A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
173

Одобрительный шум стал громче.

– Мы не хотим воевать с народом Андерита. Не хотим мы и принуждать вас против воли брать в руки оружие и присоединяться к нам. Но мы твердо намерены уничтожить силы магии, ведомые этим ублюдочным сыном Д’Хары. Каждый, кто присоединится к нему, падет от наших мечей, как те, кто владел волшебством, – он потряс своим плащом, – пали под моим.

Стейн медленно погрозил присутствующим пальцем, другой рукой придерживая плащ.

– Так же, как я убил этих ведьм, выступивших против нас, мы убьем всех, кто пойдет против нас. У нас, кроме мечей, есть и другие способы покончить с магией. Точно так же, как мы уничтожили магию, разделявшую наши миры, мы покончим со всей магией вообще. Пришло время простых людей.

– И чего же, если не силы нашей могучей армии, хочет от нас Орден? – небрежно поднял руку министр.

– Император Джеган дает слово, что, если вы не присоединитесь к тем, кто воюет за магию, мы не нападем на вас. Все, что нам надо, это торговать с вами, как вы торгуете с другими.

– Ну, – заявил министр, играя специально для присутствующих роль скептика, – у нас уже есть долгосрочные договоры, согласно которым большая часть наших товаров поставляется в Срединные Земли.

– Мы даем вдвое выше самой высокой цены, – улыбнулся Стейн.

Суверен поднял руку, вынуждая смолкнуть даже шепоток.

– Какой объем продукции Андерита хотели бы вы приобрести?

Стейн оглядел аудиторию.

– Все. Мы – огромная сила. Вам не нужно брать в руки меч, воевать мы будем сами. Но если вы продадите нам вашу продукцию, то будете в безопасности, а ваша страна станет настолько богатой, что вы и представить себе не можете.

Суверен встал, оглядывая аудиторию.

– Благодарим вас за то, что вы донесли до нас слова императора, мастер Стейн. Ваши слова дали нам, – он обвел рукой присутствующих, – обширную пищу для размышления. А теперь пусть продолжается пир.

Глава 23

Голова у Несана трещала чудовищно. От слабого предрассветного света болели глаза. Даже кусочек чеснока, который он сосал, не мог избавить от пакостного ощущения во рту. Он догадывался, что жуткая головная боль и мерзкий привкус во рту – последствия слишком большой дозы вина и рома, которыми они с Морли вчера накачались. Но, невзирая на эти неприятности, Несан пребывал в отличном расположении духа и улыбался, отскребывая жирные горшки.

Хотя двигался он неторопливо, опасаясь, что от малейшего резкого движения голова просто развалится, мастер Драммонд не орал на него. Здоровенный шеф-повар казался весьма довольным, что пир наконец завершился и можно вернуться к обычной готовке. Мастер Драммонд уже несколько раз давал Несану всякие поручения, но ни разу не назвал Несуном.

Несан услышал чьи-то приближающиеся шаги и, подняв голову, увидел шеф-повара.

– Несан, вытри руки.

Юноша послушно отряхнул руки от мыльной воды.

– Слушаю, господин.

Вспомнив то ни с чем не сравнимое удовольствие, которое испытал вчера вечером, когда его самого назвали господином, он схватил полотенце и вытер руки.

Мастер Драммонд промокнул лоб своим собственным кипенно-белым полотенцем. Судя по тому, как обильно он потел, шеф-повар, похоже, вчера тоже изрядно приложился к спиртному и нынче утром пребывал не в лучшем настроении. Чтобы пир прошел должным образом, на кухне была проделана грандиозная работа, и Несан искренне считал, что мастер Драммонд тоже вполне заслужил удовольствие напиться. В конце концов, ему наверняка надоедает все время слушать обращение «господин».

– Отправляйся в кабинет мастера Кэмпбелла.

– Господин?

Мастер Драммонд засунул полотенце за пояс. Стоявшие рядом женщины пристально следили за разговором. Джилли тоже сердито сверкала глазами, наверняка поджидая случая оттаскать Несана за ухо и выговорить за его мерзкое хакенское поведение.

– Далтон Кэмпбелл только что сообщил, что желает тебя видеть. Надо думать, он имеет в виду немедленно, Несан, так что отправляйся и сделай все, что ему нужно.

– Да, господин, сию секунду, – поклонился Несан.

Прежде чем Джилли успела среагировать, он обошел ее по дуге и исчез как можно быстрей. Это поручение Несан был счастлив выполнить и не желал, чтобы его тормозила кислолицая молочница.

Он летел вверх через две ступеньки, и режущая головная боль казалась сущей ерундой. Добравшись до третьего этажа, Несан почувствовал себя просто чудесно. Он пробежал мимо того места, где Беата двинула ему по физиономии, дальше по правому коридору, туда, куда лишь неделю назад он поздним вечером относил блюдо с нарезанным мясом. В кабинет Далтона Кэмпбелла.

Дверь приемной была открыта. Несан перевел дыхание и вошел, самым почтительным образом опустив голову. Он бывал здесь лишь раз и толком не знал, как следует себя вести в кабинете помощника министра.

В помещении стояли два стола. На одном в беспорядке валялись бумаги, почтовые сумки и сургуч. Второй, темный и блестящий стол, был почти пуст, не считая пары книг и незажженной лампы. Утреннее солнце, льющееся в высокие окна, давало света более чем достаточно.

У противоположной от окна стены на скамейке сидели четверо молодых людей. Они обсуждали дороги в отдаленных городах и селениях. Это были гонцы – желанная работа многих обитателей поместья, – поэтому Несан посчитал, что тема беседы вполне логична, хотя прежде всегда полагал, что гонцы обсуждают те великолепные вещи, которые видят на своей работе.

Все четверо были абсолютно одинаково одеты в униформу служащих помощника министра – добротные черные сапоги, темно-коричневые штаны, белые рубашки с кружевным воротником и дублеты с рукавами, украшенные вышивкой в виде переплетенных рогов изобилия. Обшлага и подолы дублетов отделаны вышитыми черными и коричневыми колосьями. С точки зрения Несана, в таком костюме гонцы выглядели очень благородно, особенно гонцы помощника министра.

В поместье имелось великое множество самых разнообразных гонцов и посыльных, и их униформа разнилась в зависимости от человека или отдела, на который они работали. Несан знал гонцов, работающих на министра, госпожу Шанбор, отдел канцлера, отдел обер-церемониймейстера. У военного коменданта имелось в распоряжении несколько гонцов. Целая армия работала на сотрудников и обитателей поместья. Даже у кухни имелся свой посыльный. Иногда Несану попадались и такие, принадлежность которых он не мог определить.

Несан никак не мог понять, зачем их нужно так много. Не представлял, сколько писем и поручений может давать один человек.

Но больше всего гонцов – чуть ли не целая армия – обслуживали отдел помощника министра Далтона Кэмпбелла.

Сидевшие на скамейке молодые люди довольно дружелюбно улыбнулись Несану. Двое даже приветственно кивнули.

Несан кивнул в ответ. Один из парней, на пару лет постарше Несана, ткнул пальцем в соседнюю дверь.

– Мастер Кэмпбелл ждет тебя, Несан. Заходи.

Несан удивился, что его назвали по имени.

– Спасибо.

Он прошел через высокую дверь в соседнее помещение и остановился в прихожей. В приемной он бывал и прежде, но дверь в кабинет всегда оставалась закрытой, а потому Несан и полагал, что кабинет мастера Кэмпбелла примерно такой же. Но кабинет оказался гораздо больше и величественней. С богатой сине-золотой драпировкой на трех окнах, прекрасными дубовыми стеллажами, уставленными разноцветными толстыми фолиантами, напротив которых стояли несколько великолепных андерских боевых штандартов – красные полоски с вкраплением синего на желтом фоне. Штандарты стояли на подставке в окружении потрясающих алебард, секир, боевых топоров и прочего оружия на длинных рукоятках.

Далтон Кэмпбелл поднял голову от массивного стола полированного красного дерева. Крышка представляла собой кожаные квадраты с позолоченными краями, большой в центре, квадраты поменьше – вокруг.

– А, вот и ты, Несан! Отлично. Закрой дверь и проходи, будь любезен.

Несан, выполнив приказ, пересек комнату и подошел к бюро.

58
{"b":"42","o":1}