ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смотрящая со стороны
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Mass Effect. Андромеда: Восстание на «Нексусе»
Что скрывают красные маки
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Академия пяти стихий. Возрождение
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Искупление вины
Кофейня на берегу океана
A
A

– Именно поэтому это и зовется капитуляцией! – решительно проговорил Ричард.

– Но вы хотите, чтобы наш народ перестал быть тем, что он есть, и стать единым с вами и вашим народом. Мне кажется, вы не понимаете, что это значит. Вы просите нас отказаться не только от нашей самостоятельности, но и от нашей культуры. Разве вы не видите? Мы можем перестать быть тем, что мы есть. Нашей культуре тысячи лет. И вот теперь являетесь вы, один человек, и требуете, чтобы целый народ отказался от своей истории? Неужели вы думаете, что нам так легко отказаться от нашего наследия, наших обычаев, нашей культуры?

Ричард побарабанил пальцами по столу. Он оглядел наслаждавшихся ужином гостей, не имеющих ни малейшего представления о тех серьезных вещах, что обсуждаются сейчас за верхним столом.

– Вы неправильно это трактуете, министр. Мы вовсе не намерены уничтожать вашу культуру. – Ричард наклонился поближе к андерцу. – Хотя из того, что мне доводилось слышать, в ней есть кое-какие несправедливые аспекты, которых мы не допустим. По нашему закону все равны. И если вы будете соблюдать общие законы, вы можете сохранять вашу культуру сколько угодно.

– Да, но…

– В первую очередь это необходимо для сохранения свободы сотен тысяч жителей Нового мира. Мы не можем ставить под угрозу так много людей. Если вы к нам не присоединитесь, мы вас захватим. А когда это произойдет, вы будете лишены права голоса при принятии общих законов и выплатите контрибуцию, которая выбьет из колеи вашу страну на несколько поколений. – Глаза Ричарда горели так, что министр даже слегка отодвинулся. – Но будет куда хуже, если Имперский Орден доберется до вас первым. Они не будут требовать контрибуции. Они вас уничтожат. Перебьют и поработят вас.

– Имперский Орден потребовал капитуляции Эбиниссии, – сдержанно сообщила Кэлен. – Я была там. И видела, что сотворили имперцы с жителями, когда те отказались сдаваться и становиться рабами. Солдаты Имперского Ордена подвергли пыткам и вырезали всех мужчин, женщин и детей в городе. Всех до единого. Никто не остался в живых.

– Ну, любой, кто…

– В резне принимали участие более пятидесяти тысяч имперцев, – ледяным тоном продолжила Кэлен. – Я командовала войсками, которые перебили их. Мы убили всех до последнего тех солдат и офицеров Ордена, которые принимали участие в резне в Эбиниссии. – Кэлен наклонилась к министру. – Многие из них молили о милосердии. Но я провозгласила моей властью Матери-Исповедницы, что Ордену не будет никакой пощады! И сюда входят и те, кто выступает на его стороне. Мы уничтожили этих людей всех до единого, министр. Всех до единого.

После этих слов за столом повисло всеобщее молчание. Тереза, жена Далтона Кэмпбелла, выглядела так, будто готова бежать отсюда куда глаза глядят.

– Ваше единственное спасение – присоединиться к нам, – наконец сказал Ричард. – Вместе мы образуем огромную силу, способную опрокинуть Орден и сохранить мир и свободу в Новом мире.

– Как я уже сказал, – заговорил министр Шанбор, – будь выбор за мной, я бы согласился присоединиться к вам. И моя жена тоже. И Далтон. Только дело в том, что император Джеган сделал щедрое предложение, предложил мир и…

– Что?! – Кэлен вскочила. – Вы ведете переговоры с этими убийцами?!

Некоторые гости в зале прервали свои беседы и глянули на верхний стол. А некоторые, как заметил Ричард, вообще все время не отрывали глаз от министра и его гостей.

Министр впервые не растерялся.

– Когда твоей стране угрожают две противостоящие друг другу силы, ни одну из которых мы не приглашали, наш долг вождей и советников выслушать обе стороны. Мы не хотим воевать, но война сама пришла к нам. И мы обязаны выяснить, какой выбор нам предлагают. Вы не можете винить нас в том, что мы желаем тщательно взвесить наши возможности.

– Свобода или рабство, – отрезал Ричард, встав рядом с женой.

Министр тоже поднялся.

