A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
173

– Ой, да это обычная бутылка, которую я однажды купил во время путешествия. Когда я ее увидел, меня потрясло мастерство, с каким сделана эта грациозная вещица. И после долгой торговли с продавцом я наконец сбил цену и купил ее очень недорого. Бутылка мне так понравилась, что по возвращении я поставил ее на постамент. А заодно она служила напоминанием о моем умении торговаться, поскольку я приобрел ее за удивительно низкую цену. Я посчитал, что там она хорошо смотрится и позволяет мне гордиться собой.

– Ну разве ты не умничка! – подколола его Энн.

– Да, большая. Немного спустя я увидел точно такую же бутылку, которая стоила вдвое меньше, причем без всякого торга. И я оставил купленную бутылку на постаменте как напоминание о том, что не надо много о себе мнить лишь потому, что ты Волшебник первого ранга. Так что это просто старая бутылка, хранящаяся как напоминание о полученном уроке. Поэтому, когда Ричард ее разобьет, не случится ровным счетом ничего.

Энн, захихикав, покачала головой.

– Не будь у тебя волшебного дара, боюсь даже представить, что бы из тебя выросло.

– А я боюсь того, что нам предстоит обнаружить.

Уже сейчас, поскольку его магические способности уменьшались, Зедд начал ощущать ломоту в костях и слабость в мышцах. А ведь будет еще хуже.

От мрачной правды этих слов улыбка Энн исчезла.

– Я этого не понимаю. То, что ты сказал Ричарду, – правда. Кэлен должна быть его третьей женой, иначе она не может призвать шимов в этот мир. А мы знаем, что шимы здесь, хоть это и невозможно. Даже если принять во внимание вывернутые способы, какими магия может интерпретировать события, чтобы выполнить все требования, необходимые для воплощения в жизнь каких-то вещей, Кэлен все равно лишь вторая его жена. Была та девушка, Надина, и Кэлен. Один плюс один равно двум. Кэлен может быть лишь второй по счету.

– Мы знаем, что шимов призвали, – пожал плечами Зедд. – Так что нам нужно думать над этой проблемой, а не над тем, почему так вышло.

Энн сварливо кивнула.

– Думаешь, этот твой внучек сделает так, как ему сказано, и отправится прямо в замок?

– Он обещал.

Энн уставилась на старого волшебника.

– Мы с тобой говорим о Ричарде, не забыл?

Зедд беспомощно развел руками.

– Не знаю, что мы еще могли сделать, чтобы вынудить его ехать в замок. Мы дали ему все возможные мотивации, от благородных до эгоистических, чтобы он поспешил туда. Ему деваться некуда. Мы продемонстрировали ему все ужасающие последствия, если он не сделает того, что ему велели.

– Да… – Энн погладила свернутое под мышкой одеяло. – Мы сделали все, разве что правды не сказали.

– Мы практически сказали ему правду о том, что произойдет, если он не поедет в замок. Это вовсе не ложь, если не считать того, что вся правда еще более мрачная, чем нарисованная нами картинка. Я знаю Ричарда. Кэлен призвала шимов, чтобы спасти ему жизнь. И он предпринял бы все мыслимое и немыслимое, чтобы вернуть все на свои места. И сделал бы только хуже. Мы не можем позволить ему играть с огнем. Мы дали ему то, что ему нужно больше всего, – способ помочь. Его единственное спасение – замок. Шимы не могут настигнуть его там, где их призвали, а Меч Истины скорее всего единственная волшебная вещь, которая еще действует. Мы обо всем позаботимся сами. Кто знает, если он окажется вне их досягаемости, возможно, угроза умрет сама по себе.

– Надежда довольно слабая. Впрочем, полагаю, ты прав, – согласилась Энн. – Он очень решительный человек. Весь в деда.

Энн аккуратно положила одеяло на матрас.

– Но он должен быть защищен любой ценой. Он – вождь Д’Хары и собирает под свои знамена земли, чтобы сразиться с Имперским Орденом. А в Эйдиндриле, помимо того что он там будет в безопасности, он сможет продолжать ковать новый союз. Он уже доказал свои способности вождя. Пророчества предупреждают, что только у него есть шанс успешно вести нас в этой борьбе. Без него нам наверняка конец.

