1
2
3
...
11
12
13
...
57

– А если он вернется? – Марли нервно переплела пальцы.

– Я не верю, что здесь кто-либо был.

– Я получала письма с угрозами. В прошлом году я даже оставила заявление.

– Я в курсе. Мне также известно, что офицер, занимающийся этим делом, считает, будто вы сами написали эти письма.

– Но это не так! – с жаром заявила она.

Кемп остановился у входной двери и выдал свою последнюю угрозу:

– Только попробуйте подать еще одно фальшивое заявление в полицию, и обещаю вам, что ваша задница с такой скоростью окажется за решеткой, что у вас голова закружится.

– Эй! – Марли двигала губами, но на покидающего ее дом Кемпа орала Анджелина. Чтобы придать словам особый смысл, Марли направила указательный палец ему в спину. – Твое замечание, приятель, не что иное, как сексуальное домогательство, и я собираюсь доложить об этом Джонасу Барнхиллу.

Но ее слова остались неуслышанными. Кемп не остановился и не обернулся.

Глава 5

– Зачем, черт возьми, ты это сделал? – Едва входная Дверь захлопнулась за полицейским, Марли резко повернулась на месте и сердито уставилась на Джоэла. Его удивила ярость в ее глазах.

– Что сделал?

– Влез в мои дела. Мне твое вмешательство было совсем не нужно.

– Неужели? Тогда зачем ты вломилась ко мне в дом? Что все это значит? – Джоэл сделал шаг по направлению к Марли, вторгаясь в ее пространство.

– Мне нужно было сбежать от убийцы, а твой дом был рядом. К тебе это не имеет никакого отношения.

– Да? Тогда почему бы тебе не влезть в дом по другую сторону от твоего?

– Миссис Уиттакер восемьдесят три года, и она почти не видит.

– Вот об этом я и говорю.

И тут Джоэл понял, почему Марли набросилась на него с претензиями, вместо того чтобы поблагодарить за помощь. Она была до смерти испугана, но ни за что бы не призналась в этом. Несмотря на то, что она пыталась казаться такой крутой, сузив глаза, сжав кулаки и решительно подняв подбородок, она не могла справиться с бешено колотящимся сердцем. Жилка у нее на горле лихорадочно трепетала. Этот признак ее ранимости стал для него ударом ниже пояса. Черт! Ее храбрость перед лицом опасности удесятеряла его уважение. Доббс ошибался. Марли не могла быть вовлечена в антиправительственную деятельность, несмотря на все ее сумасшедшие книги о «Теории заговора».

– Ты не имел никакого права вмешиваться, – настаивала она, упрямо не желая сменить тему.

Лучший выход из ситуации – дать ей поверить, что она победила. Марли уже пришла к определенному мнению, и Джоэл видел, что менять его она не собирается. Он поднял руки:

– Ты абсолютно права. Тот факт, что я ненавижу, когда нахалы начинают третировать людей, еще не давал мне права вступаться за тебя без твоего разрешения. Даже если кто-то с тобой плохо обращается.

– Вот именно. – Она откинула волосы с лица.

– Зачем тебе какой-то шовинист, который будет тебе говорить, что делать.

– И я о том же.

– Ты независимая женщина, которой никто не нужен.

– А ты начинаешь меня опекать.

– Вовсе нет, но если тебе от этого станет легче, то я готов извиниться.

– Что? Я что-то не врубилась.

Джоэлу плохо удавались извинения, но если ей нужно услышать это снова, чтобы почувствовать себя лучше, то он забудет о гордости и повторит.

– Я сказал, что готов извиниться.

– Ну, – смягчилась она, поразмыслив над этим. – Ты, в конце концов, пытался мне помочь.

– Именно так.

– А почему ты стал защищать меня перед Кемпом?

– Нужен еще какой-то мотив, кроме обыкновенной учтивости?

– Но ведь в этом нет смысла.

– В вежливости нет смысла?

– Ты же даже не знаешь меня.

– Я знаю, о чем ты думаешь. Парень делает тебе что-то приятное, а ты от благодарности вешаешься ему на шею.

– Все-таки почему ты решил защитить меня?

– Помимо того, что я считаю Кемпа большой задницей?

– А-а, так вот в чем тут дело. Двум быкам тесно на одном пастбище?

– Нет, не так. Просто Кемп напомнил мне этих тупоголовых отчимов. – Она уже начала выводить его из себя своими вопросами. – Такие, как Кемп, на самом деле трусы. Они боятся, что им нахамят, поэтому начинают хамить первыми. Ненавижу трусов.

Говоря это, Джоэл подумал о своем отце. О том, как Гас стоял на ступеньках здания суда во время слушания дела об опеке, но так и не осмелился зайти внутрь. И поскольку Гас не отстаивал свои права в качестве отца, адвокаты Дейрдры размазали его по залу суда, и мать Джоэла получила полную опеку. Джоэл отогнал эту мысль. И с чего это он вдруг начал думать о Гасе?

– И сколько таких тупоголовых отчимов у тебя было?

Джоэл пожалел, что вообще заговорил об этом. Он был не из тех, кто жаловался на трудное детство. И участливое выражение, появившееся на лице Марли, ему совсем не нравилось.

– Больше одного, – сказал он беспечно.

Джоэл удивился, что она не стала расспрашивать дальше, но был благодарен ей за это. Большинство женщин, узнав, что ему довелось пережить несколько разводов родителей, начинали относиться к нему по-матерински. Трини была единственной, кто этого не сделал.

– А то, что ты говорил о дружбе с комиссаром полиции, было правдой? – поинтересовалась Марли.

Джоэл пожал плечами:

– Ни в одном слове.

Марли нахмурилась:

– И часто ты врешь?

– Не больше, чем нужно.

– Не люблю лжецов. Им нельзя доверять. – Марли наклонила голову и изучающе на него посмотрела. – Наверное, я вела себя грубо.

– Имела на это полное право. Тебе такое пришлось пережить.

– Ты веришь мне?

– Не знаю, что именно здесь произошло, – сказал Джоэл, – но я вижу, что ты в это веришь.

– В меня и вправду стреляли, – сказала она упрямо. – Мне ничего не привиделось.

– А я ничего и не говорю.

– Я видела выражение твоего лица, когда Кемп рылся в моих книгах. И точно знаю, о чем ты в этот момент думал.

– Такты еще и мысли читать умеешь?

– К твоему сведению, я не верю во все эти «Теории заговора», – сообщила Марли. – Это просто материал для моих комиксов.

– Но ты же веришь в некоторые из них.

– Я ничего не принимаю на веру. В том числе и «Теорию заговора».

– Подозрительность не всегда плоха, – сказал Джоэл.

– Попробуй-ка рассказать об этом всему остальному миру.

– Принимая во внимание то, что случилось, ты не должна сегодня ночевать одна. Тебе есть куда поехать?

Марли кивнула:

– К маме.

– Хорошо.

– Спасибо. Ты был очень мил. И терпелив. – Она направилась к двери.

– Меня выгоняют?

– Ты очень помог, но сейчас мне нужно побыть одной. До свидания.

– Хорошо, ухожу. Если тебе что-нибудь понадобится, не стесняйся, заходи. Окно в задней двери уже выбито, так что в следующий раз зайти будет нетрудно.

– Спасибо. – Марли ответила натянутой улыбкой.

Джоэл увидел тоску в ее глазах и понял, что она хотела бы довериться ему, но не может заставить себя это сделать. Она была не из тех, кто легко теряет бдительность. На то, чтобы подобраться к ней поближе, у него уйдет время. Куча времени.

А времени-то у него как раз и не было. Так что нужно найти способ ускорить процесс и преодолеть ее подозрительность к незнакомцам.

Джоэл вышел с участка Марли через калитку на заднем дворе. Он остановился на узкой полоске газона, отделявшей его дом от ее. С одной стороны, его восхищала бдительность Марли, с другой же, она его раздражала. Он не привык к тому, что завоевать доверие человека противоположного пола может быть так трудно. Обычно ему было достаточно просто улыбнуться, и девушки таяли в его объятиях.

Но только не эта.

С Марли было сложнее. Ее требовалось подтолкнуть, у нее должна была появиться побудительная причина обнять его и попросить убить драконов, чтобы избавить ее от опасности.

Джоэл ухмыльнулся. К несчастью для Марли, он обожал опасности.

Интересно, что может заставить ее обратиться к нему за помощью?

12
{"b":"422","o":1}