1
2
3
...
18
19
20
...
57

Слава Богу, пульс прощупывался, но он был слишком слабым, и Марли все еще не дышала. Если ей немедленно не сделать искусственное дыхание, ее сердце скоро остановится.

Джоэл осторожно откинул ее голову назад и присел сбоку от нее. Он осторожно зажал пальцами ее нос, прижал свои губы к ее губам и сделал два мощных выдоха.

Дыхание не появилось.

Черт возьми. Он не мог потерять ее.

Он продолжал делать искусственное дыхание. Губы Марли были холодными, а кожа бледной.

Время уходило.

Возможно, прошло несколько секунд, возможно, час. Джоэл потерял всякое ощущение действительности. Сейчас для него существовали только губы Марли под его губами, и он отчаянно пытайся вдохнуть в нее жизнь.

Он был опустошен. Все его мысли сосредоточились на спасении жизни Марли. Он не слышал, что происходило вокруг, не видел людей, окружавших его, не чувствовал запаха пожара. Не было ничего, кроме Марли, распростертой перед ним на земле.

Резкий запах пожара, шум пожарных машин, сочувственные приглушенные голоса толпы – все слилось в один призыв: «Дыши, черт возьми, дыши!»

Чья-то тяжелая рука легла ему на плечо, и Джоэл услышал мужской голос:

– Мистер, можете остановиться.

Нет-нет. Он не остановится. Марли не может умереть. Он не позволит этому произойти.

– Она дышит, мистер, – объяснил мужчина. – Уже можно прекратить искусственное дыхание.

Джоэл поднял голову. Марли смотрела на него, глаза у нее были воспалены.

Их взгляды встретились.

Она вернулась к жизни.

Марли нерешительно облизнула губы. Ее взгляд, такой открытый и невинный, сказал ему все. Она благодарила его.

Джоэл встал. Его ноги были тяжелыми, словно мешки с песком.

– Ну что, теперь немного виски? – услышал он свой голос, такой беззаботный, как будто ничего страшного не произошло. Он много лет играл роль крутого парня. И не собирался меняться только потому, что она была на волосок от смерти. Не важно, что его кишки дрожали, как желе.

– Джоэл, – прошептала Марли.

– Да? – Джоэл снова наклонился к ней, встав на колени.

Она подняла руку и цепко схватила его за руку.

– Видишь этого мужчину в толпе? В зеленой ветровке?

Джоэл поднял голову и окинул взглядом группу людей, столпившихся под фонарем.

– Вижу.

– Это он.

– Кто?

– Мой убийца.

Когда Гас Хантер увидел толпу, собравшуюся перед горящим домом Пенелопы Монтегю, он понял, что опоздал.

Плохие новости. Действительно плохие новости.

Он сбросил скорость и медленно проехал мимо столпившихся на улице зевак, разглядывая картину представшую его глазам.

Дым вырывался из разбитого окна. Оранжевые языки пламени лизали крышу. От оглушительного воя все прибывающих пожарных машин воздух звенел. На лужайке перед домом что-то происходило, но Гасу не было видно, что именно.

Он почувствовал, что его вот-вот стошнит, рот наполнился отвратительной кислой слюной. Может быть, какому-нибудь случайному прохожему удалось вытащить Пенелопу из горящего дома и спасти ее? Гас сглотнул и стал надеяться, что именно так и произошло.

Он остановил взятый напрокат «таурус» через несколько домов от дома Пенелопы. Толпа разрасталась, люди бежали с берега, останавливались машины. Гас еще не решил, что ему следует предпринять, когда зазвонил его сотовый телефон.

Он откинул крышку телефона. На экране высветился номер Эйбела Джонсона.

– Да? – буркнул Гас.

– Адмирал?

– А ты ожидал услышать Микки-Мауса?

– Нет, сэр. Просто у вас голос… э… не знаю, сэр, но вы не похожи сами на себя.

– Заверяю тебя, что я – это я, на все сто процентов, старшина Джонсон, – рявкнул он. И не важно, что это было абсолютной неправдой. Адмиралы, как правило, не добивались своего положения, рассказывая всем и каждому о своем самочувствии. – Что вам нужно?

– Где вы?

– Это, черт возьми, не ваше дело.

– Прошу прощения, сэр. Просто я беспокоился и хотел предупредить вас.

– Предупредить? О чем?

– Приходил адмирал Делани. Он искал вас.

Гас ударил кулаком по рулю.

– Он сказал, что ему нужно?

– Только то, что у него чрезвычайно срочное дело. Он был очень недоволен, когда я сказал ему, что вы не в Вашингтоне и неизвестно когда вернетесь. Он приказал мне дать ему номер вашего сотового телефона.

Черт возьми! Ситуация выходила из-под контроля.

– Я хочу, чтобы вы сделали то, что я вам сейчас скажу, – произнес Гас.

– Да, сэр.

– Поезжайте домой, а завтра утром позвоните на работу и скажите, что заболели. После этого не отвечайте ни на чьи телефонные звонки, кроме моих.

– Сэр, но это же ложь.

– Вам нравится ваша работа, Джонсон?

– Да, сэр.

– Тогда выполняйте то, что я вам сказал. – И Гас отключился.

Он запихнул телефон в задний карман, выбрался из машины и подошел к толпе, окружавшей дом Пенелопы. Пока он беседовал по телефону с Джонсоном, к дому подъехали пожарные машины, вокруг суетились пожарники, заливая пламя водой. Когда Гас подошел ближе и увидел, что происходит на лужайке перед домом, его сердце застучало как сумасшедшее.

Он увидел Джоэла со следами сажи на лице, нежно державшего на руках молодую темноволосую женщину.

Но это была не Пенелопа Монтегю.

Где же Пенелопа и что, черт побери, гут делает Джоэл? И кто эта девушка?

Молодая женщина сказала что-то и указала на толпу. Джоэл поднял голову.

Гас поспешно спрятался за пожарником. Черт! Ему нужно было убраться отсюда, прежде чем его сын заметит его. Он еще не мог рассказать Джоэлу всего. Пока еще не мог. Сначала ему следовало заняться другими проблемами.

Не обращая внимания на перебои в сердце, Гас поспешил выбраться из толпы, стараясь при этом не привлекать к себе внимания. Он вернулся к своему «таурусу», но прежде чем садиться в машину, положил сотовый телефон под левое переднее колесо.

Затем сел за руль, повернул ключ зажигания и проехался по телефону. Раздался громкий хруст.

Пусть теперь Делани попробует ему позвонить.

Ублюдок!

Возможно, Гас и опоздал спасти Пенелопу Монтегю, но, может быть, еще не поздно исправить все то зло, что он совершил много лет назад.

– Эй ты, в зеленой ветровке, – крикнул Джоэл, вскакивая на ноги.

Парень повернулся и бросился бежать.

Пульс Джоэла подскочил, наполняя его адреналином и тестостероном. В голове у него крутилась одна мысль: остановить того, кто пытался убить Марли.

Им двигало не только желание видеть потенциального убийцу пойманным. И не только желание заставить его заплатить за все, что он сделал, и добиться того, чтобы это больше не повторилось. В главной причине Джоэл не признался бы никому. Он и сам еще не до конца осознавал ее. Но факт оставался фактом: ему очень хотелось выглядеть героем в глазах Марли.

С каких это пор ее уважение стало для него таким важным? Неужели после того, как он узнал, что двадцать лет назад она была в него влюблена? Смешно.

– Остановите этого человека! – крикнул Джоэл, но на его просьбу никто не откликнулся.

Мужчина в зеленой ветровке пробежал мимо нескольких зевак и устремился к дороге, идущей вдоль пляжа позади дома Пенелопы.

Один из пожарников обратился к пробегавшему мимо пожарной машины Джоэлу:

– Мистер, следователь по поджогам хочет с вами поговорить.

– Потом.

Джоэл махнул рукой, все его внимание было сосредоточено на человеке в зеленой ветровке. Выбравшись из толпы, он побежал изо всех сил, завернул за угол дома, взрывая ногами песок.

За домом тоже были пожарники, они поливали дом из брандспойтов. Джоэл посмотрел по сторонам, но убийцы нигде не было видно.

Куда он исчез?

Испугавшись, что он мог его упустить, Джоэл остановился. Что теперь делать? Он наклонил голову, прислушиваясь. Но за ревом пожара было трудно что-либо разобрать.

– Сэр, – обратился к нему задыхающийся краснолицый пожарник, – ради вашей собственной безопасности я бы советовал вам отойти подальше от огня.

19
{"b":"422","o":1}