ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга рецептов стихийного мага
Особенности кошачьей рыбалки
Фаворит. Сотник
Загадочная женщина
Земное притяжение
Дневник моей памяти
Чистая правда
Ноль ноль ноль
Дом потерянных душ
A
A

– И не найдешь, – рассеянно ответила Дю Шайю.

– Это почему?

Мудрая женщина шептала Ричарду нежные слова. Хоть Кэлен и не понимала ее языка, но чувства-то она улавливала.

– Это не телесная рана, – сказала Дю Шайю.

Кэлен поглядела на окружавших их солдат и оберегающим жестом положила руки Ричарду на грудь.

– Что ты хочешь сказать?

Дю Шайю ласково убрала руки Кэлен.

– Это рана душевная. Повреждена его душа. Позволь, я займусь им.

Кэлен бережно коснулась его щеки.

– Откуда ты знаешь? – быстро спросила она Дю Шайю. – Ты не можешь этого знать.

– Я – мудрая женщина. И умею распознавать такие вещи.

– Лишь потому…

– Ты нашла рану?

Кэлен на мгновение замолчала, оценивая собственные ощущения.

– Чем мы можем ему помочь?

– Ты помочь не сможешь ничем. – Наклонив темноволосую голову, Дю Шайю прижала ладони к груди Ричарда. – Предоставь это мне, – пробормотала она, – иначе наш муж умрет.

Кэлен откинулась на пятки и принялась наблюдать, как мудрая женщина бака-тау-мана, наклонив голову и прижав руки к груди Ричарда, впала в подобие транса. Она что-то тихо бормотала себе под нос, ее сотрясала дрожь, а руки ходили ходуном.

Дю Шайю скривилась от боли.

И вдруг опрокинулась на спину, разорвав контакт. Кэлен едва успела ее подхватить.

– Что с тобой?

– Мое могущество, – прошептала Дю Шайю. – Оно сработало. Оно вернулось.

Кэлен перевела взгляд с Дю Шайю на Ричарда. Он вроде бы стал спокойней.

– Что ты сделала? Что случилось?

– Что-то пыталось забрать его душу. Я прибегла к своему могуществу, чтобы отвести руку смерти.

– Твое могущество вернулось? – В голосе Кэлен сквозило сомнение. – Но как это может быть?

Дю Шайю покачала головой:

– Не знаю. Оно вернулось, когда Кахарин закричал и упал с лошади. Я это поняла, потому что снова ощутила связывающие меня с ним узы.

– Может, шимы убрались в Подземный мир?

Дю Шайю снова покачала головой.

– Что бы это ни было, оно прошло. Мое могущество снова исчезает. – Она посмотрела в пустоту и тихо добавила: – Исчезло. Хватило лишь на то, чтобы помочь Кахарину.

Дю Шайю спокойно приказала своим меченосцам расслабиться, сообщив, что все кончено.

Кэлен вовсе не была в этом убеждена. Она еще раз взглянула на Ричарда. Он вроде бы затих и начал спокойно дышать.

Внезапно глаза его распахнулись, и он прищурился от света.

Дю Шайю, склонившись к Ричарду, промокнула влажной тряпицей пот у него на лбу.

– Теперь с тобой все хорошо, муж мой.

– Дю Шайю, – прохрипел он, – сколько раз тебе повторять, что я тебе не муж! Ты неправильно толкуешь древние законы.

– Видишь? – улыбнулась Дю Шайю, обращаясь к Кэлен. – Ему уже лучше.

– Хвала добрым духам, что ты оказалась с нами, Дю Шайю, – прошептала Кэлен.

– Вот и скажи ему об этом, когда он начнет в следующий раз нудить, что я должна оставить его.

Кэлен невольно улыбнулась, перехватив сердитый взгляд, брошенный Ричардом на Дю Шайю. На глаза навернулись слезы, но она справилась с собой.

– Ричард, ты как? Что случилось? Отчего ты свалился с лошади?

Ричард попытался сесть, Кэлен с Дю Шайю, не сговариваясь, толкнули его обратно.

– Обе твои жены велят тебе немного отдохнуть, – сообщила Дю Шайю.

Ричард опустился на землю. Серые глаза обратились на Кэлен. Она вцепилась в его руку, мысленно вознося благодарность добрым духам.

– Не знаю в точности, – начал он. – Просто этот звук – словно оглушающий колокольный звон – внезапно взорвался в моей голове. Боль была… – Он слегка побледнел. – Не могу объяснить. Ничего подобного я в жизни не испытывал.

Ричард сел, мягко оттолкнув руки Кэлен и Дю Шайю.

– Теперь все в порядке. Что бы это ни было, оно ушло. Все прошло.

– Не уверена, – покачала головой Кэлен.

