ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страстная неделька
Точка обмана
Гости «Дома на холме»
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Ненужные (сборник)
Космическая красотка. Принцесса на замену
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Иллюзия греха. Поддельный Рай
A
A

Это – единственная надежда. Другого способа остановить шимов он не знает. С каждым днем угроза миру все сильней. Каждый день гибнут люди. С каждым днем магия слабеет.

Увы, он не видит иного способа остановить шимов, кроме как пожертвовав жизнью. Быть может, его душа разрушит заклинание, с помощью которого шимы проникли в мир живых.

Зедд – волшебник, и мысль не такая уж глупая. Вполне разумный подход. Сомнительный по исходу, но разумный.

Зедд знал – то, что он запланировал, на худой конец, хотя бы частично ослабит заклинание. Как пущенная не совсем точно стрела не убивает животное, но ранит.

Чего он не знал – так это что будет с ним самим.

Зедд не питал иллюзий. Он не без оснований полагал, что, если задуманное и не вытряхнет из него душу, а следовательно, не убьет, то наверняка разозлит шимов, и уж те не упустят возможности отомстить.

Зедд улыбнулся. Во всем существует равновесие, и сейчас все беды уравновешиваются тем, что он снова встретится в мире духов со своей возлюбленной Эрилин. Там ее душа давно уже ждет его.

Внутри пещеры жар был почти невыносим.

Стены представляли собой медленно крутящийся, перекатывающийся и переливающийся жидкий огонь.

Зедд находился внутри твари.

В центре пульсирующей пещеры Сентраши, королева огня, обратила на него свой смертоносный взор.

Зедд в последний раз попытался призвать магию.

Сентраши ринулась к нему с пугающей быстротой и пугающей жаждой.

Чудовищная боль скрутила каждый его нерв, невыносимая агония охватила душу.

Мир вспыхнул.

Вопль Зедда потонул в оглушающем звоне.

* * *

Ричард вскрикнул. Боль от чудовищного звона чуть не расколола череп.

Ничего не соображая, он соскользнул с лошади. Боль от удара показалась чуть ли не приятной в сравнении с диким звоном, лишающим самообладания, заставляющим кричать.

Зажав голову руками, Ричард, свернувшись в клубок, катался по земле, воя от боли.

Мир исчез, осталась лишь боль.

Вокруг, выкрикивая приказы, соскакивали с лошадей всадники. Ричард различал лишь смутные тени. Он не понимал ни слова. Никого не узнавал.

Единственное, что он мог, это пытаться сохранить сознание, цепляться за жизнь в беспощадной агонии.

Лишь то, что он прошел испытание болью, через которое должны пройти все волшебники, и выжил, до сих пор позволяло ему цепляться за жизнь. Не пройди он этой школы, был бы уже мертв.

Он был один в своем аду.

И не знал, как долго еще сможет цепляться за жизнь.

Казалось, весь мир разом взбесился. Беата со всех ног неслась по траве. От ужаса ее колотило.

Вопли Тернера смолкли. Орал он дико, но всего мгновение.

– Прекратить! – завопила Беата во всю силу легких. – Прекратить! Вы что, спятили?! Прекратить!

Воздух еще дрожал от гула Домини Диртх. Взметнулись столбы пыли, и от этого казалось, будто земля вокруг дымится. Почва сотрясалась, посаженное предыдущим отделением одинокое деревце рухнуло.

Казалось, мерзко вибрирует весь мир.

По щекам Беаты струились слезы.

Тернер совершал обычный патрульный обход, проверяя территорию перед Домини Диртх.

Его вопль стих в считанные мгновения после того, как Домини Диртх зазвонил, но прозвучавшие в этом крике боль и ужас до сих пор звенели в ее ушах. Беата знала – этого вопля она не забудет никогда.

– Прекратить! – орала она, взлетая по ступенькам. – Прекратить!

Беата влетела на платформу, сжав кулаки, готовая тут же вздуть идиота, звонившего в Домини Диртх.

И остановилась, тяжело дыша, обводя платформу бешеным взглядом. Эммелин стояла, застыв в полном шоке. Брайс тоже явно был не в себе. Он в панике взирал на Беату.

Длинное било, которым обычно звонили в Домини Диртх, по-прежнему висело на месте. Дежурные стояли слишком далеко от него.

– Что вы сделали?! – завопила Беата. – Каким образом вы его задействовали? Вы что, сдурели?!

Она посмотрела на кучку костей и фарша, мгновение назад бывшую Тернером.

