ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Мой любимый враг
Первый шаг к пропасти
Луч света в тёмной комнате
Врач без комплексов
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
Августовские танки
Левиафан
Неправильный бизнесмен
A
A

Ричарду казалось чудом, что человек ожил после смерти. Если бы ему кто-нибудь рассказал о подобном, вряд ли он поверил бы, не увидь он это собственными глазами. И это во многом перевернуло его мысли и изменило взгляд на мир.

Отныне Ричард не сомневался в том, что им нужно делать.

Кара, скрестив руки, наблюдала за суетившимися вокруг Дю Шайю мужчинами. Кэлен тоже воспринимала все происходящее не менее зачарованно, чем остальные. Кроме Кары. Эта-то не видела ничего особенного в том, что мертвец снова задышал. Судя по всему, то, что Морд-Сит считают обычным делом, несколько удивляет остальных людей.

Ричард ласково взял Кэлен под руку и привлек к себе.

– Ты говорила, что никто не проходил через Домини Диртх уже много веков. Значит, кому-то это как-то раз удалось?

Кэлен, оторвавшись от наблюдения за Дю Шайю, поглядела на мужа.

– Ну, это история довольно темная и весьма спорная. Во всяком случае, за пределами Андерита.

С тех пор, как Дю Шайю впервые упомянула это место, у Ричарда сложилось стойкое убеждение, что Андерит не принадлежит к любимым Кэлен странам.

– Как так?

– Ну, эта история требует некоторых объяснений.

Ричард вытащил из мешка три лепешки тавы и протянул Кэлен с Карой по одной. Сам же он не сводил глаз с лица Кэлен.

– Я весь внимание.

Кэлен отломила кусочек, явно размышляя, с чего начать.

– Страну, ныне известную как Андерит, когда-то завоевал народ, называемый хакенцы. Жителей Андерита учат, что хакенцы использовали Домини Диртх против исконных жителей этой земли, тех, которых сейчас называют андерцами.

Когда я в детстве училась в замке, волшебники рассказывали мне иное. Ну, как бы то ни было, это случилось много веков назад, а история, как известно, обладает свойством меняться в зависимости от того, кто ее преподает. К примеру, могу смело предположить, что Имперский Орден будет преподносить захват Ренвольда иначе, чем мы.

– Я хочу узнать об Андерите, – мягко напомнил Ричард, пока она жевала кусок тавы. – Его историю, как тебе ее изложили волшебники.

Кэлен, проглотив таву, продолжила:

– Ну, много столетий тому назад – примерно две-три тысячи лет – из степи пришли хакенцы и захватили Андерит. Известно, что это было племя из дальних мест, чьи земли, возможно, по какой-то причине стали непригодны для проживания. Такое случалось и в других местах, к примеру, когда землетрясение или наводнение меняло русло реки. Иногда бывшие плодородными земли становились слишком засушливыми для сельского хозяйства и животных. Иногда племена мигрировали из-за неурожайных лет.

Как бы то ни было, мне рассказывали, что хакенцы каким-то образом миновали Домини Диртх. Как им это удалось, не знает никто. Многие погибли, но все же они прошли и захватили землю, нынче именуемую Андеритом.

Андерцы тогда были главным образом кочевниками, и их племена жестоко сражались между собой. У них не было ни письменности, ни строительства, не знали они металла, социальная структура – практически неразвита. Короче, по сравнению с хакенскими завоевателями они были отсталым народом. Не то что они были дураками, просто хакенцы обладали более продвинутыми знаниями и технологиями.

И оружие хакенцев тоже превосходило андерское. К примеру, у них имелась кавалерия, и они лучше координировали свои действия и тактику. У них была четкая иерархическая структура, тогда как андерцы без конца ругались между собой из-за того, кто будет командовать их войсками. Это одна из причин, по которой хакенцы, как только миновали Домини Диртх, легко подавили андерцев.

Ричард протянул Кэлен бурдюк.

– Хакенцы были воинами и завоевателями, как я понял. Они жили за счет завоеваний?

Кэлен вытерла с подбородка воду.

– Нет, они не относились к тому типу завоевателей, которым нужны лишь рабы и война. Они не вели хищнических войн.

Хакенцы принесли с собой знания обо всем, от изготовления кожаной обуви до работы с металлом. Они были образованными людьми. Они имели представление о высшей математике и ее прикладном значении, в архитектуре в частности.

