ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рестарт. Как вырваться из «дня сурка» и начать жить
Темный лес
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Уровень Пси
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Доказательство жизни после смерти
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Зубы дракона
Первый раз – 2 (сборник)
A
A

– Но если один народ приходит и вынуждает другой народ…

– Посмотри на Д’Хару. Благодаря завоеванию – тобой – Д’Хара теперь страна, где царит справедливость, где жестокость и пытки больше не являются методами правления.

Ричард не собирался оспаривать этот пункт.

– Допустим. Просто все это смахивает на то, что одна культура уничтожается другой, завоевавшей ее. Это несправедливо.

Она одарила его взглядом, каким частенько одаривал Зедд, означавшим, что от него никак не ожидали, что он станет повторять распространенное, хоть и в корне неверное мнение, вместо того чтобы увидеть истину. Именно поэтому, когда она заговорила снова, Ричард навострил уши.

– Ни одна культура не имеет привилегированного права на существование. Культура не ценится сама по себе лишь потому, что она просто существует. Без некоторых культур мир был бы куда лучше. – Она повела бровью. – Предлагаю в этой связи тебе на рассмотрение Имперский Орден.

Ричард испустил глубокий вздох.

– Мне понятен ход твоих мыслей.

Он хлебнул воды, а Кэлен съела еще тавы. И все же ему казалось неправильным, чтобы культуру со своими собственными традициями и историей уничтожали полностью. Но в определенной мере он понимал, что хочет сказать Кэлен.

– Значит, андерский образ жизни прекратил свое существование. Так что ты говорила о хакенской правовой системе?

– Несмотря на наше мнение о способе, которым они оказались в Андерите, хакенцы были людьми, высоко ценившими справедливость. На самом деле они считали ее краеугольным камнем упорядоченного и процветающего общества. Таким образом, сменявшиеся поколения хакенцев предоставляли все больше свобод завоеванным ими андерцам и постепенно стали считать их равными себе. Эти сменяющиеся поколения приобрели видение мира, похожее на наше, а также начали испытывать стыд за то, что их предки сделали с андерским народом. – Кэлен устремила взгляд вдаль, на зеленые равнины. – Конечно, куда легче испытывать стыд, когда виновные уже много веков как покойники, особенно если такое раскаяние, по умолчанию, делает тебя высоконравственным без необходимости выдерживать проверку современным тебе окружением. Ладно, как бы то ни было, их приверженность своим понятиям справедливости на поверку обернулась началом падения хакенского народа. Андерцы всегда ненавидели хакенских завоевателей и не переставали вынашивать планы мести.

Один из варивших кашу охотников принес в каждой руке по теплому куску тавы с толстым слоем дымящейся каши. Кэлен с Ричардом с благодарностью приняли горячую пищу, и Кэлен поблагодарила охотника на его языке.

– Так каким же образом хакенская правовая система привела к тому, что теперь хакенцы стали практически рабами благодаря андерскому чувству справедливости? – поинтересовался Ричард, когда они съели по изрядной порции каши, сдобренной сладкими сушеными ягодами. – Как-то с трудом верится.

Он видел, что сидевшая возле костра завернутая в покрывала Дю Шайю не проявляет к каше никакого интереса. Кара с травяным настоем сидела подле Дю Шайю и следила, чтобы та хотя бы немного отпила из крошечной деревянной чашечки.

– Правовая система была не причиной падения хакенцев, Ричард, а лишь крошечным шажком в этом направлении. Одним из ключевых моментов истории. Я просто рассказываю тебе самые важные моменты. И результаты. Со временем такие вещи случаются с культурой и обществом. Благодаря справедливым законам андерцы смогли постепенно подниматься вверх и в результате получили возможность захватить власть. Андерцы ничем не отличаются от других в своем стремлении к власти.

– Хакенцы были правящим народом. Как это их угораздило оказаться в противоположном конце? – Ричард покачал головой. Ему с трудом верилось, что все было так, как рассказывали Кэлен волшебники.

– Это еще не все. – Кэлен слизнула с пальцев кашу. – Как только справедливые законы распространились и на андерцев, они стали для них палочкой-выручалочкой.

