ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Как любят некроманты
Монах, который продал свой «феррари»
Не прощаюсь
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Еще темнее
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Мой личный враг
A
A

На горизонте всадник размахивал белым флагом, привязанным к палке или пике. Беата не знала, на какое расстояние поражает врагов Домини Диртх. Может, если бы Карина с Аннеттой ударили в колокол, те люди и не погибли бы, но после происшествия с Тернером Беата надеялась, что никогда больше не увидит это оружие в действии. Разве что враг сам пойдет в атаку.

Беата смотрела, как странное войско ждет на месте, а несколько всадников направляются к блокпосту. Таковы правила, как объяснили Беате и солдатам вверенного ей отделения. Люди должны размахивать каким-нибудь флагом, а если их много, то лишь нескольким из них дозволяется приблизиться к блокпосту, объяснить, с каким делом они прибыли, и попросить разрешения на проезд.

Никакого риска в том, чтобы разрешить подъехать паре-тройке человек, не было. Домини Диртх мог убить врага, даже если он всего лишь в шаге от колокола. Не важно, насколько близко подъедут чужеземцы. Да и сколько их, если уж на то пошло.

Четверо чужеземцев, двое пеших и двое верховых, приближались, оставив всех остальных позади. Беата разглядела, что это двое мужчин и две женщины. Мужчина с женщиной верхом и мужчина с женщиной пешком.

Во всаднице было что-то такое…

Когда до Беаты дошло, кто эта женщина, у нее чуть сердце не выпрыгнуло.

– Видите? – напустилась она на Карину с Аннеттой. – Понимаете, что могло произойти, ударь вы в эту штуку? Вы только представьте себе, что бы тогда было!

Обе девушки в полной растерянности смотрели на приближавшихся. У Беаты коленки задрожали при одной только мысли о том, что едва не произошло.

– Положите эту штуку на место! – рявкнула она, потрясая кулаком. – И не смейте даже приближаться к Домини Диртх! Ясно вам?!

Карина с Аннеттой отсалютовали. Развернувшись, Беата побежала вниз, перепрыгивая через две ступеньки. Она и помыслить не могла, что с ней случится такое.

Что она встретится с самой Матерью-Исповедницей!

Женщина в длинном белом платье гордо сидела в седле. Рядом с ней ехал мужчина. Еще одна женщина шла пешком. Она была беременна. Слева от Матери-Исповедницы шагал мужчина в свободных одеждах непонятного покроя. При нем был меч, но в ножнах.

Всадник, что ехал справа от Матери-Исповедницы, был каким-то особенным. Беата никогда еще таких не видела. Весь в черном, с развевающимся за спиной золотым плащом.

Уж не тот ли это человек, за которого собиралась замуж Мать-Исповедница? Лорд Рал? Уж выглядит-то он точно как истинный лорд. У Беаты перехватило дыхание.

– Спускайтесь сюда! – рявкнула Беата Аннетте с Кариной.

Девушки сбежали вниз, и Беата поставила их в строй. Капрал Мария Фовел, Эстелла Руффин и Эммелин стояли справа от Беаты. Парочка с платформы присоединилась к троим андерцам слева – Норрису, Карлу и Брайсу. Выстроившись в линейку, они не сводили глаз с приближавшихся чужеземцев.

Когда Мать-Исповедница спешилась, все отделение вместе с Беатой, не дожидаясь приказа, рухнуло на колени и склонилось в глубоком поклоне. Беата видела прекрасное белое платье Матери-Исповедницы, ее роскошные длинные каштановые волосы. Никогда еще Беата не видела таких красивых и длинных волос. Она привыкла видеть темные шевелюры андерцев и рыжие головы хакенцев, но эти каштановые, отливающие на солнце темно-медовым оттенком волосы казались такими чудесными, словно их обладательница – некое неземное существо.

Беата радовалась, что стоит, опустив голову, – она до смерти боялась встретиться взглядом с Матерью-Исповедницей. И страх был куда сильнее любопытства.

Всю жизнь она слышала рассказы о могуществе Матери-Исповедницы, о воздействии ее магии, о том, что одним взглядом она способна превратить того, кто придется ей не по нраву, в камень или сотворить еще что-нибудь ужасное.

Тяжело дыша, Беата ловила ртом воздух. Кто она такая? Жалкая хакенская девчонка. Как может она предстать перед Матерью-Исповедницей?

– Встаньте, дети мои, – раздался голос.

И этот голос – ласковый, чистый и безоговорочно добрый – успокоил страхи Беаты. Она никогда не думала, что у Матери-Исповедницы может оказаться такой… такой женственный голос. Скорее ее голос должен был быть подобен гласу духа, вещающему из мира мертвых.

Беата вместе со всем отделением поднялась с колен, но голову не поднимала, по-прежнему опасаясь смотреть на Мать-Исповедницу. Беате никто не говорил, как надо себя вести в таких случаях, ведь никому и в голову не пришло, что такое может произойти с ней, обычной хакенской девчонкой. Но вот она, Мать-Исповедница, перед ней, наяву.

– Кто здесь главный? – спросила так же ласково Мать-Исповедница, но не различить властные нотки было просто невозможно. Ну что ж, во всяком случае – она явно не собирается обрушивать молнию кому-то на голову.

Беата не поднимая глаз, сделала шаг вперед.

– Я, Мать-Исповедница.

– И ты?..

Сердце Беаты по-прежнему бешено колотилось, и она не могла заставить себя унять дрожь.

– Ваша покорная слуга, Мать-Исповедница. Сержант Беата.

Беата вся сжалась, когда ласковые пальцы приподняли ее подбородок. А потом она посмотрела прямо в зеленые глаза Матери-Исповедницы. Это было все равно что смотреть на высокого, красивого, улыбающегося доброго духа.

Добрый дух или нет, но Беата застыла, охваченная ужасом.

– Рада с тобой познакомиться, сержант Беата. Это Дю Шайю, друг, – указала она, – и Джиаан, тоже друг. – Мать-Исповедница положила руку на плечо стоявшего рядом с ней высокого мужчины. – А это – Магистр Рал, – представила она, широко улыбаясь. – Мой муж.

Беата наконец перевела взгляд на Магистра Рала. Он тоже любезно улыбался. Никогда столь знатные особы не улыбались Беате такой вот улыбкой. Все это происходит сейчас с ней потому, что она вступила в армию Андерита и стала наконец хакенкой, делающей настоящее доброе дело вопреки своей гнусной хакенской сущности.

– Не возражаете, если я поднимусь и погляжу на Домини Диртх, сержант Беата? – спросил Магистр Рал.

Беате пришлось сначала откашляться.

– Ну… э-э… нет, господин. То есть да, господин, пожалуйста, я с удовольствием покажу вам Домини Диртх. То есть почту за честь. То есть для меня это большая честь – показать вам Домини Диртх.

– А наши люди? – спросила Мать-Исповедница, милостиво положив конец жалкому бормотанию Беаты. – Им можно подъехать, сержант?

– Простите меня, – поклонилась Беата. – Прошу прощения. Конечно, можно, Мать-Исповедница. Конечно. Простите. Если позволите, я об этом позабочусь.

Дождавшись кивка Матери-Исповедницы, Беата рысью взлетела наверх впереди Магистра Рала, чувствуя себя полной дурой из-за того, что не сказала Матери-Исповеднице «добро пожаловать в Андерит». Схватив рог, она протрубила для соседей сигнал «все в порядке». Потом повернулась к поджидавшим на почтительном расстоянии солдатам и проиграла длинную ноту – дать знать, что им дано разрешение спокойно приблизиться к Домини Диртх.

Магистр Рал поднимался по ступенькам. Беата опустила рог и прижалась спиной к перилам. В этом человеке было что-то такое, от чего у нее перехватывало дыхание. Даже сам министр культуры, до того, как он сделал с ней то, что сделал, не вызывал у нее такого благоговения, как этот мужчина, Магистр Рал.

И дело не только в его высоком росте, широченных плечах, серых пронзительных глазах, черно-золотом облачении с широким кожаным поясом со странными символами и отделанными золотом кожаными кошелями. Все дело в его внушительном виде.

Он не выглядел таким лощеным и благопристойным, как высокопоставленные андерцы вроде Далтона Кэмпбелла или министра культуры. Нет, скорее – благородным, решительным и в то же время… опасным.

Смертельно опасным.

Он был красивым и вежливым, но Беата нутром чуяла, что, если Магистр Рал вдруг гневно посмотрит на нее своими серыми глазами, она вполне может умереть на месте от этого взгляда.

Если кто и мог быть достойным супругом Матери-Исповеднице, так это только он.

Беременная женщина тоже поднялась наверх, внимательно изучая все. В этой темноволосой женщине тоже чувствовалось что-то благородное. Она и тот, второй мужчина, оба темноволосые, выглядели почти как андерцы. Такого странного платья, как на этой женщине, Беата сроду не видала: по всей длине рукавов и на плечах были прикреплены разноцветные полоски ткани.

125
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная история
Интернет вещей. Новая технологическая революция
Ключ к сердцу Майи
Поющая для дракона. Между двух огней
Не прощаюсь
Княгиня Ольга. Зимний престол
Последняя гастроль госпожи Удачи
Отголоски далекой битвы