ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Майя
Ложь без спасения
Флейта гамельнского крысолова
Частная жизнь знаменитости
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Очарованная мраком
Зона Икс. Черный призрак
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Цветок Трех Миров
A
A

Бертран посмотрел на жену, потом – на Далтона.

– Разве вы не видите? Мы с легкостью выиграем эту игру.

– Голоса андерцев, мы, возможно, и получим, – возразила Хильдемара. – А как насчет хакенцев? Ты вручил нашу судьбу в руки хакенцев, которые во много раз превосходят нас по численности! Они-то предпочтут свободу!

– Вряд ли. Хакенцев держат в невежестве. Они не способны разобраться вообще ни в чем. Они верят, что получить что-либо – работу, еду, даже право вступить в армию – могут исключительно из наших рук. Они верят, что все свободы, которые у них есть или которые они надеются получить, им могут даровать лишь андерцы. Свобода влечет за собой ответственность – не самый легкий путь, чтобы хакенцы предпочли его.

Хильдемару его слова явно не убедили.

– Ты уверен? – скептически поинтересовалась она.

– Отправим ораторов, которые, заламывая руки и рыдая горючими слезами, будут всяческим образом демонстрировать глубокий ужас перед тем, какая судьба уготована народу в лапах жестокой Д’Харианской империи и Магистра Рала, который не имеет ни малейшего представления о нуждах хакенцев и которого волнует лишь его черная магия. Хакенцы перепугаются до смерти от перспективы потерять те крохи, что мы им даруем, и сами побегут сломя голову прочь от манны небесной, если мы просто-напросто заставим их поверить, что эта манна – яд.

Далтон тут же принялся взвешивать варианты. Да, этот план вполне можно осуществить.

– Мы должны тщательно продумать, как все это должным образом обставить, – кивнул он. – Лучше всего, если сами мы останемся в стороне.

– Именно это я и думаю, – улыбнулся Шанбор.

– Да-а… – протянула Хильдемара, мысленно представив себе схему. – Мы должны вести себя так, будто обращаемся к народу за советом, а действовать должны другие.

– Озвучивать составленные нами тексты будем не мы, – кивнул Бертран. – Мы должны любой ценой оставаться выше этого, будто у нас связаны руки благородной приверженностью чести и мы доверяем нашу судьбу мудрости народа, ставя их желания превыше всего.

– У меня есть люди, которые смогут отлично найти верный тон. – Далтон потеребил губу. – Куда бы ни двинулся Магистр Рал, наши люди должны появляться за ним следом и произносить подготовленные нами речи.

– Верно, – снова кивнул Бертран. – Речи резкие, пугающие и пламенные.

Далтон глубоко задумался, прикидывая, что понадобится для воплощения этого плана.

– Магистр Рал с Матерью-Исповедницей, – сказал он наконец, – предпримут очень быстрые и весьма неприятные действия, если хотя бы заподозрят нечто подобное. Вообще-то будет куда лучше, если они никогда не узнают о том, что наши посланцы говорят людям. Во всяком случае, вначале. Наши послания должны поступать на места лишь после того, как Магистр Рал уедет оттуда. Пусть Магистр Рал говорит что хочет. А мы придем следом и распишем во всей красе, что те свободы, которые он предлагает, – ложь. Запугаем народ до помешательства.

Далтон знал, насколько легко при помощи верных слов манипулировать сознанием людей, особенно если они запутались в противоречиях и заняты другими заботами.

– Если все проделать как следует, народ решительно поддержит нас, а мы как раз в это время этот самый народ и предадим, – улыбнулся Далтон. – Когда я проверну операцию, они сами радостно благословят нас на это!

Бертран отхлебнул рома.

– Вот теперь ты снова соображаешь, как тот человек, которого я взял на работу!

– Но когда народ отринет его, Магистр Рал, несомненно, весьма бурно воспримет свое поражение. Он прибегнет к силе, – не сдавалась Хильдемара.

– Возможно. – Бертран поставил кубок на стол. – Но к тому времени Имперский Орден уже завладеет Домини Диртх, Магистр Рал уже ничего не сможет поделать. Они с Матерью-Исповедницей окажутся в изоляции и без всякой надежды на подкрепление.

– Магистр Рал с Матерью-Исповедницей окажутся в Андерите в ловушке… – Хильдемара наконец улыбнулась, сжав кулаки. – И Джеган заполучит их!

– И вознаградит нас! – ухмыльнулся Бертран. Он повернулся к Далтону: – Где расположен д’харианский отряд?

– Между поместьем и Ферфилдом.