Оказавшись равными членами общества, андерцы воспользовались своими свободами, чтобы завоевать определенный статус. Сначала просто стали участвовать в деловых предприятиях, трудовых сообществах, ставших впоследствии гильдиями, становились членами маленьких местных советов и так далее, и тому подобное. Потихоньку, шаг за шагом.

Нет, ты не думай, андерцы тоже самоотверженно трудились. Поскольку справедливые законы распространились на всех, андерцы смогли собственным тяжким трудом получить то же, что имели хакенцы. Они стали преуспевающими и уважаемыми людьми.

Но самое главное – они стали ростовщиками.

Видишь ли, как выяснилось, у андерцев просто потрясающая деловая хватка. Постепенно они стали классом торговцев, а не рабочих. А со временем торговля дала возможность некоторым андерским семьям сколотить состояния.

Дальше они стали ростовщиками, и, соответственно, в их руках сосредоточилась финансовая власть. Несколько больших андерских семей контролировали большую часть финансов и в довольно значительной степени стали теневой властью за спиной хакенского владычества. Хакенцы почили на лаврах, а андерцы по-прежнему были целенаправленными.

Стали андерцы и учителями. Почти с самого начала хакенцы считали преподавание простой задачей, которой вполне можно позволить заняться андерцам, освободив хакенцев для более солидного занятия – правления. Андерцы взяли на себя все аспекты преподавательской деятельности – не только преподавание как таковое, а и составление инструкций и методик, а следовательно, и содержание преподаваемых предметов.

Ричард проглотил немного каши.

– Насколько я понимаю, со стороны хакенцев это каким-то образом оказалось ошибкой?

Кэлен, взмахнув сжатым в руке кусом тавы с кашей, подчеркнула значимость своих слов.

– Помимо чтения и математики, детям преподавали историю и культуру, чтобы они понимали свое место в культуре и обществе своей страны.

Хакенцы хотели, чтобы все дети знали, что существуют пути гораздо лучшие, чем война и завоевания. Они считали, что, если андерцы будут рассказывать детям о жестоком хакенском завоевании благородного андерского народа, это поможет их детям вырасти более цивилизованными, уважающими других. Но вместо этого андерцы внедрили в юные умы чувство вины, что способствовало подрыву единства хакенского общества и падения уважения к авторитету хакенского правления.

А затем случился природный катаклизм – длящаяся целое десятилетие засуха. Именно в этот период андерцы наконец предприняли шаги, чтобы скинуть хакенское правление.

Вся экономика страны базировалась на зерне, главным образом пшенице. Фермы чахли, и фермеры не могли поставить на экспорт зерно, за которое торговцы уже заплатили вперед. Торговцы требовали возврата денег, поскольку все пытались пережить трудные времена. Многие, у кого не было достаточно финансовых средств, потеряли свои фермы.

Можно было ввести государственный контроль, чтобы снять панику, но правящие хакенцы боялись, что это не понравится стоящим за их спиной ростовщикам.

А потом пришли еще большие беды.

Люди начали умирать. Вспыхнули голодные бунты. Ферфилд сожгли дотла. И хакенцы, и андерцы подняли жестокие восстания. В стране царил хаос. Многие перебрались в другие страны, в надежде найти там лучшую долю, пока не умерли с голоду.

Андерцы, впрочем, воспользовались своими деньгами, чтобы купить продовольствие за границей. Только финансовые запасы богатых андерцев позволяли закупать пищу за рубежом, и для большинства эти поставки были единственной возможностью выжить. И андерцев благодаря этим зарубежным поставкам стали считать спасителями.

Андерцы покупали разорившиеся мастерские и фермы у людей, страдавших от безденежья. Андерские деньги, какими бы скудными они ни были, и их продовольственные поставки были единственным, что спасало большинство семей от голодной смерти.

И вот тогда андерцы затребовали истинную цену и начали осуществлять свою месть.

Правительство хакенцев толпы на улицах обвиняли в царящем в стране голоде. Андерцы же, с их торговыми связями, провоцировали и расширяли народное недовольство. В стране наступила анархия, хакенских правителей убивали прямо на улицах, их тела волочили перед ликующей толпой.

85
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сладкое зло
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Вата, или Не все так однозначно
Мифы о нашем теле. Научный подход к примитивным вопросам
Плейлист смерти
Далеко на квадратной Земле
Завтра я буду скучать по тебе
Чужаки
Разведенная жена или жизнь после