ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блог на миллион долларов
Потерянная Библия
Дочь того самого Джойса
Инстаграм: хочу likes и followers
Игра Джи
День, когда я начала жить
Печальная история братьев Гроссбарт
Раунд. Оптический роман
Пообещай
A
A

Когда мы все дружно прошли уже довольно много, Ричард предложил нам вернуться и не мокнуть зря под дождем. Особенно он настаивал, чтобы я поторопилась обратно к вам. Подозреваю, что они хотели ехать как можно быстрее, а мы их задерживали, но они слишком вежливые, чтобы сказать об этом вслух.

Ричард с Кэлен обняли меня и пожелали всего наилучшего. Женщина в красной коже обнимать меня не стала, но склонила голову, выказывая мне свое уважение, а Кэлен перевела мне ее слова. Она пожелала сообщить мне, что будет защищать Ричарда и Кэлен. Она хорошая, эта странная женщина в красном, хотя она и не из Племени Тины. Я пожелала им всем всего хорошего.

Мы все, кто пошел в степь, стояли под дождем и махали им вслед, пока они не превратились в маленькие точки на горизонте. Тогда Птичий Человек попросил нас склонить головы. И все вместе, следуя его словам, мы попросили духов наших предков присмотреть за людьми нашего племени и охранять их во время путешествия. А потом Птичий Человек призвал ястреба и послал его с ними в знак того, что наши сердца остаются с ними. Мы подождали, пока даже ястреб, кружащийся над ними, стал неразличим.

А потом вернулись домой.

Наклонив голову, Ниссел приподняла бровь.

– Это тебя удовлетворило больше, чем мое простое сообщение, что они отбыли?

Зедд откашлялся, подумав, что эта тетка, когда ей некого лечить, должна учить сарказму.

– Что она сказала? – снова спросила Энн.

– Она сказала, что они уехали.

– Она уверена?

Зедд отбросил одеяло.

– Откуда мне знать? Она много болтает. Но мне кажется, что они все же уехали.

Энн тоже отбросила шерстяное одеяло.

– Я уж думала, что потом изойду под этой колючей штукой.

Им пришлось все это время терпеливо и молча лежать под одеялами из опасения, что Ричард вдруг заявится обратно с каким-нибудь вопросом или новой идеей. Мальчик частенько выкидывал всякие неожиданные номера. Зедд не рискнул поставить под угрозу весь план и позволить какой-то мелочи сорвать его.

Пока они ожидали, Энн фырчала и потела. Зедд же предпочел вздремнуть.

Довольная тем, что Зедд обратился к ней за помощью, Ниссел пообещала проследить за отбывающей троицей и сразу сообщить, как только они уедут. При этом она сказала, что пожилым людям надо держаться друг друга, в этом их единственная защита от наглых юнцов. Зедд был с ней полностью согласен. Энн в ответ лишь сверкнула глазами.

Зедд стряхнул с рук солому и оправил балахон. Спина у него затекла.

– Спасибо за помощь, Ниссел, – обнял он пожилую знахарку. – Премного тебе благодарны.

Та хихикнула ему в плечо.

– Для тебя – все что угодно.

И перед уходом ущипнула его за зад.

– Как насчет этой тавы с медом, солнышко? – подмигнул ей Зедд.

Ниссел вспыхнула. Взгляд Энн перебегал с одного на другую.

– Что ты ей сказал?

– О, просто поблагодарил за помощь и спросил, нельзя ли принести нам чего-нибудь поесть.

– Это самые колючие одеяла, что я помню за всю свою жизнь, – пробурчала Энн, яростно почесывая руку. – Передай Ниссел мою благодарность, но, если не возражаете, я обойдусь без щипка за задницу.

– Энн присоединяется к моей искренней благодарности. И она намного старше меня.

В Племени Тины возраст придавал больше значимости.

Морщинистое лицо Ниссел расплылось в ухмылке, и она потрепала его по щеке.

– Пойду принесу вам обоим тавы с чаем.

– Похоже, она твоя большая поклонница. – Энн, отбросив волосы на спину, проводила взглядом удалившуюся знахарку.

– А почему бы и нет?

Энн закатила глаза и стряхнула с платья солому.

– Когда это ты выучил язык Племени Тины? Ты никогда не говорил Ричарду с Кэлен, что знаешь его.

– Ой, да я выучил его много лет назад! Я вообще много чего знаю. Но далеко не обо всем сообщаю. Кроме того, я всегда считал, что полезно иметь пространство для маневра. Может пригодиться. Вот как сейчас, например. Но я никогда на самом деле не лгал.

