A
A
1
2
3
...
68
69
70
...
173

Кара откашлялась, не отрывая глаз от туч на горизонте. В ее синих глазах стояли слезы.

– Эйджил мертв в моих руках.

Только Морд-Сит могла переживать из-за исчезновения магии, которая причиняет ей боль всякий раз, как она касается ее. Такова была сущность и ни с чем не сравнимая верность долгу этих женщин.

Кара повернулась к нему, и глаза ее снова загорелись.

– Но я по-прежнему верна вам и сделаю все, чтобы защитить вас. Для Морд-Сит это ничего не меняет!

– А для д’харианского войска? – прошептал Ричард, прикидывая все увеличивающиеся трудности. Народ Д’Хары был связан со своим Магистром волшебными узами. – Джеган приближается… Без армии мы…

Узы были древней магией, которую он унаследовал как владеющий даром Рал. Эти узы создал его предок для защиты от сноходцев. Без них… Даже если Кэлен и верит, что это Шнырк, а не шимы, Зедд сказал, что от этого магия тоже исчезнет. Ричард понимал, что, какую бы историю им ни сочинил Зедд, она должна быть достаточно близка к истине, чтобы обмануть их.

В любом случае Кэлен должна видеть гниющие плоды на древе магии. Она ободряюще нашарила его руку.

– Возможно, армия и не чувствует уз так, как прежде, Ричард, но она привязана к тебе и другим. Большая часть Срединных Земель пошла за Матерью-Исповедницей, а они вовсе не связаны со мной волшебными узами. И точно так же солдаты пойдут за тобой, потому что верят тебе. Ты доказал им, что ты вождь, а они доказали тебе свою верность.

– Мать-Исповедница права, – заметила Кара. – Армия останется верной потому что вы – ее вождь. Истинный вождь. Они верят в вас. Так же, как и я.

– Я это высоко ценю, Кара, – глубоко вздохнул Ричард, – правда, ценю, но…

– Вы – Магистр Рал. Вы – магия против магии. А мы – сталь против стали. И так будет всегда.

– В том-то все и дело. Я не могу выступить магией против магии. Будь это даже Шнырк, а не шимы, магия не сработает.

– Значит, вы придумаете, как заставить ее работать, – пожала плечами Кара. – Вы – Магистр Рал. Это ваша работа.

– Ричард, – проговорила Кэлен, – Зедд сказал, что сестры Тьмы призвали Шнырка и именно поэтому магия исчезает. У тебя нет доказательств, что это шимы. Нам ничего не остается, как сделать то, о чем просил Зедд, и тогда он сможет противостоять магии сестер Тьмы. Как только мы доберемся до Эйдиндрила, все станет на свое место.

Ричард все никак не мог собраться с духом сказать ей.

– Кэлен, мне бы очень хотелось, чтобы все было, как ты говоришь, но, увы, это не так.

Ее запас терпения начал подходить к концу.

– Почему ты настаиваешь, что это шимы, тогда как Зедд сказал, что это Шнырк?

– Подумай сама, – наклонился к ней Ричард. – Моя бабушка, жена Зедда, судя по всему, рассказывала своей дочери, моей маме, историю о коте по кличке Шнырк. Всего лишь раз мама упоминала мне о коте по кличке Шнырк, но Зедд не знал, что она мне рассказывала. Это просто забавная история, которую мама рассказала мне, когда я был совсем маленьким, как рассказывала мне множество всяких историй и сказок, чтобы утешить или рассмешить. Я никогда не говорил об этом Зедду. По какой-то причине Зедд захотел скрыть истину. Шнырк – скорее всего первое, что пришло ему в голову, потому что когда-то у него был такой кот. Признайся, разве имя Шнырк не кажется тебе несколько… причудливым, если подумать?

Кэлен сложила руки на груди и нехотя поморщилась.

– Мне казалось, я единственная, кто так подумал. Но это все равно ничего не доказывает. Могло быть просто совпадением.

Ричард знал, что это шимы. Так же, как он чувствовал, что та курица – вовсе не курица, и желал, чтобы Кэлен ему тогда поверила, он отчаянно хотел, чтобы она поверила ему и теперь.

– А что они вообще такое, эти шимы? – поинтересовалась Кара.

– Давным-давно кое-кто в Древнем мире хотел уничтожить магию, как сейчас Джеган, и, по всей вероятности, по тем же причинам: чтобы было проще править мечом. А в Новом мире хотели магию сохранить. Чтобы одержать победу, волшебники с обеих сторон создали чудовищное разнообразное оружие, отчаянно надеясь положить конец войне. Многое из этого оружия – мрисвизов, например, – создавали из людей. При помощи Магии Ущерба у людей какие-то качества отнимались, и при помощи Магии Приращения добавлялись необходимые способности или свойства. Или кому-то просто придавались нужные возможности. Думаю, к таким людям относятся сноходцы – им просто добавлена одна способность, и их волшебники использовали как оружие. Джеган – потомок тех сноходцев периода великой войны. Оружие, предназначенное для войны. В отличие от Джегана, который хочет истребить магию лишь для того, чтобы свободно обратить свою против нас, во время великой войны люди Древнего мира действительно пытались уничтожить магию. Всю магию. И шимы предназначались именно для этого – украсть магию из мира живых. Они были вызваны из Подземного мира – принадлежащего Владетелю мира смерти. Как объяснял Зедд, такая тварь, как только она выпущена из Подземного мира, не только уничтожит магию, но и таким путем уничтожит вообще все живое.

– Он еще сказал, что они с Энн могут с этим справиться, – буркнула Кэлен.

Ричард оглянулся.

– Тогда зачем они нам солгали? Почему он не доверился нам? Если он действительно способен с этим справиться, почему просто не сказать нам правду? – Он покачал головой. – Происходит что-то гораздо более серьезное.

Молчавшая все это время Дю Шайю нетерпеливо скрестила руки на груди.

– Наши мастера клинка запросто порубят на куски этих мерзких…

– Тс-с! – Ричард прижал палец к ее губам. – Не говори больше ни слова, Дю Шайю. Ты ничего в этом не понимаешь. И не представляешь, какие неприятности можешь учинить.

Убедившись, что Дю Шайю будет молчать, Ричард снова повернулся ко всем спиной и уставился на светлеющее небо на юго-востоке, там, где лежал Эйдиндрил. Ему надоело спорить. Он знал совершенно точно, что шимы на свободе. И ему надо было подумать, что с ними делать. А еще ему нужно было многое выяснить.

Он припомнил, что, когда отчаянно искал в дневнике Коло другие сведения, ему попадались куски, где Коло, помимо всего прочего, упоминал о шимах. Волшебники постоянно слали в замок Волшебника сообщения и доклады, где содержались сведения не только о шимах, но и о других, не менее страшных и потенциально катастрофических событиях.

Коло писал об этих сообщениях, во всяком случае, о тех, что посчитал интересными, значительными или любопытными, но не давал полной информации. Зачем ему было писать это в личном дневнике? Ричард сомневался, что Коло вообще полагал, будто кто-то посторонний станет читать его дневники. Так что он просто упоминал о полученных в очередном сообщении сведениях и давал краткую оценку. Поэтому Ричард мог почерпнуть оттуда лишь удручающе куцую информацию, да еще к тому же предвзятую.

Больше сведений Коло фиксировал, когда был напуган и, похоже, использовал дневник как способ обдумать возникшую задачу в попытках найти решение. Довольно долго он был напуган теми сведениями, что поступали в замок о шимах. Кое-где Коло фиксировал в дневнике то, что прочитал в докладах, будто чтобы оправдать свои страхи и спрятать от самого себя степень своей озабоченности.

Ричард помнил, что Коло упомянул волшебника, которого отправили, чтобы он разобрался с шимами. Андер. Кто-то там Андер. Полного имени Ричард не помнил.

Волшебник Андер гордо носил прозвище «Гора». Надо полагать, здоровенный был мужик. Впрочем, Коло его явно недолюбливал и в своем дневнике частенько называл «Шишкой на ровном месте». Из дневника Коло Ричард вынес впечатление, что этот Андер много о себе воображал.

Ричард отлично помнил, как в одном месте Коло возмущался, что люди не применяют как должно Пятое Правило Волшебника: учитывай то, что люди делают, а не только то, что говорят, ибо деяниями выявляется ложь.

Коло был явно в бешенстве, когда писал, что, не учитывая многие деяния, люди не применяют Пятое Правило к волшебнику Андеру, иначе давно бы поняли, что он блюдет интересы только себя, любимого, а вовсе не своего народа.

69
{"b":"42","o":1}