд. Кара лишь улыбнулась с гордостью за незванную сестру.

Энн приоткрыла один глаз и глянула на Кэлен.

– Задача не из простых! Волшебник, которым управлял сноходец, а теперь еще женщина, обладающая черной магией Владетеля!

– Всего лишь отчаянный поступок, ничего более, – фыркнула Кэлен.

– В отчаянных поступках таится порой могучее волшебство, – довольно хохотнул Зедд.

– Вот и оглашение имен трех шимов – тоже отчаянный поступок, чтобы спасти Ричарду жизнь. А что они вообще такое, эти шимы? И почему вы так беспокоитесь?

Зедд поерзал, устраиваясь поудобнее на своей костлявой заднице.

– Если человек вроде тебя призовет их, чтобы они помогли удержать кого-то у последней черты, – он постучал на Благодати по линии, означающей мир мертвых, – то он может при малейшей погрешности случайно призвать их в мир живых, где шимы смогут сотворить то, для чего их в свое время и создали, – уничтожить магию.

– Они впитывают ее, – пояснила Энн, – как сухая земля впитывает летний дождь. Это своего рода существа, но они не живые. У них нет души.

Зедд мрачно кивнул.

– Шимы – существа, сотворенные потусторонней магией, магией Подземного мира. И в мире живых они магию уничтожают.

– Хочешь сказать, они охотятся на тех, кто владеет магией, и убивают их? – уточнила Кэлен. – Как когда-то люди-тени? Их прикосновение смертельно?

– Нет, – возразила Энн. – Они могут убивать и убивают, но одного только их пребывания в нашем мире достаточно, чтобы со временем магия исчезла вся. Постепенно все, чья жизнь зависит от магии, умрут. Сначала слабейшие. А в конце концов – и самые сильные.

– Поймите, – предостерег Зедд, – нам не очень-то много о них известно. Шимы – оружие времен великой войны, созданное волшебниками, чье могущество мне трудно даже вообразить. Магический дар нынче уже не тот, что прежде.

– Если шимы каким-то образом проникнут в наш мир и уничтожат магию, означает ли это, что те, кто наделен даром, просто потеряют его? – спросил Ричард. – К примеру, люди Тины просто-напросто не смогут больше общаться с духами предков? Волшебные существа погибнут – и все? Останутся только обычные люди, звери и растения? Вроде как в Вестландии, где я вырос и где не было никакой магии?

Кэлен ощущала, как от ударов грома содрогается земля. Дождь продолжал барабанить. В очаге потрескивал огонь, словно высказывая возмущение водой – извечным своим врагом.

– Мы не можем ответить тебе, мой мальчик. Нет прецедентов. Сложность мира – превыше нашего понимания. Один лишь Создатель понимает, как все здесь устроено и функционирует.

Огонь отбрасывал на лицо Зедда резкие тени.

– Но я сильно опасаюсь, что все будет гораздо хуже, чем ты изобразил, – с мрачной уверенностью продолжил старый волшебник.

– Хуже? И насколько хуже?

Зедд некоторое время молчал, тщательно разглаживая сладки своей одежды.

– К западу отсюда, в горах над долиной Нариф, берет начало река Даммар, которая впадает в Дран. Воды истока насыщены ядами из почвы высокогорья. Исток – мертвая пустыня, где валяются кости животных, которые там слишком подзадержались и выпили слишком много отравленной воды. Это обдуваемое ветрами, пустынное и смертоносное место. Тысячи маленьких ручейков стекают с окрестных вершин в большое, – Зедд широко развел руки, как бы подчеркивая величину, – мелкое и болотистое озеро, откуда и берет начало стекающий в долину Даммар. Там в огромном количестве произрастает растение пака, особенно в широком южном конце, откуда вытекает Даммар. Пака не только невосприимчива к яду, но и процветает на нем. Только гусеницы одной бабочки едят листья паки и окукливаются между толстыми стеблями. На скалах над этим ядовитым озером, в устье долины Нариф, гнездится птица варф. И ее излюбленный корм – ягоды паки, что растет внизу. Таким образом, варфы – одни из немногих представителей фауны, посещающих исток Даммара. Воду они не пьют.

12
{"b":"42","o":1}