– У нас, в Андерите, не считается оскорблением выслушать то, что люди хотят сказать. Мы не нападаем на людей, если они нам не угрожают. Имперский Орден просил нас не слушать вас, но вы тем не менее здесь. Мы предоставляем всем возможность высказаться.

Рука Ричарда напряглась на эфесе меча. Он был готов почувствовать выложенные золотой проволокой буквы слова «Истина» и на мгновение удивился, когда не обнаружил их.

– И какую же ложь вам выдал Орден, министр?

– Как я уже сказал, ваше предложение нам нравится больше, – пожал плечами андерец.

Он жестом предложил гостям сесть. Ричард с Кэлен неохотно вернулись на свои места.

– Говорю вам прямо в лицо, министр, – заявил Ричард. – Чего бы вы там ни добивались, от нас вы этого не получите. Даже не утруждайтесь выставлять ваши условия. Как мы уже объяснили вашим представителям в Эйдиндриле, мы выдвинули равные требования для всех стран. И чтобы все было по справедливости, никаких исключений не будет. Ни для кого. Ни исключения, ни особых привилегий.

– А мы ничего и не просим, – ответил министр Шанбор.

Кэлен легонько коснулась его спины, и Ричард воспринял это как сигнал успокоиться и сдержать гнев. Глубоко вдохнув, он напомнил себе о цели их пребывания. Кэлен права. Сначала думать, потом действовать.

– Ладно, министр, так что же не позволяет вам принять наши условия?

– Ну, как я уже сказал, будь на то моя воля…

– Что именно? – убийственным тоном переспросил Ричард. Похоже, успокоиться не вышло.

Он уже подумывал о своих войсках, расположенных в миле от поместья. Для д’харианских элитных войск смести охрану поместья – плевое дело. Это не то решение, к которому хотелось бы прибегать, но у него может просто не оказаться выбора. Нельзя дать министру – вольно или невольно – помешать им остановить Джегана.

Министр откашлялся. Гости за столом застыли, боясь пошевелиться, будто могли прочитать в глазах Ричарда его мысли.

– Это касается всех жителей нашей страны. Вы хотите, чтобы мы отказались от нашей культуры, как и Имперский Орден, хотя, возможно, вы внесете и меньше изменений в наш уклад, чем Орден, и мы сможем сохранить кое-что из наших обычаев. Такую перемену я навязать своему народу не имею права. Они сами должны решать.

– Что? – нахмурился Ричард. – Что вы имеете в виду?

– Я не могу диктовать в этом вопросе. Население само должно решить, что делать дальше.

Ричард поднял ладонь и опустил на стол.

– Но как они могут это сделать?

Министр облизнул губы.

– Они сами решат свою судьбу голосованием.

– Чем-чем? – спросила Кэлен.

– Голосованием. В этом деле каждому должна быть дана возможность высказать свое мнение.

– Нет, – спокойно отрезала Кэлен.

– Но, Мать-Исповедница, – развел руками министр, – вы же сказали, что речь идет о свободе нашего народа. Как вы можете настаивать на том, чтобы я принимал единолично решение по столь важному вопросу, не выслушав мнение народа?

– Нет, – повторила Кэлен.

Сидящие за столом были в шоке. У госпожи Шанбор глаза чуть не вылезли из орбит. Далтон Кэмпбелл резко выпрямился, слегка приоткрыв рот. У Терезы от изумления брови встали домиком. Ясно, что никто из них не знал о намерениях министра и, судя по всему, не считал его решение таким уж мудрым. Но все же никто не проронил ни слова.

– Нет, – снова сказала Кэлен.

– Тогда как вы можете рассчитывать на то, что наш народ поверит, что вы искренне боретесь за свободу, если вы отказываете им в праве самим решить свою судьбу? Если вы предлагаете настоящую свободу, то почему вы тогда боитесь свободного волеизъявления народа в решении его же судьбы? Если вы – за справедливость и равенство, а Имперский Орден – жестокий и лживый, то почему вы не хотите позволить нашему народу свободно принять вашу сторону? Разве есть что-то плохое в том, чтобы дать людям возможность самим решить свою судьбу и сделать свободный выбор?

Ричард поглядел на Кэлен.

– А он дело…

– Нет! – прошипела она.

Никто за столом так и не шелохнулся. Будущее страны висело на волоске.

130
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маркетинг от потребителя
Папа, ты сошел с ума
Дерзкий рейд
Птице Феникс нужна неделя
Катарсис. Северная Башня
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
По ту сторону
Купец
Вероломная обольстительница