Вернулась Ниссел с подносом тавы с медом и мятой. Улыбнувшись Зедду, она предоставила Энн снять три горячие чашки чая, которые она тоже принесла. Ниссел поставила поднос на пол перед матрасами и уселась на тот, на котором прежде лежал Зедд. Энн подала знахарке чашку и пристроилась на свернутом одеяле в голове второго матраса.

– Иди сядь и поешь немного тавы с медом, прежде чем тронешься в путь, – похлопала Ниссел подле себя по матрасу.

Зедд, размышляя о серьезных вещах, с едва заметной улыбкой опустился с ней рядом. Знахарка почувствовала его смурное настроение и молча приподняла поднос, предлагая таву. Зедд, видя, что она понимает его озабоченность, хоть и не знает причины, благодарно обнял ее рукой за плечи и взял кусок тавы.

– Жаль, что нам ничего не известно об этой книге, что упомянул Ричард. «Близнец Горы». – Зедд слизнул мед с хрустящей корочки. – И хотелось бы мне знать, что он сам о ней знает.

– Похоже, ничего. Верна сообщила лишь, что книга уничтожена.

Об этом Энн знала еще до того, как Ричард спросил. Она предложила спросить при помощи путевого журнала, хотя магия последнего уже исчезла, лишь для того, чтобы скрыть от Ричарда истинное положение дел.

– Жаль, что я не видел книгу до того, как ее уничтожили.

Энн некоторое время жевала, а потом спросила:

– Зедд, а что, если мы не сможем их остановить? Наша магия уже начинает сдавать. И вскоре исчезнет вовсе. Как мы остановим шимов без волшебства?

Зедд слизнул мед с губы.

– Я по-прежнему считаю, что ответ можно найти там, где шимы были зарыты, где-то в Тоскле. Или как там она нынче называется. Возможно, мне удастся отыскать там книги. Книги по истории или культуре страны. Не исключено, что там имеются нужные мне ключи.

Зедд слабел с каждым днем. Исчезающая магия словно высасывала из него жизнь. Путешествие будет долгим и трудным. И у Энн – те же заботы.

Ниссел прижалась к нему, радуясь тому, что может просто побыть рядом с кем-то, кто интересуется ею как женщиной, а не нуждается в ее лечении. Лечение ему не поможет. Она действительно нравится ему. А еще он сочувствовал ей, женщине, которую большинство людей не понимает. Трудно быть непохожей на других.

– У тебя есть хоть какие-то предположения, как можно изгнать шимов из этого мира? – жуя, поинтересовалась Энн.

Зедд разломил кусок тавы пополам.

– Только те, что мы уже обсуждали. Если Ричард останется в замке, то, не имея возможности добраться до него, шимы вполне могут отправиться обратно в Подземный мир и без нашей помощи. Я понимаю, что надежда на это весьма слабая, но мне всего-то надо отыскать способ загнать их на место, если понадобится. А ты? Есть идеи?

– Ни одной.

– И ты по-прежнему хочешь попытаться вытащить из лап Джегана своих сестер Света?

Энн отшвырнула корешок.

– Магия Джегана исчезнет точно так же, как и остальное волшебство. И сноходец потеряет свою власть над сестрами. Нынешняя ситуация предоставляет мне возможность. И я должна ею воспользоваться.

– Да, но у Джегана все равно в распоряжении остается огромная армия. Для человека, столь часто критикующего мои планы, ты не более изобретательна в смысле тактики, чем я.

– Награда вполне оправдает риск, – возразила Энн. – Ни за что бы не призналась… Но, раз уж наши пути расходятся, скажу. Ты очень умный человек, Зеддикус З’ул Зорандер. И я буду скучать без твоей беспокойной персоны. Твои хитроумные затеи не единожды спасали наши шкуры. Я восхищаюсь твоей стойкостью и понимаю, откуда она у Ричарда.

– Правда? Ну и все равно мне не нравится твой план. И никакая лесть этого не изменит.

Энн лишь улыбнулась.

Ее план был слишком примитивным, но Зедд понимал аббатису. Спасти сестер Света необходимо, и не только потому, что они пленницы жестоких врагов. Если шимов изгонят, то Джеган снова сможет управлять колдуньями и, соответственно, их силой.

– Энн, страх может быть могучим господином. Если некоторые сестры Света не поверят твоим словам, что они могут бежать, ты не имеешь права позволить им оставаться угрозой, хоть и невольной, для нас.

33
{"b":"42","o":1}