1
2
3
...
12
13
14
...
57

Ну, если у нее, например, не заведется машина и ей понадобится кто-то, кто отвез бы ее к маме.

Это было подло и нечестно. Ему не хотелось пугать ее еще больше, но иногда для общей пользы приходилось принимать жесткие решения.

Джоэл беззаботно подошел к «приусу» Марли. Окинул взглядом окрестности. Похоже, никто за ним не следил. Он бросил взгляд на ближайшее окно дома. На случай, если она его застукает, следует заранее придумать хорошее объяснение.

Сказано – сделано. Он скажет, что подумывает о том, чтобы сменить свой «дюранго» на «приус», и остановился взглянуть на ее машину. Это не только развеет ее недоверие, но и принесет ему дополнительные очки за заботу об окружающей среде.

Джоэл подошел к «тойоте» с противоположной от дома стороны и снял колпачок ниппеля с задней шины. В траве он нашел тоненькую веточку, не толще зубочистки. Он разломил ее на четыре части, вставил один кусочек в клапан, чтобы воздух начал выходить из шины, и установил колпачок на место. Затем быстро повторил процедуру с остальными тремя колесами. Он использовал веточки, поскольку, если бы он делал это обычным образом, ему понадобилось бы слишком много времени и появилась бы опасность быть пойманным. Позже, когда у него будет такая возможность, он придет и заберет веточки, чтобы никто не смог его заподозрить.

Закончив дело, Джоэл выпрямился и направился к дому. Он не чувствовал себя виноватым. Он сделал лишь то, что нужно было сделать.

Три минуты спустя он уже сидел перед монитором камер наблюдения, установленных в свободной спальне. Он перемотал пленку назад, на то время, когда Марли еще была дома. Две недели назад сотрудники разведки установили камеры у нее в доме, вынудив ее уйти оттуда под предлогом устранения утечки газа. Джоэла в операции не задействовали, поскольку не хотели, чтобы она позже его узнала.

Первая камера показывала гостиную. На цветном экране телевизора она выглядела точно так же, как и в действительности. Черный кожаный диван с белыми подушками. Белоснежное плетеное кресло-качалка с черными подушками. Ковер цвета слоновой кости, черный лакированный журнальный столик. Черно-белые полосатые занавески. Абажуры на лампах с изображением символов инь и ян. Все это производило эффект большого пространства и отчужденности.

Даже в своем собственном доме Марли Монтегю старалась изолироваться. Джоэл мог буквально дотронуться до ее одиночества.

Он переключился на вторую камеру, вмонтированную в вентиляционную отдушину у нее на кухне. Своим клетчатым черно-белым линолеумом на полу и хромированными частями обеденного стола помещение напоминало забегаловку пятидесятых годов. Столешница кухонного стола была выполнена из черного гранита, а шкафчики выкрашены блестящей белой краской.

Джоэл снова переключился на первую камеру и посмотрел на кофейный столик. Да. Вот он, совершенно нетронутый. Он отмотал пленку вперед.

На экране появилась Марли. Она подошла к двери, встала на цыпочки и заглянула в глазок. Поколебавшись, сделала шаг назад. Губы ее двигались, как будто она что-то говорила, но звука не было.

Он что, выключил звук?

Внезапно экран потемнел, как будто отключили питание. Джоэл повозился с управлением.

Ничего.

Он поменял батарейки в пульте управления.

Опять ничего.

Джоэл потрогал провода, чтобы убедиться, что они не отсоединились случайно, но экран оставался черным.

Он переключил каналы входящей информации.

Пусто.

Он перепроверил все, но проблема была не с оборудованием. Дело было в камерах.

Может быть, убийца использовал какое-то специальное электронное оборудование, чтобы отключить все камеры?

Или это сделала Марли? Но думать об этом Джоэлу не хотелось, поскольку это значило бы, что она прекрасная актриса, а весь этот спектакль с наемным убийцей был выдуман только для того, чтобы подобраться поближе к нему, Джоэлу.

Мама не отвечала ни по городскому, ни по сотовому телефону, и Марли заволновалась. Она металась по комнате, воображая всевозможные ужасы, которые могли с ней произойти.