– Отлично! Предоставь Магистру Ралу с Матерью-Исповедницей все, что захотят. Пусть ездят, где им заблагорассудится. Мы должны быть безупречны.

Далтон кивнул:

– Они сказали, что желают посетить библиотеку.

Бертран снова хлебнул рома.

– Прекрасно. Пусть себе посещают и смотрят что хотят. В библиотеке нет ничего, что поможет им.

* * *

Ричард обернулся на шум.

– Кыш! – закричала Ведетта Фиркин, размахивая руками. – Кыш, ворюга!

Сидевший на прибитой к верху ставня доске ворон отпрыгнул, взмахнув крыльями и громко выражая свое недовольство. Ведетта, оглядевшись, схватила стоявшую поблизости палку, которой открывали окна. Размахивая ею, как мечом, библиотекарша попыталась прогнать ворона. Растопырив крылья и взъерошив перья, вставшие рожками на голове, птица отпрыгнула, громко каркнув на Ведетту.

Ведетта же снова шуганула огромную черную птицу. На сей раз ворон предпринял стратегическое отступление на ближайшую ветку и с безопасной позиции разразился сварливой речью.

Ведетта Фиркин захлопнула окно, поставила палку и, победно отряхнув руки, вернулась к посетителям.

Чтобы успокоить Ведетту, Ричард и Кэлен переговорили с ней, как только пришли в библиотеку. Ричард хотел добиться ее расположения, чтобы библиотекарша вдруг не вспомнила, что, возможно, ей стоит прятать от них книги, и полностью очаровал ее.

– Извините, – тихо проговорила Ведетта и поспешила к Ричарду с Кэлен. – Я прибила эту доску, чтобы кормить птиц, но мерзкие вороны все время крадут корм.

– Вороны тоже птицы, – заметил Ричард.

Библиотекарша выпрямилась, слегка озадаченная.

– Да, но… Это же вороны! Вредные птицы! Они воруют семена, и тогда эти милые певчие птички не прилетают. А я так люблю певчих птиц!

– Понятно, – улыбнулся Ричард и снова занялся книгой.

– Но, как бы то ни было, извините за беспокойство, Магистр Рал, Мать-Исповедница. Я просто не хотела, чтобы эти крикливые вороны мешали вам по своему обычаю. Лучше всего прогнать их сразу. Теперь я постараюсь, чтобы он больше не отвлекал вас.

– Спасибо, госпожа Фиркин! – улыбнулась пожилой женщине Кэлен.

Та уже собиралась уйти, но остановилась.

– Простите, что говорю вам это, Магистр Рал, но у вас такая чудесная улыбка! Когда вы улыбаетесь, вы очень похожи на одного моего друга.

– Правда? И на кого же? – рассеянно поинтересовался Ричард.

– На Рубена. – Библиотекарша покраснела. – Очень благородный мужчина.

Ричард продемонстрировал столь пленившую ее улыбку.

– Уверен, он охотно вам улыбался, госпожа Фиркин.

– Рубен… – пробормотала Кэлен, когда библиотекарша пошла прочь. – Напоминает мне Зедда. Он иногда любил называться этим именем.

Ричард вздохнул, скучая по деду.

– Хотел бы я, чтобы старик сейчас был с нами! – шепнул он Кэлен.

– Если вам что-то понадобится, – сказала через плечо госпожа Фиркин, – пожалуйста, без колебаний спрашивайте меня. Я весьма неплохо знаю культуру Андерита и его историю.

– Да, конечно. Благодарю вас, – отозвался Ричард и, пользуясь тем, что пожилая дама повернулась к ним спиной, под столом ласково погладил Кэлен по бедру.

– Ричард! – повысила голос Кэлен. – Занимайся делом!

Ричард покачал головой. Было бы куда проще сосредоточиться на чтении, не ощущай он подле себя ее тепла. Захлопнув книгу, он взял следующую – книгу актов гражданского состояния – и просмотрел на предмет чего-нибудь более или менее полезного.

Впрочем, ничего полезного они пока не нашли, зато Ричард сумел обнаружить достаточно сведений, чтобы сложить в единое целое факты, которые могли пригодиться. Без сомнения, библиотека стоила затраченного на нее времени. Это была действительно библиотека культуры. Ричард сомневался, что большинство посетителей имели хотя бы малейшее представление о мрачной истории их страны, спрятанной на самом виду. Увы, им мешали предубеждения.

133
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Паутина миров
Семья мадам Тюссо
Целуй меня в ответ
Дочери смотрителя маяка
Демон никогда не спит
Союзник
Ответное желание
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера