A
A
1
2
3
...
80
81
82
...
173

Ричард озадаченно потер подбородок.

– И какого же они размера?

– Они возвышаются над травой и колосьями, стоя на толстых каменных постаментах шириной в восемь или десять футов. Постаменты примерно в рост человека. В них прорублены ступеньки вверх. Сами же колокола высотой… ну, я не знаю… восемь-девять футов вместе с рамой. С тыльной части каждого колокола в том же камне вырезана круглая стенка, как… как щит. Или как отражатель настенной керосиновой лампы. Андеритская армия постоянно охраняет каждый колокол. При приближении врага солдат по приказу становится за щит, а потом по Домини Диртх – этим колоколам – бьют длинной деревянной палкой. Они издают очень низкий звон. Во всяком случае, те, кто стоит за щитом, слышат низкий звон. Никто из нападавших не выжил, чтобы поведать миру, какой звук идет наружу, в зону смерти.

Недоумение Ричарда тут же сменилось изумлением.

– Что колокола делают с нападающими? Что делает этот звук?

Кэлен покатала травинки в пальцах, сминая их.

– Срывает мясо с костей.

Ричард даже представить себе не мог такого ужаса.

– Как по-твоему, это легенда, или ты точно знаешь, что так оно и есть?

– Я как-то видела результат. Какое-то примитивное степное племя собралось сделать набег, чтобы отомстить за свою женщину, изнасилованную андерским солдатом. – Она сокрушенно покачала головой. – Это было мерзкое зрелище, Ричард. Куча кровавых костей посреди… посреди фарша. Видились клочья волос, обрывки одежды. Я видела ногти и кончики пальцев, но остального мне распознать не удалось. Не будь этих клочков и костей, сроду не догадаться, что это был человек.

– Тогда сомнения нет – эти колокола используют магию, – заявил Ричард. – И на каком расстоянии они убивают? И как быстро?

– Насколько я понимаю, Домини Диртх убивает все, что перед ним на расстоянии видимости. Как только они зазвонили, агрессор успевает сделать шаг, от силы два, а потом кожа начинает трескаться, мышцы и плоть отрываются от костей, все внутренние органы – сердце, легкие, вообще все – вываливаются из грудной клетки, кишки выпадают из живота. Защиты от этого нет. Как только Домини Диртх зазвонил, все перед ним обречено на гибель.

– А может захватчик тайно проскочить ночью? – уточнил Ричард.

Кэлен покачала головой:

– Там равнина, так что защитники видят на многие мили. А ночью горят факелы. К тому же перед ними еще широкая полоса вскопанной земли, чтобы нападающий не мог укрыться в траве или среди колосьев. До тех пор, пока у Домини Диртх дежурят солдаты, миновать его невозможно. Во всяком случае, прошли уже тысячелетия с тех пор, как это удалось.

– Количество нападающих имеет значение?

– Насколько мне известно, Домини Диртх может уничтожить любое количество народа, движущееся на Андерит, пока охраняющие его солдаты бьют в него.

– Армию, к примеру… – прошептал себе под нос Ричард.

– Ричард, я знаю, о чем ты думаешь, но, раз появились шимы, магия исчезает. Было бы глупым и неоправданным риском рассчитывать на то, что Домини Диртх остановит орды Джегана.

Ричард посмотрел на укрывшуюся в траве Дю Шайю, которая все плакала, спрятав лицо в ладони.

– Но ты сказал, что у Андерита имеется и большая армия.

Кэлен нетерпеливо вздохнула:

– Ричард, ты обещал Зедду, что мы поедем в Эйдиндрил.

– Обещал. Но не сказал когда.

– Это подразумевалось само собой.

Он повернулся к ней лицом.

– Не будет нарушением обещания, если сперва мы завернем кое-куда еще.

– Ричард…

– Кэлен, вполне возможно, что, раз магия исчезает, Джеган видит в этом свой шанс захватить Андерит и все имеющиеся там продовольственные запасы.

– Это будет довольно паршиво для нас, но у Срединных Земель есть и другие источники продовольствия.

– А что, если продовольствие – не единственная причина, по которой Джеган идет на Андерит? – выгнул бровь Ричард. – У него есть обладающие даром люди. И они быстро узнают, как Зедд с Энн, что магия исчезает. А если они догадаются, что виной тому шимы? Что, если Джеган увидит в этом шанс захватить непобедимую в прошлом страну, а потом, когда все придет в норму, если шимов изгонят обратно в Подземный мир?..

– У него нет никаких возможностей узнать, что это шимы, а даже если и узнает, то откуда ему знать, как с ними справиться?

– В его распоряжении волшебники и колдуньи из Дворца Пророков. Эти люди изучали хранившиеся там книги. На протяжении столетий изучали. Я и представить не могу, как много они знают. А ты?

Судя по тревоге в глазах Кэлен, такая мысль не приходила ей в голову.

– Ты думаешь, они могут знать, как изгнать шимов?

– Понятия не имею. Но если знают или придут в Андерит, а потом найдут способ с ними справиться, то сама подумай, чем это грозит. Армия Джегана всем скопом окажется в Срединных Землях, под прикрытием Домини Диртх, и тогда мы никакими силами их не задавим. А они смогут когда захотят, в любой угодный им момент, нападать на Срединные Земли. Андерит – страна большая. А если Домини Диртх будет в руках Джегана, мы даже не сможем вести там разведку и не будем знать, в каком месте он в данный момент сосредоточил свои войска. Не можем же мы охранять всю границу, так что у него-то будут все возможности шпионить за нами. И он сможет спокойно прорываться там, где меньше всего наших войск, и атаковать Срединные Земли. А если потребуется, то нанести удар и потом снова скрыться за Домини Диртх. Если он не поленится заняться немножко планированием боевых действий и запасется чуть-чуть терпением, он может подождать, пока образуется где-нибудь брешь, а наши войска окажутся слишком далеко, чтобы вовремя отреагировать, и тогда вся его орда прорвется сквозь бреши в нашей линии обороны и обрушится на Срединные Земли. А прорвавшись за линии обороны, они смогут делать что захотят, а нам останется лишь безуспешно гоняться за ними. Как только он окажется за каменной завесой Домини Диртх, время станет играть на него. Он сможет ждать неделю, месяц, год, десять лет, пока мы не устанем и не ослабеем от постоянной напряженности. И тогда внезапно обрушится на нас.

– Добрые духи! – прошептала Кэлен и пронзительно глянула на Ричарда. – Все это лишь предположения. А если у них нет никакого способа изгнать шимов?

– Да не знаю я, Кэлен! Я просто рассуждаю на тему «что, если». Мы должны решить, что нам делать. И если примем неверное решение, можем потерять все.

– Вот тут ты прав, – вздохнула Кэлен.

Ричард повернулся и увидел, что Дю Шайю стоит на коленях, склонив голову и сложив руки, как в молитве.

– В Андерите есть книги, библиотеки?

– Ну конечно. У них огромная Библиотека Культуры, как они ее называют.

– Если существует ответ, то почему он должен быть именно в Эйдиндриле? – поднял бровь Ричард. – В дневнике Коло? Что, если ответ, ежели таковой вообще существует, хранится в их библиотеке?

– Если вообще в какой-нибудь книге есть этот самый ответ. – Кэлен устало отбросила длинный локон, свисающий ей на грудь. – Ричард, я согласна, что все это очень тревожно, но на нас лежит ответственность за других, и мы должны действовать соответственно. На карту поставлены жизни целых народов. Если для того, чтобы спасти остальных, придется пожертвовать одной страной, я с великой неохотой и скорбью предоставлю эту страну ее судьбе, чтобы выполнить мой долг перед большинством. Зедд велел нам ехать в Эйдиндрил, чтобы разрешить задачу. Может, он сформулировал эту задачу иначе, но суть-то от этого не меняется. Если, выполнив его поручение, мы остановим шимов, мы должны это сделать. Наш долг – действовать наилучшим образом во благо другим.

– Знаю. – Гнет ответственности может быть весьма утомительным. Им необходимо быть и там, и там. – Просто во всей этой истории меня что-то весьма беспокоит, а я никак не пойму, что именно. Более того, я сильно опасаюсь, что неверный выбор может обойтись нам слишком дорого.

Она взяла его за руку.

– Я знаю. Ричард.

Ричард высвободил руку и отвернулся.

81
{"b":"42","o":1}