В первом сценарии убийца ушел из дома Марли, прихватив с собой шар для боулинга и кофейный столик, поехал к ее маме и убил ее.

Но зачем ему убивать твою маму? Голос Анджелины немного ее успокоил.

– Не знаю. А зачем он пытался убить меня? Существует несколько вариантов.

– Я слушаю.

Это тот, кто написал тебе последнее угрожающее письмо, «Полюби Америку или сдохни, сука». Разве это не его слова?

– Действительно, что-то в этом роде. А если это все же не тот любитель эпистолярного жанра? Тогда кто?

Я бы сказала, что тебе наконец-то удалось раскопать настоящий заговор. Ты ударила в ахиллесову пяту. Помнишь Мела Гибсона в «Теории заговора»?

И правда. Вдруг ей это удалось? Но тогда какой же именно заговор настоящий? С самого правления Рузвельта правительство прячет космических пришельцев на виду у всех? Люди-ящерицы захватили банковские системы по всему миру? Линдон Джонсон и вправду нанял снайпера, чтобы застрелить Джона Фицджералда Кеннеди, проезжающего в колонне автомобилей, поскольку он хотел переспать с Джеки? О черт! Черт! Черт!

Позвони маме еще раз, а то у тебя вот-вот крыша поедет.

Хорошо, хорошо.

Марли глубоко вздохнула и подняла трубку. Она услышала странный шуршащий звук и почувствовала, как у нее свело желудок.

Ее телефон прослушивают?

Наученная годами обдумывания различных заговоров, Марли пошла на кухню, взяла нож для масла из ящика со столовыми приборами и вернулась в гостиную. Подняв радиотелефон, она попыталась поддеть крышку. Нож для масла соскользнул и задел ее по перевязанному запястью. Больно!

Марли упрямо сжала зубы и продолжала царапать пластик, пока он наконец не поддался.

Честно говоря, она вовсе не надеялась найти там маленький черный микрофон, подключенный к проводам, и когда увидела его, похолодела. Медленно вытащив устройство, Марли поднесла его к глазам.

Ее убийца не был самоучкой. «Жучок» находился на использовании у военных. Ей уже приходилось видеть такие. Космо прочитал ей бессчетное количество лекций по электронным шпионским устройствам, после того как они познакомились на конгрессе по шпионским устройствам пять лет назад, где Марли разрабатывала тему «Убийцы из КГБ, ставшие капиталистами» для своей тринадцатой по счету книжки комиксов.

Марли показалось, что воздух покинул ее тело. Вот оно и произошло, то самое, чего она так боялась. Кто-то ворвался в ее жизнь. Кто-то вторгся в ее дом, в ее убежище. Воистину, нет на земле абсолютно безопасного места.

Первым ее порывом было разрушить устройство, попрыгать на нем обеими ногами, а потом, ударив им несколько раз в стену, спустить в туалет. Но Анджелина остановила ее.

Положи его обратно. На случай, если убийца все еще тебя прослушивает. Не нужно, чтобы он знал, что ты его раскусила.

Его. Или их. Как бы там ни было.

Пальцы Марли автоматически вернули «жучок» на место, в то время как голова продолжала лихорадочно работать. Она должна убраться отсюда. И ей срочно нужно найти маму.

Марли положила телефон на базу, схватила сумочку и выбежала в сгущавшиеся сумерки.

В этот час ее район наполнялся уютными домашними запахами. Запахи тушеного картофеля, мяса на гриле, жареного лука смешивались с ароматами пиццы, доставленной на дом по заказу работающих мам, которые слишком уставали, чтобы готовить.

Марли проводила взглядом парня из службы доставки пиццы «Домино», разворачивающегося в тупике. Она уже видела его прежде. Он много раз привозил ей пепперони с большой порцией сыра, правда, она так и не узнала его имени. Он не взглянул на нее, проезжая мимо, а она не сразу осознала, что сдерживала дыхание, пока его машина не выехала с Олеандер-серкл.

Тревога подтолкнула Марли. Она торопливо открыла дверцу и бросила сумочку на сиденье водителя. Она уже почти села в машину, когда обратила внимание на шины.

Плоские, как блин. Все четыре.

13
{"b":"422","o":1}