Хакенцы прекрасно знали земледелие, пахали на волах и лошадях в отличие от андерцев, вскапывавших вручную крошечные участки и занимавшихся собирательством. Хакенцы создали ирригационные системы и ввели рисоводство в дополнение к другим культурам. Они умели вести селекционные работы, выводили сорта пшеницы, наиболее подходящие для местных климатических и водных условий. У них было сильно развито коневодство. Они знали, как вывести отличный скот, и выращивали большие стада.

Кэлен вернула бурдюк и откусила еще тавы.

– Как обычно при завоеваниях, хакенцы правили, как правят победители. Хакенские порядки сменили андерские. На земли пришел мир, хотя и навязанный хакенскими правителями. Они были суровыми, но не жестокими. Вместо того чтобы попросту вырезать андерцев, как обычно поступали большинство завоевателей, они вовлекли их в хакенский социум, пусть даже изначально как дешевую рабочую силу.

– Значит, андерцы тоже пользовались хакенскими привилегиями? – с набитым ртом уточнил Ричард.

– Да. Под властью хакенских правителей на землю пришло изобилие. Процветал и хакенский народ, и андерский. Численность андерцев была низкой, практически на грани вымирания. Но с изобилием пищи популяция значительно увеличилась.

Дю Шайю зашлась в приступе кашля, и они обернулись к ней. Ричард присел на корточки и, пошарив в мешке, вытащил сверточек, который дала им Ниссел. Развернув его, он обнаружил сушеные листья, которые Ниссел как-то давала ему, чтобы снять боль. Кэлен указала травы, что успокаивают желудочные боли. Отложив немного в тряпицу, Ричард протянул остальное Каре.

– Скажи мечникам, чтобы положили немного в чай и дали настояться. Это успокоит ей желудок. Скажи Чандалену, что это Ниссел нам дала. Пусть втолкует это Дю Шайю и меченосцам, чтобы они не волновались.

Кара кивнула. Он вложил ей в ладонь еще листьев.

– И скажи Дю Шайю, чтобы она, попив чаю, пожевала потом вот эти листья. Они должны снять боль. Потом, если боли возобновятся или ее снова затошнит, может пожевать еще.

Кара поспешила выполнить приказ.

Она могла сколько угодно не признаваться, но Ричард знал, что ей приятно помогать тем, кто нуждается в помощи. И нет ничего более приятного, чем вернуть кого-то к жизни.

– Ну так что там было дальше с хакенцами и андерцами? Все шло хорошо? Андерцы учились у хакенцев? – Он отломил кусочек тавы. – Мир и братство?

– По большей части. Хакенцы привнесли упорядоченное правление, тогда как андерцы до завоевания склочничали между собой вплоть до кровавых разборок. На самом деле хакенцы убили при завоевании куда меньше андерцев, чем сами андерцы регулярно приканчивали в своих междоусобицах. Во всяком случае, так рассказывали учившие меня волшебники.

Хакенцы ввели правовую систему, хотя я вовсе не утверждаю, что она была полностью справедливой и равной. Во всяком случае, она была более четкой, чем власть толпы или попросту право сильного, которые прежде царили у андерцев. Покорив андерцев и установив свои порядки, хакенцы научили андерцев читать.

Андерцы, будучи отсталым племенем, были невежественными, но далеко не дураками. Пусть они не додумались до чего-то сами, но быстро сообразили, как и что делать, приспособили новые познания для своих нужд. В этом они были великолепны.

– Тогда почему страна называется не Хакенландия? – помахал свернутой тавой Ричард. – Ты ведь сказала, что большинство жителей Андерита хакенцы?

– Об этом позже. Я к этому подхожу. – Кэлен оторвала еще кусок лепешки. – Как объяснили мне волшебники, у хакенцев была такая правовая система, которая, как только они осели в Андерите и страна начала процветать, стала еще лучше.

– Правовая система? От завоевателей?

– Цивилизация не бывает сразу полностью развитой, Ричард. Это постепенный процесс. И частью этого процесса является перемешивание племен и рас, и это перемешивание зачастую проходит методом завоеваний, и эти завоевания частенько приносят с собой новое и прогрессивное. Нельзя чисто импульсивно судить о ситуации, лишь исходя из простых критериев, как нашествие и завоевание.

84
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой неверный однолюб
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Вдовы
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Игра Кота. Книга четвертая
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени