ЛитМир - Электронная Библиотека

Свои каре-зеленые глаза она унаследовала от отца, Чета Делани, еще недавно занимавшего высокий пост в военно-морской разведке. Экзотический же разрез этих глаз она получила от матери, Ниры, которая, по словам Трини, была прямым потомком иорданской королевской семьи. У Трини был достойный королевы нос, прекрасное дополнение к ее поразительным глазам. У нее была широкая дразнящая улыбка, которую она использовала как оружие массового поражения, и шелковистая кожа цвета обжаренного миндаля. Когда она говорила, ее голос – смелый и свободный – приковывал к себе внимание. Прямые каштановые волосы Трини носила распущенными. Грудь ее была не слишком большая, но и не слишком маленькая – она была идеальная.

Трини вообще была идеальна. И конечно, у Космо не было и малейшего шанса на близость с такой женщиной.

До Космо доходили распространяемые о ней слухи. Трини была легендой военно-морской разведки. Он знал, что ей довелось вывести на чистую воду нескольких весьма влиятельных людей, используя довольно сомнительные способы, но главное – она делала то, что могли очень немногие.

И вместо того чтобы отпугивать, ее репутация лишь разжигала желание Космо, и теперь он каждое утро приходил на работу пораньше, чтобы иметь возможность, стоя у своего стола, видеть, как она вплывает в офис.

А вот и она! Несет свои волшебные формы, облаченная в высокие сапоги и кольчужную мини-юбку. С опозданием на пятнадцать минут, как всегда. Но Трини все эти опоздания сходили с рук. И дело тут было не только в ее исключительных шпионских способностях, но и в ее ошеломляющей красоте, и в административной должности ее отца.

В руках у нее были два стаканчика кофе из «Старбакса», но вместо того, чтобы пройти мимо, она направлялась прямо к нему, и на лице у нее горела улыбка в тысячу киловатт.

Вот это да!

Космо тысячи раз представлял себе этот момент, но никогда не верил, что такое произойдет на самом деле. Его сердце сделало сальто. Это не может быть правдой. Он, должно быть, спит. Все это казалось слишком нереальным, чтобы можно было прийти к какому-нибудь другому выводу. Потрясающая Трини Делани удостаивает его вниманием.

«Не просыпайся, не просыпайся, не просыпайся».

– Доброе утро, Космо. – Она выразительно подмигнула ему.

«Она знает, как меня зовут!»

Трини наклонилась и протянула ему один из стаканов. Бросив быстрый взгляд, Космо увидел, что на ней была одна из ее скандально известных блузок с глубоким вырезом, открывавшим великолепный вид на ложбинку между грудями.

«Нарочно».

Он поспешил перевести взгляд на ее лицо и увидел, что она самодовольно улыбается.

– Нравится?

– Я… э… – «Не заикайся, идиот».

– Успокойся, – сказала Трини. – Я ничуть не против. Я принесла эспрессо.

– Спасибо. – Космо не пил эспрессо, тот слишком будоражил его, но сейчас он взял у Трини стакан так, словно она предлагала ему эликсир бессмертия.

Трини пододвинулась ближе, ее стройное бедро выделялось над поверхностью стола.

– Отец говорит, что ай-кью у тебя сто восемьдесят.

Космо указательным пальцем оттянул воротничок.

– Вообще-то сто восемьдесят три.

– Ну и ну! – Трини провела двумя пальцами по его галстуку.

Космо лишь сглотнул.

– По-моему, ты очень педантичный. Меня умные мужчины просто заводят. Отец о тебе очень хорошо отзывается. Я слышала, что в первый же день работы здесь ты обнаружил ошибку в подсчетах, которая стоила нам нескольких тысяч долларов в год.

– Я стараюсь, – сказал Космо, изо всех сил пытаясь не покраснеть и не выдать своих чувств.

Трини наклонялась все ближе и ближе, пока ее губы не оказались всего лишь в нескольких дюймах от его рта. Ему не нужно было смотреть по сторонам, чтобы знать, что глаза всех людей в комнате были устремлены на них. Все глаза всегда были устремлены на Трини.

– Знаешь что? – произнесла она соблазнительным голосом с придыханием – голосом Мэрилин Монро.

– Что?

– Последний человек, которого похвалил мой отец, стал моим мужем. – Трини издала хриплый смешок, Так смеялись бы финиковые пальмы, если бы умели: сухо, глубоко и экзотично.

– Вы замужем? – Космо сглотнул, Он испытал разочарование, сравнимое разве что с разочарованием ребенка, только что узнавшего, что Санта-Клауса не существует.

– Уже нет. – Удивительные глаза Трини блеснули, и она призывно улыбнулась.

Надежды Космо возродились снова.

Они стояли прямо друг перед другом. От нее исходил опьяняющий аромат цветков лотоса и мандаринов. Она была так близко, что он чувствовал тепло, исходившее от ее тела чувственными волнами.

«Я умер. Я умер и попал на небеса».

– Давай договоримся, – сказала Трини.

– Угу! – Он едва дышал. Почти не думал. Во всяком случае, не органами, расположенными выше талии. Казалось, его сердце прострелили из пушки. Если бы люди из Мензы видели его сейчас, они бы тут же аннулировали его членскую карточку.

– Я хочу, чтобы ты оказал мне услугу.

– Разумеется, мисс Делани, что угодно.

– Называй меня Трини.

– Да, Трини. – Космо прочистил горло. Боже, он вот-вот растает, как масло, но сейчас его это мало волновало. Он был в восторге от нее и плохо соображал. Лучше ухватиться за представившуюся возможность, чем сожалеть °б упущенном шансе всю жизнь.

Она запустила руку в вырез блузки, вытащила визитку и вложила в его руку:

– Это мой адрес. Приходи сегодня в восемь вечера, захвати свой ноутбук и не разочаруй меня.

* * *

– Итак, мисс Марпл, – обратился офицер Кемп к Марли, – что мы имеем: дело о пропавшем кофейном столике или вы просто выдумали весь этот бред про нападение убийцы? Вы отдаете себе отчет в том, что введение в заблуждение полиции наказывается по закону?

– Куда он делся? – Марли никак не могла поверить своим глазам и все крутилась на месте, оглядывая свою комнату.

– Признайтесь, у вас вообще-то был кофейный столик? – с сомнением спросил Кемп.

Марли не слышала его. Она пыталась понять, что произошло.

– Тут должны были остаться щепки, пули, гильзы, хоть что-нибудь.

Она встала на колени и начала исследовать ковер, хотя понимала, что все ее попытки будут напрасны. Уже по тому, что все ворсинки были приглажены в одном направлении, стало ясно, что ковер пылесосили.

Что бы ни говорили об этом убийце, назвать неряхой его было никак нельзя.

Марли машинально стала грызть ноготь большого пальца, волнуясь все сильнее. Она села на пол прямо посреди комнаты. Ей сейчас позарез нужен был союзник, и она с надеждой посмотрела на Джоэла.

Тот молча стоял в углу со скрещенными на груди руками и пристально и настороженно смотрел на нее. Марли видела его оценивающий взгляд, но не знала, о чем он думает.

Верит ли ей? Или он на стороне этого скептически настроенного представителя закона? Возможно, Джоэл просто понял, что оказался замешанным во что-то не имеющее к нему ни малейшего отношения, и теперь пытается придумать способ выпутаться из этой истории.

На мгновение их глаза встретились, но Джоэл тут же отвел взгляд.

Ну и ладно.

Теперь Марли было понятно его отношение к происходящему. Если не считать Анджелины, она была совершенно одна. Никаких проблем. Она уже привыкла к этому. Черт возьми, да так ей было намного спокойнее. Правда. Ей и не нужен был никто. Даже Космо. У нее была Анджелина. И этого ей вполне достаточно, хотя она всего лишь персонаж комикса.

Да? Ну и что тут такого? Задрав подбородок, Марли постаралась забыть о привлекательной внешности Джоэла. Не важно, что дрожат колени. Ей приходилось переживать и худшее. Она мысленно показала язык своему страху.

Двое мужчин стояли над ней. И вдруг Марли вспомнила про шар для боулинга и с трудом поднялась на ноги.

– Шар для боулинга! Найдите мой шар для боулинга. Этот убийца выстрелил в него. Этот шар все докажет.

Кемп и Джоэл оглядели комнату. Никакого шара в ней не было.

– Может быть, он на кухне, – предположил Джоэл. – Пойду посмотрю.

10
{"b":"422","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черная башня
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Сестры ночи
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Одержимость
Ответное желание
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Сестры из Версаля. Любовницы короля