A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
173

Дамы внизу двинулись дальше, не переставая болтать. Несан затаил дыхание. И услышал, как распахнулась дверь. Ему захотелось крикнуть женщинам, чтобы они поторопились и шли сплетничать куда-нибудь еще. Одна из женщин упомянула имя мужа другой – Далтон.

Дверь за ними закрылась. Несан выдохнул.

И тут прямо перед ним резко распахнулась дверь кабинета министра.

Огромный чужестранец держал Беату за плечо. Девушка двигалась к Несану спиной. Мужчина швырнул ее, будто она весила не больше, чем пуховая подушка. Беата с тупым стуком приземлилась на пол. Она не знала, что Несан стоит прямо за ней.

Равнодушные глаза чужестранца встретились с широко раскрытыми глазами Несана. Густые темные волосы мужчины прямыми прядями падали ему на плечи. Одежда тоже была темной, в кожаных пластинах, ремнях и кожаных лентах. Большая часть его оружия лежала на полу комнаты. Казалось, он не особенно в нем нуждается. Мужчина выглядел так, будто вполне способен своими огромными жилистыми руками свернуть шею кому угодно.

Когда незнакомец повернулся, Несан с ужасом понял, что странный плащ сделан из скальпов. Поэтому плащ и выглядел покрытым клочьями волос. Он действительно был покрыт клочьями волос. Человеческих волос. Всех цветов, от светлых до черных.

Из глубины комнаты министр окликнул чужеземца «Стейн!» и кинул ему крошечный белый предмет одежды. Стейн поймал белые трусики Беаты и растянул двумя мясистыми пальцами, чтобы взглянуть на них. Затем швырнул их девушке на колени, пока она, сидя на полу, пыталась отдышаться, прилагая гигантские усилия, чтобы не расплакаться.

Стейн равнодушно поглядел Несану в глаза и улыбнулся. От улыбки его покрытое густой щетиной лицо сморщилось.

Он весело подмигнул Несану.

Несан обалдел от полного равнодушия мужчины к тому, что есть свидетель происшедшего. Министр, застегивая штаны, выглянул из двери. Он тоже улыбнулся, затем вышел в коридор и захлопнул за собой дверь.

– Не пройти ли нам теперь в библиотеку?

– После вас, министр, – жестом пригласил его Стейн.

Беата сидела, опустив голову, а двое мужчин, дружески беседуя, двинулись по коридору и ушли. Она казалась слишком убитой происшедшим, лишившейся всех иллюзий. И у нее не было сил встать и уйти, вернуться к прежней жизни.

Обратившись в статую, Несан ждал, надеясь, что случится невозможное и она не оглянется, что она слишком растерянна, что кинется сразу по другому коридору, не заметит его, стоящего, затаив дыхание, за ее спиной.

Тихо всхлипывая, Беата поднялась. Повернулась. Увидела Несана – и застыла. Юноша стоял неподвижно, больше всего на свете сожалея о том, что поднялся сюда. Он явно увидел куда больше, чем хотел.

– Беата… – Несан хотел спросить, не больно ли ей, но, конечно, ей было больно. Хотел утешить ее, но не знал как, не мог найти нужных слов. Хотел обнять ее и защитить, но боялся, что она неверно истолкует его заботу.

Лицо Беаты превратилось в маску слепой ярости. Ни с того ни с сего она отвесила Несану такую мощную оплеуху, что у него зазвенело в ушах.

Несан мотнул головой, в глазах потемнело. Ему показалось, будто кто-то идет по коридору, но он не был в этом уверен. Пытаясь сохранить равновесие, Несан хотел ухватиться за перила, но схватил лишь воздух и грохнулся на колено, упершись рукой в пол. Мелькнул подол синего платья: Беата понеслась вниз, и ее быстрые шаги эхом разнеслись по лестнице.

Скула горела огнем и жутко болела. В глазах потемнело. Несан поразился силе ее удара. Его мутило. Он моргнул, пытаясь восстановить зрение.

Вдруг кто-то взял его под руку и помог подняться. Перед глазами возникло лицо Далтона Кэмпбелла.

В отличие от тех двоих Кэмпбелл не улыбался, а пристально смотрел Несану в глаза, внимательно изучая, как мастер Драммонд изучал принесенного рыботорговцем палтуса. Перед тем как выпотрошить.

– Как тебя зовут?

– Несан, господин. Я работаю на кухне, господин.

Кэмпбелл бросил взгляд на лестницу.

– Далековато ты забрел от кухни, тебе не кажется?

– Я относил записку пивовару. – Несан вдохнул поглубже, стараясь говорить так, чтобы голос не дрожал. – И как раз возвращался на кухню, господин.

Рука, сжимавшая локоть Несана, подтянула его ближе.

– Поскольку ты торопился к пивовару – вниз, в подвальный этаж, – а затем быстро вернулся на кухню, что на первом этаже, ты, вероятно, очень трудолюбивый юноша. И у меня не должно быть никакого повода припоминать, будто я видел тебя на третьем этаже. – Он выпустил локоть Несана. – Кажется, я припоминаю, будто видел тебя внизу, когда ты несся обратно на кухню от пивовара. И не бродил где ни попадя по дороге.

Беспокойство за Беату отошло на второй план, вытесненное надеждой. Может, еще удастся выкрутиться и он не окажется на улице?

– Да, господин. Я возвращаюсь прямо на кухню.

Далтон Кэмпбелл положил ладонь на рукоять меча.

– Ты работал и ничего не видел, так?

Несан сглотнул комок.

– Да, господин. Ничегошеньки. Клянусь. Только что министр Шанбор мне улыбнулся. Господин министр – великий человек. Я очень благодарен, что такой великий человек, как он, предоставил работу такому ничтожному хакенцу, как я.

Уголки губ Далтона Кэмпбелла чуть дрогнули, из чего Несан сделал вывод, что помощнику министра, возможно, понравились эти слова. Он побарабанил пальцами по гарде меча. Несан глаз не сводил с господского оружия.

– Я хочу быть хорошим и стать достойным членом двора. Заслужить мое содержание, – сказал он.

Улыбка Кэмпбелла стала шире.

– Это действительно приятно слышать. Ты кажешься мне приличным молодым человеком. Может быть, если ты так честен в твоих стремлениях, я смогу рассчитывать на тебя?

Несан не понял, в чем именно на него можно рассчитывать, но без колебаний ответил:

– Да, господин.

– Ты поклялся, что ничего не видел, возвращаясь на кухню. Таким образом ты доказал мне, что ты паренек не без способностей. Возможно, из числа тех, на кого можно возложить больше ответственности.

– Ответственности, господин?

В темных глазах Далтона Кэмпбелла светился пугающий, недоступный обычному пониманию ум. Такой, как казалось Несану, мыши видят в глазах кошек.

– Иногда нам нужны люди, желающие продвинуться по служебной лестнице. Посмотрим. Не поддавайся той лжи, что распространяют люди, желающие навредить министру, и тогда – посмотрим.

– Да, господин. Мне не нравится слушать, когда говорят плохо о министре. Министр – хороший человек. Надеюсь, что слухи, которые до меня доходили, – правда и что в один прекрасный день Создатель благословит нас всех и министр Шанбор станет Сувереном.

Теперь улыбка помощника действительно сделалась искренней.

– Да, похоже, ты и впрямь обладаешь определенными способностями. Если услышишь какую-нибудь… ложь о министре, то я не откажусь об этом узнать. – Он указал на ступеньки. – А теперь тебе лучше поспешить на кухню.

– Да, господин, если услышу что-нибудь такое, непременно скажу вам. – Несан направился к лестнице. – Я не хочу, чтобы кто-то лгал о министре. Это неправильно.

– Молодой человек… Несан, кажется?

– Да, господин. Несан, – обернулся юноша.

Далтон Кэмпбелл скрестил руки на груди и вопросительно посмотрел на него.

– Что ты узнал на покаяниях о необходимости защищать Суверена?

– Суверена? – Несан вытер ладони о штаны. – Ну… Э-э… Что все, что делается в защиту Суверена, – добродетель.

– Очень хорошо. – Не меняя позы, Кэмпбелл наклонился к Несану. – А поскольку ты слышал, что министр Шанбор скорее всего станет Сувереном, то?..

Помощник министра явно ждал ответа. Несан судорожно пытался сообразить. Наконец он откашлялся.

– Ну… Наверное… Раз он станет Сувереном, то его тоже нужно защищать?

По тому, как Далтон заулыбался и выпрямился, Несан понял: он попал в точку.

– У тебя действительно есть способности, чтобы продвинуться по службе.

– Благодарю вас, господин. Я сделаю все, чтобы защитить министра, поскольку он когда-нибудь станет Сувереном. Мой долг – защищать его, как только могу.

36
{"b":"42","o":1}