– Да не бойся же! – Ричард растерянно покачал головой. – Было такое чувство, будто что-то буквально рвало мне душу.

– Но не вырвало, – сказала Дю Шайю. – Попыталось, но не смогло.

Она говорила совершенно серьезно. И Кэлен поверила ей.

Потряхивая гривой, лошадь стояла, впечатав копыта в поросшую травой землю. Все инстинкты вопили, что надо бежать. Волны паники прокатывались по ней, но она не двигалась.

Человек ушел за водопад, в черную дыру.

Лошадь не любила дыры. Ни одна лошадь их не любит.

Человек закричал. Земля содрогнулась. Это было давно.

И с того времени она стоит неподвижно. Теперь все тихо.

Однако лошадка знала, что ее друг жив.

Она издала низкое протяжное ржание.

Лошадке было одиноко.

Для лошади нет ничего хуже одиночества.

Глава 49

Энн открыла глаза. И с удивлением разглядела в тусклом свете лицо, которое не видела вот уже много месяцев. С тех пор, как была еще аббатисой Дворца Пророков в Танимуре, что в Древнем мире.

Средних лет сестра смотрела на нее. Средних лет, если считать пятьсот с чем-то лет средним возрастом, напомнила себе Энн.

– Сестра Алессандра.

Говорить было больно. Губы заживали плохо. Челюсть до сих пор с трудом двигалась. Энн не знала, сломана она или нет. Даже если и сломана, все равно ничего не поделаешь. Будет заживать, как у всех обычных людей. Магии-то нет.

– Аббатиса, – холодно кивнула женщина.

Энн вспомнила, что у Алессандры была коса. Длинная коса, которую она всегда укладывала короной. Теперь ее седеющие волосы были обкромсаны и свисали чуть выше плеч. Энн пришло в голову, что такая прическа куда больше подходит Алессандре к ее довольно-таки выдающемуся носу.

– Я принесла вам поесть, аббатиса, если хотите.

– Почему? Почему ты принесла мне поесть?

– Его Превосходительство желает, чтобы вас кормили.

– Почему ты?

– Вы меня не любите, аббатиса, – слегка улыбнулась женщина.

Энн постаралась изобразить как можно более сердитый взгляд. Но сильно сомневалась, что с такой опухшей физиономией ей это удастся.

– Вообще-то говоря, сестра Алессандра, я люблю тебя так же, как люблю всех чад Создателя. Мне просто претят твои действия. Ты продала душу Безымянному.

– Владетелю Подземного мира. – Улыбка сестры Алессандры стала чуть шире. – Значит, вы можете любить женщину, ставшую сестрой Тьмы?

Энн отвернулась, хотя от миски с жарким шел божественный аромат. Беседовать дальше с падшей сестрой она не желала.

Будучи закованной, Энн не могла есть самостоятельно. Она безоговорочно отказалась принимать пищу из рук сестер, предавших ее вместо того, чтобы стать свободными. И до сего момента ее кормили солдаты. Эта обязанность не вызывала у них восторга. Судя по всему, результатом их отвращения к обязанности кормить старуху и было появление сестры Алессандры.

Сестра Алессандра поднесла ложку ко рту Энн.

– Вот, поешьте. Я сама приготовила.

– Почему?

– Потому что подумала, что вам понравится.

– Надоело отрывать ножки муравьям, сестра?

– Какая же у вас отменная память, аббатиса! Я не делаю этого с детства, с тех пор, как впервые появилась во Дворце Пророков. Если мне не изменяет память, именно вы убедили меня расстаться с этой привычкой, поняв, что я просто несчастна, оказавшись вдали от дома. Ну а теперь попробуйте ложечку. Пожалуйста!

Энн искренне изумилась, услышав из уст Алессандры слово «пожалуйста». И открыла рот. Есть больно, а если не есть – ослабеешь. Энн могла отказаться от пищи или найти какой-нибудь другой способ умереть, но у нее имелась не выполненная еще задача и, следовательно, повод жить.

– Неплохо, сестра Алессандра. Совсем даже недурственно.

Сестра Алессандра улыбнулась почти что с гордостью.

– Я же вам говорила! Вот, съешьте еще.

Энн ела медленно, аккуратно пережевывая мягкие овощи, стараясь не травмировать лишний раз поврежденную челюсть. Куски мяса она заглатывала не жуя.

– На губе у вас, похоже, останется шрам, – заметила Алессандра.

122
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смерть тоже ошибается…
Багровый пик
Братство бизнеса. Как США и Великобритания сотрудничали с нацистами
Флейта гамельнского крысолова
По ту сторону
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Смотрящая со стороны
Папа, ты сошел с ума
Баллада о Мертвой Королеве