ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украйна. А была ли Украина?
Другой дороги нет
Последний шанс
Код да Винчи 10+
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Я люблю дракона
Танос. Смертный приговор
Наследство Пенмаров
Посольство
A
A

– Мне действительно нужно заглянуть в эту книжку, «Близнец Горы».

– Но разве Энн не сказала, что спросила Верну с помощью дорожного журнала, а та ответила, что книга уничтожена?

– Да, верно, значит, невозможно… – Ричард резко обернулся. – Дорожный журнал! – Его осенило. – Кэлен, путевые журналы – средство связи, которым пользуются сестры, когда отправляются в дальние поездки.

– Да, мне это известно.

– Дорожные журналы сделали для них волшебники древности, во времена великой войны.

– И что? – озадаченно нахмурилась Кэлен.

Ричард заставил себя моргнуть.

– Эти журналы парные. И ты можешь переписываться только с парным твоему собственному.

– Ричард, я не понимаю…

– Что, если волшебники пользовались такими же? Из замка Волшебника их вечно отправляли повсюду со всякими поручениями и заданиями. И так в замке узнавали, что где творится? И таким образом координировали действия? Что, если они пользовались ими так же, как и сестры Света? Ведь волшебники тех времен наложили заклятие на Дворец Пророков и создали для сестер дорожные журналы.

– Я по-прежнему не очень понимаю… – все еще хмурилась Кэлен.

Ричард схватил ее за плечи.

– А что, если уничтоженная книга, «Близнец Горы», это путевой дневник? Парный путевому дневнику Йозефа Андера?

Глава 33

Кэлен потеряла дар речи.

Ричард сжал ей плечи.

– Что, если второй, парный дневнику Андера, все еще существует?

Она облизала губы.

– Вполне вероятно, что в Андерите они хранят что-то такое.

– Наверняка. Они преклоняются перед ним. В конце концов, они страну назвали его именем. И вполне логично, что, если такая книга существует, они ее хранят.

– Возможно. Но не обязательно.

– То есть?

– Иногда человека не ценят его современники. Не признают его значения и лишь много времени спустя воздают ему должное, да и то зачастую лишь используют как средство достижения власти. И в последнем случае свидетельства об истинных убеждениях этого человека только мешают, и от них стараются побыстрее отделаться. Даже если в Андерите не тот случай и они уважают образ мыслей Андера, все равно страна стала так называться относительно недавно, когда Зедд покинул Срединные Земли. Иногда люди становятся объектом поклонения просто потому, что от их философских взглядов мало что осталось и спорить не с чем, и тогда этот человек обретает ценность как символ чего-то. Скорее всего от вещей Йозефа Андера не осталось ничегошеньки.

Несколько огорошенный логикой ее слов Ричард задумчиво потирал подбородок.

– И еще одна неизвестность, – наконец заговорил он. – Дело в том, что записи в дорожном журнале можно стирать, чтобы освободить место для новых сообщений. Даже если то, о чем я думаю, правда и он написал в замок о найденном решении и книга до сих пор существует и в данный момент находится в Андерите, для нас от нее может не оказаться никакого проку. Потому что этот кусок он мог запросто стереть, чтобы написать что-то другое. Но, – добавил он тут же, – это единственное, на что нам приходится рассчитывать.

– Не единственное, – возразила Кэлен. – Есть еще один вариант, и куда более надежный, – это то, что мы должны сделать в замке Волшебника.

Ричарда неудержимо тянуло к наследию Йозефа Андера. Будь у него хоть малейшее доказательство, что эта тяга – не плод его воображения, он не раздумывал бы ни секунды.

– Кэлен, я знаю…

И осекся. Волосы у него на затылке встали дыбом, казалось, в шею воткнули мелкие ледяные булавки. Ленивый ветерок тихонько развевал его золотой плащ. По рукам побежали мурашки.

Ричард чувствовал, как зло призрачными пальцами касается позвоночника.

– В чем дело? – озабоченно спросила Кэлен.

Не ответив, он резко повернулся и пристально оглядел равнину. Никого и ничего. Вокруг волнами колыхались травы, освещенные золотыми лучами солнца. Вдалеке среди туч сверкали зарницы. Хотя грома слышно не было, небольшое сотрясение почвы все же ощущалось.

– Где Дю Шайю?

Стоявшая чуть в стороне Кара, не сводя глаз с бака-тау-мана, указала:

– Я видела ее вон там пару минут назад.

