A
A
1
2
3
...
37
38
39
...
173

За другим столом две женщины втыкали в жареных павлинов перья, выкрашенные шафраном в желтый цвет. Даже клювы и когти птиц были окрашены, так что птицы казались золотыми статуэтками.

Далтон Кэмпбелл наконец вроде бы покончил со списком вопросов и инструкций и небрежно опустил бумаги.

– Не хотите ли сообщить мне еще что-нибудь, Драммонд?

Шеф-повар облизал губы, не совсем понимая, к чему клонит помощник министра.

– Нет, мастер Кэмпбелл.

– Значит, по вашему мнению, на вашей кухне все работают удовлетворительно?

Лицо Кэмпбелла оставалось непроницаемым.

Все присутствующие исподволь глянули на начальство. Кипевшая вокруг работа замедлилась. Все навострили уши.

Несану показалось, что Далтон Кэмпбелл косвенно обвиняет мастера Драммонда в пренебрежении своими обязанностями, позволяя лентяям бездельничать, не наказывая их за это. Шеф-повар, судя по всему, пришел к такому же выводу.

– Да, сударь, они выполняют работу вполне удовлетворительно. Я держу их в ежовых рукавицах, господин Кэмпбелл. И лоботрясов на моей кухне не потерплю. Ни за что. Поместье – слишком важное место, чтобы терпеть тут лодырей. Я такого не допущу, сударь. Никогда.

Далтон Кэмпбелл удовлетворенно кивнул.

– Прекрасно, Драммонд. Мне бы тоже не хотелось иметь в поместье лодырей. – Он внимательно оглядел молча работавших людей. – Ну ладно. Спасибо, Драммонд. Я еще зайду попозже, перед тем, как нужно будет подавать.

– Благодарю вас, мастер Кэмпбелл, – наклонил голову мастер Драммонд.

Помощник министра повернулся к выходу и тут заметил стоящего неподалеку Несана. Кэмпбелл нахмурился, и Несан еще сильней вжал голову в плечи, отчаянно желая провалиться сквозь трещину в деревянном полу. Далтон Кэмпбелл оглянулся на шеф-повара.

– Как звать этого поваренка?

– Несан, господин Кэмпбелл.

– Несан? А, теперь понял. И давно он работает в поместье?

– Года четыре, господин Кэмпбелл.

– Четыре года? Довольно давно. – Кэмпбелл снова повернулся к мастеру Драммонду. – А тогда не лодырь ли он, нарушающий порядок на вашей прекрасной кухне? Которого следовало бы выкинуть за дверь уже давным-давно, но который по какой-то таинственной причине все еще здесь? Вы ведь не пренебрегли своими обязанностями шеф-повара, позволив лентяю оставаться под кровом господина министра, а? Или вы действительно виновны в таком проступке?

Несан в ужасе застыл, размышляя, поколотят ли его, прежде чем выкинуть за дверь, или просто выгонят вон, не дав и куска хлеба.

Глаза мастера Драммонда перебегали с помощника министра на Несана и обратно.

– Ну, вообще-то нет, сударь. Нет, мастер Кэмпбелл, я слежу за тем, чтобы Несан вносил свою лепту в общее дело. Я не позволяю ему лениться. Нет, сударь.

Далтон Кэмпбелл озадаченно посмотрел на Несана, затем перевел взгляд на шеф-повара.

– Ну, в таком случае, если он выполняет ваши поручения и делает свою работу, я не вижу повода унижать этого молодого человека, называя его Несуном, как по-вашему? Не кажется ли вам, что это плохо отражается на вас, Драммонд, как на шеф-поваре?

– Ну, я…

– Вот и хорошо. Я рад, что вы со мной согласны. Мы впредь не потерпим в поместье такого рода вещей.

Все присутствующие либо исподволь, либо открыто следили за разговором. И этот факт не ускользнул от внимания шеф-повара.

– Нет, погодите минутку, если не возражаете. Никто ничего плохого не имел в виду. Да и мальчик не обижается, знаете ли. Несан…

Далтон Кэмпбелл мгновенно подобрался, и слова застряли у мастера Драммонда в глотке. Темные глаза помощника министра опасно блеснули. Он вдруг показался выше, его плечи – шире, а внушительные мускулы еще рельефней проступили под роскошным темно-синим дублетом.

Небрежные, несколько рассеянные интонации внезапно исчезли. Теперь он стал столь же смертельно опасным, как висевший у его бедра меч.

