ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шепот в темноте
Третье отделение при Николае I
Дух любви
Мир уже не будет прежним
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Апельсинки. Честная история одного взросления
Запутанная нить Ариадны
Люди в белых хламидах
Рассмеши дедушку Фрейда
A
A

– Я – мудрая женщина бака-тау-мана. А также хранительница законов. Было предсказано, что Кахарин известит о своем появлении танцем с духами и пролив кровь тридцати бака-бан-мана. Деяние, доступное лишь избранному и только с помощью духов. Было сказано, что, когда это произойдет, мы перестанем быть свободным народом и станем принадлежать ему. Мы все в его власти. Именно ради этого момента наши мастера клинка тренировались всю свою жизнь. Потому что им предназначалась честь обучить Кахарина, чтобы он смог сразиться с Темным Духом. Ричард доказал, что он Кахарин, пришедший, чтобы вернуть нам наши земли, как и обещали древние.

Легкий ветерок трепал длинные густые волосы Дю Шайю. В ее глазах не отразилось ничего, но легкая хрипотца выдала ее чувства.

– Он убил тридцать, как и предсказывал старый закон. Эти тридцать стали легендой нашего народа.

– У меня не было выбора, – едва слышно прошептал Ричард. – Иначе они убили бы меня. Я умолял их остановиться. Умолял Дю Шайю прекратить это. Не для того я спас ей жизнь, чтобы убить всех этих людей. Но в конце концов мне пришлось защищаться.

Кэлен смерила Дю Шайю долгим взглядом.

– Она была пленницей, ты спас ей жизнь и вернул к своим. – Ричард кивнул. – А она привела своих убить тебя? Так она тебя отблагодарила?

– Не совсем так. – Ричарду было неловко защищать людей, чьи действия вылились в столь грандиозное кровопролитие. Он до сих пор помнил тошнотворный запах крови и смерти.

Кэлен снова одарила Дю Шайю ледяным взглядом.

– Но ты спас ей жизнь?

– Да.

– Ну, тогда объясни, что же тут «не совсем так»?

Несмотря на тяжесть воспоминаний, Ричард попытался найти нужные слова.

– То, что они сделали, своего рода проверка. Проверка на жизнь или смерть. Это вынудило меня научиться пользоваться магией меча так, как я и не предполагал возможным. Чтобы выжить, я призвал опыт всех, кто владел мечом до меня.

– Что ты имеешь в виду? Как ты мог призвать их опыт?

– Магия Меча Истины хранит все боевые навыки тех, кто когда-либо сражался этим мечом. И плохих, и хороших. Я догадался, как заставить это работать на меня, предоставив хранящимся в мече духам разговаривать со мной. Но в горячке боя не всегда есть время на слова. Поэтому иногда это всплывает у меня в голове в виде картинок-символов. Это было поворотным моментом в понимании, почему меня в пророчествах называют Fuer grissa ost drauka: Несущий смерть.

Ричард коснулся амулета на груди. Рубин изображал каплю крови, а линии вокруг него были символическим изображением танца. Для боевого чародея этим говорилось многое.

– Вот, – прошептал Ричард, – вот танец со смертью. Но именно тогда, в сражении с тридцатью воинами Дю Шайю, я понял это впервые. Пророчества гласили, что однажды я появлюсь. В пророчествах и древних законах сказано, что они должны обучить меня танцевать с духами тех, кто владел Мечом Истины до меня. Сомневаюсь, что они до конца понимали, как испытание послужит этому, знали лишь, что должны исполнить свой долг, и если я тот самый, то я выживу. Мне были необходимы эти знания, чтобы противостоять Даркену Ралу и отправить его обратно в Подземный мир. Помнишь, как я тогда призвал его у Племени Тины, он вырвался в наш мир, а затем меня забрали сестры Света?

– Конечно! – ответила Кэлен. – Значит, они втянули тебя в это сражение не на жизнь, а на смерть при их подавляющем численном превосходстве, чтобы вынудить тебя прибегнуть к твоему волшебному дару. А в результате ты убил ее тридцать мастеров меча?

– Совершенно верно. Они следовали пророчеству. – Ричард обменялся взглядом со своей единственной настоящей женой – единственной в его сердце. – Ты же знаешь, какими жуткими бывают пророчества.

Кэлен наконец отвела взгляд и кивнула, охваченная собственными болезненными воспоминаниями. Пророчества уже доставили им массу неприятностей и подвергли непростым испытаниям. Одним из таких испытаний была Надина, вторая жена, навязанная Ричарду пророчеством.