Ричард поглядел и ничего не увидел.

– И что она делала?

– Плакала. Может, она присела отдохнуть или помолиться.

Это Ричард тоже видел.

Он громко позвал Дю Шайю. Тишину равнины нарушала лишь далекая песня жаворонка. Сложив ладони рупором, Ричард позвал снова. Когда и во второй раз ответа не последовало, мастера меча вскочили и кинулись на поиски.

Ричард ринулся туда, куда указала Кара и где он сам в последний раз видел Дю Шайю. Кара с Кэлен наступали ему на пятки, когда он несся по высокой траве, хлюпая по лужам. Мастера меча и охотники звали Дю Шайю. Ответа не было, поиск стал отчаянным.

Колышущаяся трава будто издевалась над ними, волнуясь то здесь, то там, привлекая взор и намекая на присутствие, но так и не выдавая, где прячет Дю Шайю.

Краем глаза Ричард уловил какую-то темную форму, отличавшуюся по цвету от молодой зелени травы. Он резко свернул вправо и помчался по мокрой травяной подушке, плавающей в море грязи и проваливавшейся под его ногами.

Почва стала чуть тверже. Он снова углядел неуместное темное пятно и чуть изменил направление, шлепая по стоячей воде.

И внезапно наткнулся на нее. Дю Шайю лежала в траве и, похоже, спала. Платье задралось до колен, обнажив белые голени.

Она лежала лицом вниз в луже несколько дюймов глубиной.

Ричард нырнул вперед, чтобы не упасть на нее. Схватив ее за плечи, он рванул ее вверх и перекатил на спину. Мокрое платье облепило объемистый живот, подчеркивая беременность. Пряди мокрых волос прикрывали бескровное лицо.

Дю Шайю смотрела вверх темными мертвыми глазами.

У нее было такое же странное жаждущее выражение, как у Юни, когда Ричард нашел его утонувшим в крохотном ручейке.

Ричард потряс холодное безвольное тело.

– Нет! Дю Шайю! Нет! Я видел тебя живой лишь минуту назад! Ты не можешь умереть! Дю Шайю!

Ее рот раскрылся, руки неловко болтались, она не подавала признаков жизни. Да и какие признаки могли быть? Она умерла.

Когда Кэлен сочувственно положила руку ему на плечо, он с воплем бессильной ярости упал на спину.

– Она только что была жива, – сказала Кара. – Я видела ее живой и здоровой буквально несколько секунд назад!

Ричард зарылся лицом в ладони.

– Знаю. Добрые духи! Я знаю. Как же я сразу не сообразил, что происходит!

Кара оторвала ему руки от лица.

– Лорд Рал, ее душа все еще может быть в теле.

Стоявшие вокруг мастера меча и охотники Племени Тины дрожали мелкой дрожью.

Ричард покачал головой.

– Мне очень жаль, Кара, но она умерла.

Мысленно он видел ее живой, ясно и четко вспоминая все с ней связанное.

– Лорд Рал…

– Она не дышит, Кара. – Ричард потянулся закрыть Дю Шайю глаза. – Она мертва.

Кара жестко ударила его по запястью.

– Разве Денна тебя ничему не научила? Морд-Сит должна была обучить своего воспитанника делиться дыханием жизни!

Ричард, поморщившись, отвернулся от пронзительных голубых глаз Кары. Препротивный ритуал она напомнила, надо сказать. Ужасные воспоминания всколыхнулись в его мозгу, по кошмару соизмеримые со смертью Дю Шайю.

Морд-Сит разделяла со своим воспитанником дыхание, когда тот пребывал уже в объятиях смерти. Это была священная обязанность Морд-Сит – разделить с ним его боль, его последний вздох, когда он уже ускользал в смерть, как бы для того, чтобы увидеть то запретное, что лежит по ту сторону бытия. Таким образом они разделяли, когда приходило время убить воспитанника, с ним его смерть, деля с ним его последнее дыхание.

Прежде чем Ричард, чтобы бежать, убил свою госпожу, она тоже попросила его разделить с ней ее последнее дыхание.

Ричард почтил ее последнюю просьбу и вобрал в себя последний вздох Денны, когда она умирала.

– Кара, я не понимаю, какое это имеет отношение к…

82
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Эффект Марко
Люди в белых хламидах
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Дар Дьявола
Из ниоткуда. Автобиография
Она доведена до отчаяния
Паутина миров
Девушка из Англии