Энн издала какой-то непонятный звук.

– Может, это и не ложь, но все же обман.

– Кстати, об обмане, – улыбнулся ей Зедд. – Я считаю, что ты сыграла просто блестяще. Весьма убедительно.

Это заявление застало Энн врасплох.

– Ну, я… э-э… Спасибо, Зедд, полагаю, да, я была очень убедительна.

– Безусловно, – потрепал он ее по плечу.

Улыбку сменил подозрительный взгляд.

– Не пытайся меня умаслить, старик! Я намного тебя старше и все это уже видела-перевидела. – Она погрозила ему пальцем. – Тебе прекрасно известно, что я на тебя зла!

– Зла? На меня? – ткнул себя пальцем в грудь Зедд. – Что я такого сделал?

– Что ты сделал? Мне нужно тебе напомнить слово «Шнырк»? – Она принялась вышагивать маленькими кругами, подняв руки со скрюченными пальцами, изображая некое чудовище. – Ой, как страшно! Вот идет Шнырк! Ой, какой ужас! Ой-ой, какой кошмар!

Она резко остановилась перед ним.

– Да что это взбрело в твою безмозглую башку?! Откуда вылезло это вздорное словечко «Шнырк»?! Ты что, спятил?!

– А что не так с названием «Шнырк»? – возмутился Зедд.

Энн уткнула кулаки в свои объемистые бока.

– Что не так? Да что это за название «Шнырк» для воображаемого монстра?

– Ну, вообще-то очень хорошее.

– Хорошее?! Да меня чуть удар не хватил, когда ты это сказал! Я была уверена, что Ричард тут же сообразит, что мы все сочинили, и будет долго смеяться! Да я сама чуть было не расхохоталась!

– Будет долго смеяться? А что такого смешного в слове «Шнырк»? Отличное слово. Присутствуют все необходимые элементы жуткого создания.

– Ты окончательно сбрендил? Да десятилетние пацаны, которых я застукивала за какой-нибудь шкодой, которых хлебом не корми, дай только выдать какую-нибудь историю о преследующих их монстрах, так вот они могли мгновенно придумать, когда я хватала их за ухо, с десяток названий куда лучше, чем «Шнырк»! Ты хоть понимаешь, каких усилий мне стоило сохранить серьезное выражение лица? Не будь стоящая перед нами проблема столь серьезной, мне бы вообще вряд ли это удалось! А когда ты сегодня не единожды повторил его, я думала, что наша затея рухнет в одночасье!

– Что-то я не заметил, чтобы они смеялись, – скрестил Зедд руки на груди. – Они все трое сочли это довольно пугающим. Мне показалось, что у Ричарда задрожали колени, когда я впервые назвал это имя.

Энн в сердцах хлопнула себя по лбу.

– Нам помогла только чистая случайность! Ты мог все испортить своей глупостью! – Она помотала головой. – Шнырк! Надо же! Шнырк!

Зедд подозревал, что скорее всего таким образом проявляются ее отчаяние и страх, и решил не мешать ей бухтеть и вышагивать. Наконец Энн остановилась и уставилась на него, искрясь яростью.

– Да где ты вообще, во имя Создателя, выудил такое бредовое имя для монстра? Шнырк, ну надо же! – буркнула она себе под нос.

Зедд почесал затылок и откашлялся.

– Ну, откровенно говоря, в молодости, когда я только что женился, я принес моей молодой жене котенка. Она полюбила эту зверюшку и все время смеялась над ее проделками. И мне ужасно нравилось, как у Эрилин от смеха слезы текут, когда она наблюдала за этим крошечным комочком шерсти. Я спросил ее, как бы ей хотелось назвать котенка, а она ответила, что ей так нравится наблюдать за ним, когда он шныряет повсюду, изучая предметы, что ей хочется назвать его Шнырк. Вот откуда я взял это имя. Именно поэтому оно мне всегда нравилось.

Энн закатила глаза. Потом, поразмыслив над словами Зедда, вздохнула. Она хотела было что-то сказать, но передумала и, снова вздохнув, сочувственно погладила его по руке.

– Ладно, все обошлось, – подвела она итог. – Все обошлось. – Наклонившись, Энн подцепила пальцем одеяло и, сворачивая его, спросила: – А с бутылкой? Той, что, как ты сказал Ричарду, находится в личном анклаве Великого Волшебника в замке? Каких пакостей можно ожидать, когда он ее разобьет?

32
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Бумажная магия
Шестнадцать деревьев Соммы
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
О темных лордах и магии крови
Последний борт на Одессу
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Трамп и эпоха постправды