Дю Шайю вздернула подбородок.

– Пятеро из тех, кого убил Кахарин, были моими мужьями и отцами моих детей.

– Пятеро ее мужей… Добрые духи!

Ричард метнул на Дю Шайю не слишком ласковый взгляд.

– Спасибо тебе большое!

– Ты хочешь сказать, что по ее законам, поскольку ты убил ее мужей, то обязан стать ее мужем?

– Нет, не потому, что я убил ее мужей, а потому, что, убив всех тридцать, я доказал, что я их Кахарин. Дю Шайю – их мудрая женщина. По их закону мудрая женщина предназначена в мужья Кахарину. Мне следовало бы подумать об этом раньше.

– Безусловно! – оскорбилась Кэлен.

– Слушай, я понимаю, как это звучит, понимаю, что на первый взгляд в этом нет смысла…

– Да нет, все в порядке. Я понимаю. – Лед в глазах сменился скрытой болью. – Значит, ты поступил благородно и женился на ней. Конечно. Для меня в этом очень много смысла. – Она придвинулась ближе. – И ты был так занят, что запамятовал сообщить об этом до того, как женился на мне. Конечно. Я понимаю. Кто бы не понял? Не может же мужчина помнить обо всех своих женах, которые у него разбросаны повсюду. – Скрестив руки, она отвернулась. – Ричард, как ты мог…

– Нет! Все не так! Я никогда не соглашался. Извини, что забыл сказать тебе об этом, но мне и в голову это не приходило, поскольку со временем я просто выбросил это из памяти как странное поверье отдельного племени. Я никогда не принимал это всерьез. Она просто-напросто считает, что, поскольку я убил всех этих людей, то тем самым стал ее мужем.

– Так и есть, – кивнула Дю Шайю.

Кэлен бросила быстрый взгляд на Дю Шайю, хладнокровно взвешивая его слова.

– Значит, ты никогда и ни в каком смысле не соглашался жениться на ней?

– Это-то я и пытаюсь тебе втолковать! – всплеснул руками Ричард. – Извини, но не могли бы мы поговорить об этом позже? Похоже, у нас возникли серьезные неприятности. – Кэлен выгнула бровь, и он немедленно поправился: – Другие неприятности.

Кэлен окинула его снисходительным взглядом. Ричард отвернулся и сорвал травинку, размышляя о более чем вероятной неприятности куда похуже, чем раздражение Кэлен.

– Ты многое знаешь о магии. В смысле, ты ведь выросла в Эйдиндриле в окружении волшебников, которые тебя обучали, и изучала книги в замке Волшебника. Ты ведь Мать-Исповедница.

– У меня нет волшебного дара в общепринятом смысле слова, – сказала Кэлен. – Он не такой, как у волшебников и колдуний, но да, я разбираюсь в магии. Будучи Исповедницей, я изучала магию во всех ее разнообразных проявлениях.

– Тогда ответь мне вот на что. Если есть какое-то определенное условие, чтобы сотворить какое-то волшебство, то может ли, по каким-то неоднозначным правилам, требование считаться выполненным, даже если положенный ритуал как таковой состоялся?

– Да, конечно. Это называется эффектом отражения.

– Эффект отражения. Как он действует?

Кэлен, намотав на палец длинный локон, некоторое время размышляла.

– Скажем, есть комната с одним окном, и, следовательно, до какого-то угла солнце никогда не достает. Можно направить солнечный луч в этот вечно темный угол?

– Ну, поскольку ты назвала это эффектом отражения, то, видимо, берется зеркало, чтобы оно отражало луч в угол.

– Верно. – Кэлен выпустила прядь и подняла палец. – Хотя луч сам никогда угол не осветит, ты при помощи зеркала можешь направить солнце туда, куда оно иначе не достигает. Магия иногда может срабатывать точно так же. Конечно, магия куда как сложней, но это самый простой способ, каким я могу объяснить. Даже если только лишь по какому-то древнему закону что-то соответствует давным-давно позабытому условию, заклинание может отразить условие, чтобы выполнить необходимые для какого-то волшебства требования. Как вода пытается достичь удобного ей уровня, так и магия зачастую ищет свой собственный выход из положения – в рамках своих законов, конечно.

– Вот этого я и боялся, – пробормотал Ричард.

Он пожевал травинку, глядя на простиравшиеся на горизонте тучи, то и дело пересекаемые молниями.

67
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Дурная кровь
Всё началось, когда он умер
Посольство
Сестры ночи
13 минут
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)