ЛитМир - Электронная Библиотека

Лори Уайлд

Любишь только дважды

Глава 1

Марли Монтегю с головой ушла в работу, когда дверной звонок огласил ее дом темой из фильма «Миссия невыполнима».

Она, конечно, слышала звонок, но была так поглощена комиксом, который рисовала, что не сразу среагировала на звук. Марли сидела по-турецки перед белой чертежной доской с черным грифельным карандашом в руке, рядом располагался отлично оснащенный компьютер. На листе бумаги красовалась Анджелина-мстительница: сверкая глазами, она направляла свои пистолеты на высокопоставленного агента ЦРУ и выясняла, какова его роль в глобальном нефтяном заговоре.

Марли усилила карандашом линию скул, подчеркивавшую ослепительную красоту и внутреннюю стойкость ее героини. Провела ластиком по бумаге, чтобы придать темным бровям красотки идеальный изгиб. Анджелина могла быть самым отчаянным борцом с преступностью в комиксах, однако она никогда не забывала о своей внешности. Этакая серьезная неприятность на высоких каблуках.

В отличие от нее самой.

Марли посмотрела на свой мятый спортивный костюм, никогда еще не видевший спортивного зала. Было два часа дня, и она вдруг осознала, что работает уже девять часов подряд без душа и практически без еды, если не считать утренней миски корнфлекса, и лишь ее верный пинцет знал, когда она в последний раз выщипывала свои брови.

Дверной звонок еще раз проиграл тему из фильма «Миссия невыполнима».

Раздосадованная этой неожиданной помехой, Марли вздохнула, отложила карандаш и раскадровку комикса.

Возможно, это служба доставки с коробкой авторских экземпляров ее двадцать восьмой книги комиксов «Зомбированные новобранцы ЦРУ», издания, которое уже в марте должно было появиться на прилавках, и в котором Анджелина разоблачала секретный правительственный эксперимент по промывке мозгов с помощью информационно-новостных сообщений.

Когда Марли подошла к двери, ей пришлось встать на цыпочки, чтобы заглянуть в глазок. Рост метр пятьдесят пять доставлял ей немало неприятностей; неудивительно, что Анджелину она сделала амазонкой ростом в метр восемьдесят.

За дверью стоял мужчина.

Незнакомый.

Кто он такой? По спине Марли пробежали мурашки.

Мужчина повернулся спиной к двери, разглядывая недорогие окрестные дома, составлявшие этот угол Олеандер-серкл, расположенной всего лишь в миле от Мексиканского залива. Он был здесь совершенно не к месту. Как кактус на грядке с петуниями.

Поправив очки, Марли прищурилась, чтобы разглядеть незнакомца получше. На нем были темно-синяя футболка с пятнами пота и серые хлопчатобумажные спортивные штаны, которые, несмотря на свою мешковатость, не могли скрыть его сильные мускулистые ягодицы.

В левой руке он держал мерную кружку. Может быть, это новый сосед пришел одолжить стакан сахара?

Да нет, скорее ему нужен стакан яичных белков Ведь сразу видно, что этот парень с подтянутым телом сладкого и в рот не берет.

Если перед ней и вправду был ее сосед, значит, это его она видела из окна две недели назад, когда он въезжал в соседний дом. Воображение Марли словно сорвалось с цепи; она вспомнила, как вздувались бицепсы на его руках, когда он поднимал коробки, и как он снял футболку, когда ему стало жарко, и она была буквально поражена его потрясающим телом.

Волосы парня были коротко пострижены. Не совсем «ежик», но очень близко к нему. Больше похоже на Ричарда Гира в фильме «Офицер и джентльмен». Марли это было знакомо.

Военная аккуратность.

Так он военный? Она надеялась, что он не был военным. Марли не доверяла военным. Даже бывшим военным. Даже сексуально выглядевшим бывшим военным.

Не волнуйся, дорогуша. Он больше похож на мой тип, а тебе надо было кадрить Космо, когда была такая возможность. Это был голос Анджелины, героини ее комиксов.

Однако Космо никогда не привлекал Марли как мужчина. Они были близкими друзьями, но не более того, хотя и могли обо всем друг другу рассказывать. Да и это уже в прошлом, поскольку Космо, не прислушиваясь к голосу совести, уехал из Корпус-Кристи, устроившись на работу штатским компьютерным шифровальщиком в штабе морской разведки в Суитленде штата Мэриленд. Марли все еще скучала по нему и жалела, что Космо не слишком разборчив в выборе работы.

Сногсшибательный мужчина, стоявший на пороге ее дома, повернулся, и взгляду Марли предстал его благородный профиль. Ему следовало бы украшать собой обложку одного из журналов, посвященных отдыху на свежем воздухе. Соблазнительная щетина покрывала мужественную челюсть, а глаза были таинственного серо-сине-зеленого цвета, как Мексиканский залив в бурную погоду. И так же, как море в шторм, он казался очень напористым и энергичным.

И столь же коварным, как провод, провисший над детской игровой площадкой.

Марли завороженно смотрела на него. Ее охватило страстное желание нарисовать незнакомца. Она уже видела его изображение на холсте и обводила точеные черты карандашом, чтобы запечатлеть его навечно. Машинально она разложила тело мужчины на геометрические фигуры: круг головы, перевернутый треугольник торса, треугольник нижней части тела и прямоугольники ног, которые Марли мысленно удлинила и заштриховала, пока не заметила, что они превратились в длинные стройные колонны.

Мужчина громко постучал в дверь. Замечтавшаяся Марли ахнула, отскочила от двери и чуть не упала, споткнувшись о черный лакированный кофейный столик. Следовало признать, упорства новому соседу было не занимать.

Но что, если она ошиблась? Вдруг этот парень не был ее соседом?

Ее политизированные комиксы многие издатели считали спорными. Действительно, на прошлой неделе среди писем от своих фанатов она получила письмо с угрозами. И оно было уже не первым. Она получила их уже несколько и даже, основательно испугавшись в первый раз, уведомила об этом полицию. Но там лишь отмахнулись, считая ее страхи необоснованными. Больше она им не звонила. И вообще Марли предпочитала не связываться с представителями власти.

Семь лет, отданные исследованиям, написанию и иллюстрированию комиксов по «Теории заговора», сделали ее подозрительной. Это и еще тот факт, что ее отец – правительственный тайный агент – был убит при странных обстоятельствах морским офицером, которого он всегда считал своим другом. К тому же руководство военно-морского флота подставило ее отца, назвав его предателем и заявив, что он продавал ракеты «томагавк» террористам.

Опять у тебя начинается паранойя. Он не имеет никакого отношения к этим угрозам и к тому, что военно-морской флот сделал с твоим отцом. Открой дверь. Голос Анджелины звучал недовольно.

– Тебе легко говорить: ты же у нас бесстрашный борец с преступниками.

Не надо. Не думаешь же ты, что этот красавчик пришел сюда, чтобы убить тебя? Ты просто боишься поговорить с ним.

Это уж слишком!

И Марли решила тихо вернуться в комнату, притворившись, что она не слышит, как тема из фильма «Миссия невыполнима» зовет ее к двери. Срок сдачи заказа неумолимо приближался, а ей нужно было нарисовать еще три страницы, прежде чем переходить к компьютерной обработке.

Правильно. Давай. Обвини во всем свою работу. Как и всегда, ты прячешься за своей застенчивостью, лишь бы избежать настоящей жизни. И может быть, настоящего мужчины.

– Я вовсе не прячу голову в песок! – Марли знала, что у нее есть дурацкая привычка спорить с персонажем, которого сама же и выдумала.

Это был один из серьезных недостатков одинокого образа жизни и надомной работы.

– Докажи!

– Он мне ни капельки не интересен. Он военный.

– Я в этом не уверена.

– Да только взгляни на него! У него настолько идеальная осанка, что кажется, будто кто-то вбил кол ему в позвоночник.

– А чем тебе не нравятся военные?

– И ты меня еще спрашиваешь?

Ты думаешь, у него автомат заткнут за пояс? Выразив свое возмущение таким образом, Анджелина стала насвистывать старую песню Битлз «Счастье – это теплый пистолет».

1
{"b":"422","o":1}