– Позвольте мне объяснить вам иначе, Драммонд. Мы не потерпим в этом доме такого рода вещей. И я ожидаю, что вы полностью подчинитесь моим желаниям. Если я еще хоть раз услышу, как вы унижаете кого-нибудь из работников, обзывая унизительными прозвищами, здесь появится новый шеф-повар, а вы окажетесь на улице. Ясно?

– Да, сударь. Мне все ясно. Благодарю вас, сударь.

Кэмпбелл направился к выходу, но тут же вернулся. Вся его фигура являлась воплощением открытой угрозы.

– И еще одно. Министр Шанбор дает мне указания, и я безукоризненно их выполняю. Это моя работа. Я отдаю приказы вам, и вы, в свою очередь, их обязаны выполнять беспрекословно. Это – ваша работа. Я надеюсь, что мальчик либо будет выполнять свою работу, либо будет уволен, но если вы его уволите, то настоятельно рекомендую вам иметь для этого очень веские основания. Более того, если вы вздумаете отыгрываться на нем из-за моего приказа, я вас не выгоню, а выпотрошу и зажарю на этом вот вертеле. Теперь вам окончательно все ясно, мастер Драммонд?

Несан и не догадывался, что глаза мастера Драммонда могут быть такими круглыми. На лбу шеф-повара выступил пот. Прежде чем ответить, он судорожно сглотнул.

– Да, сударь, мне абсолютно все ясно. Все будет в точности, как вы сказали. Даю слово.

Далтон Кэмпбелл расслабился и снова сделался прежним. Лицо обрело приятное выражение, на губах заиграла вежливая улыбка.

– Благодарю вас, Драммонд. Продолжайте работу.

За все время разговора Далтон Кэмпбелл ни разу не посмотрел на Несана. Не посмотрел он на него и когда развернулся и ушел с кухни. Тут Несан позволил себе выдохнуть, одновременно с мастером Драммондом и доброй половиной поваров, поварих и поварят.

Обдумав все еще раз, он впервые по-настоящему понял, что отныне мастер Драммонд больше не станет обзывать его Несуном. И от изумления у Несана чуть не подогнулись колени, а его мнение о Далтоне Кэмпбелле взлетело до небес.

Вынув из-за пояса белое полотенце, мастер Драммонд промокнул вспотевший лоб и тут заметил, что за ним наблюдают.

– Ну-ка, быстро все за работу!

Он сунул полотенце на место.

– Несан, – обычным тоном, каким разговаривал с другими работниками кухни, позвал он.

Несан быстро сделал два шага вперед.

– Слушаю, господин?

– Нужны еще дубовые поленья, – махнул рукой шеф-повар. – Не так много, как в прошлый раз. Примерно половину. И поспеши.

– Да, господин.

Несан помчался к двери, торопясь принести дрова и даже не вспоминая о занозах, которые может нахватать.

Больше никогда его не назовут этим унизительным именем! И люди больше не станут над ним смеяться! И все благодаря Далтону Кэмпбеллу.

В этот момент Несан готов был ради Далтона Кэмпбелла голыми руками таскать угли из огня, да еще и с улыбкой.

Глава 17

Расстегивая верхние пуговицы дублета, Далтон Кэмпбелл толкнул высокую, сделанную из красного дерева дверь своих покоев. И как всегда, на него мгновенно снизошло спокойствие. Денек выдался длинный, и до конца еще далеко. Предстоит еще пир.

– Тереза, – окликнул он, – это я.

Далтону хотелось остаться дома с женой. Остаться и заняться с ней любовью. Ему необходимо расслабиться. Ладно, возможно, позже. Если дела не помешают.

Зевая, он расстегнул очередную пуговицу и ослабил воротник. В воздухе витал аромат лилий. Тяжелые занавеси из синего муара, висевшие на дальнем окне, были задернуты, скрывая темнеющее небо, комнату мягко освещали лампы и ароматические свечи, в камине горел огонь, причем скорее ради уюта, чем по необходимости.

Далтон отметил, что темно-лиловый ковер недавно вычищен. Элегантные резные стулья с кожаной обивкой аккуратно расставлены у столов, украшенных вазами со свежими цветами. На кушетках с кажущейся небрежностью разбросаны плюшевые подушки, создавая атмосферу уюта и роскоши.

Кэмпбелл рассчитывал, что жена проследит, чтобы прислуга всегда поддерживала в покоях должный порядок, пригодный как для деловых встреч, так и для приема гостей (что, по сути, одно и то же). Тереза прекрасно знает, что после сегодняшнего пира он наверняка пригласит кого-нибудь к себе. Кого-нибудь нужного. И это может оказаться кто угодно – от дворника до тайного соглядатая.

38
{"b":"42","o":1}