– Вы убили его! – ткнула она рукой. – Почему вы это сделали? Что вам взбрело в голову?

Эммелин медленно покачала головой:

– Я с этого места и шагу не делала.

– Я тоже. – Брайса начало колотить. – Сержант, мы в эту штуку не били. Клянусь. Мы к ней и близко не подходили. Мы этого не делали.

Молча глядя на них, Беата вдруг осознала, что откуда-то издалека доносятся крики. Она перевела взгляд на соседний Домини Диртх – обнаружила, что там тоже люди носятся так, словно весь мир спятил.

Она повернулась, посмотрела в другую сторону, где виднелся еще один Домини Диртх. Там творилось то же самое: люди вопили и бегали, как сумасшедшие. Беата пригляделась внимательнее. Перед тем Домини Диртх виднелись останки двух солдат.

Эстелла Руффин и капрал Мария Фовел подошли к тому, что осталось от Тернера. Эстелла, схватившись за голову, дико закричала. Мария отвернулась, и ее вывернуло.

Отделения, охраняющие каждый Домини Диртх, одновременно посылают патрули на осмотр территории, вспомнила Беата. Чтобы никто и ничто не проскользнуло незамеченным.

И тут она поняла. Зазвонил не только их Домини Диртх. Все Домини Диртх вдруг зазвонили сами по себе.

Кэлен держала Ричарда за рубашку. От боли он ничего не соображал, и Кэлен никак не удавалось заставить его разогнуться. Кэлен не знала, что произошло, но боялась, что догадывается.

Ричард был в смертельной опасности. В какой?

Она слышала его крик, видела, как он упал с лошади и ударился о землю. И не понимала, что случилось.

Первая мысль была – Ричарда поразила стрела. Кэлен пришла в ужас, что его поразил стрелой наемный убийца. Но почему тогда нет крови?

Она окинула взглядом окружавшую их тысячу д’харианских солдат. С первого же мгновения, как только Ричард закричал и рухнул с лошади, воины, не дожидаясь приказа, начали действовать. Мечи словно сами собой выскочили из ножен, боевые топоры моментально оказались в руках, пики взяты на изготовку.

По всему периметру солдаты соскочили с лошадей, готовые к битве. Другие, сомкнув ряды, образовали второй круг обороны, готовые ринуться в атаку. Отдельные группы рассеялись в разные стороны на поиски напавших, готовые мгновенно очистить территорию.

Кэлен знала толк в боевых подразделениях. И по реакции солдат поняла, что эти – одни из лучших. Не было необходимости отдавать приказы: воины сами мгновенно проделали все необходимые маневры, причем быстрей, чем она успела бы произнести слово.

Непосредственно вокруг Кэлен с Ричардом образовали тесный круг меченосцы бака-тау-мана с мечами на изготовку. Из чего бы ни стреляли нападавшие – из лука, арбалета или чего-то еще, – вряд ли их защитники допустят повторное нападение на Магистра Рала.

Кэлен вдруг почему-то – совсем не к месту – подумала, что Кара будет в бешенстве, ведь Кэлен обещала Морд-Сит, что не допустит, чтобы с Ричардом произошло что-то дурное.

Дю Шайю протолкнулась между мечниками и присела подле Ричарда. Она принесла с собой бурдюк воды и тряпицу – перевязать рану.

– Ты обнаружила рану?

– Нет, – ответила Кэлен, осматривая Ричарда.

Она прижала руку к его щеке. Вот таким вот было его лицо, когда он заразился чумой и бредил. Но сейчас-то это явно не болезнь – ведь он закричал и упал с лошади, а на ощупь у него жар.

Дю Шайю протерла влажной тряпицей лицо Ричарда.

Кэлен продолжила осматривать его, пытаясь обнаружить рану от арбалетного болта или дротика. Ричарда трясло, он почти уже бился в конвульсиях. Кэлен искала отчаянно, переворачивая его с боку на бок, сосредоточившись только на том, что делает, стараясь не думать ни о чем другом, чтобы не потерять самообладание.

Кэлен аккуратно перевернула Ричарда на спину, и Дю Шайю погладила его по щеке. Мудрая женщина бака-тау-мана, наклонившись, запела какой-то напев, слов которого Кэлен не понимала.

– Ничего не нахожу! – в отчаянии воскликнула Кэлен.

121
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нефритовые четки
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Странная привычка женщин – умирать
Стигмалион
Пять четвертинок апельсина
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Настоящая любовь
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь