1
2
3
...
24
25
26
...
57

Да и вообще, как можно возбудиться, глядя на нее? Джоэл был настоящим мачо, а она какой-то мокрой курицей. Их совокупление походило бы на спаривание чистокровного жеребца с шотландским пони.

Да и не нужно ей романтическое приключение. Она боялась любви. Она была недостаточно сильной, чтобы справиться с неизбежностью сердечной травмы. А у этого парня на лице было написано, что он специалист по разбиванию сердец.

– Ты и вправду считаешь, что будет лучше, если я буду таскать повсюду за собой твою раненую задницу вместо того, чтобы просто побыстрее смыться из города?

– Ты не решишь своих проблем бегством. Нужно выяснить, кто хочет убить тебя и почему. К тому же тебе нужен телохранитель.

– Знаешь ли, истекающий кровью парень не кажется мне такой уж хорошей кандидатурой на роль телохранителя.

– Со мной все будет в порядке. Нужно только найти место, где я смогу отлежаться, и ты подлатаешь меня.

– Вынуждена заметить, что я совсем не Флоренс Найтингейл.

– У меня в багажнике есть аптечка, и я прошел курсы по оказанию первой помощи. Я все тебе объясню. А сейчас давай уедем отсюда подальше, пока какая-нибудь «скорая помощь» нас не переехала.

– С чего это у тебя возникло желание мне помогать? – поинтересовалась Марли, подозрительно глядя на него.

– Ты забыла, что эта проблема затронула и меня лично? Ведь этот парень подстрелил меня. Этой причины тебе недостаточно?

– Нет. Ты можешь просто обратиться в полицию.

– Ты тоже.

– Ты видел, как со мной обращался офицер Кемп.

– Ну ладно. Меня здорово разозлило то, что какой-то придурок запер нас в доме твоей матери и пытался сжечь заживо. Как бы ты ни хотела действовать самостоятельно, нравится тебе это или нет, но мы с тобой оба оказались замешаны в этом деле.

– Только тебя ранили, а меня нет. Выбирайся из машины, и позволь докторам заняться твоей раной.

– Ладно, подойдем к этому иначе. Меня выгнали из подразделения «морские львы» полтора года назад, и я до смерти скучал, пока ты не ворвалась в мою жизнь, разбив стекло в задней двери. Вдруг вернулся прежний адреналин, я вновь почувствовал, что живу. Благодаря тебе я вспомнил былые навыки. Так что ты делаешь мне одолжение.

Он действительно так считал. Марли видела это по тому, как загорелись его глаза.

– Но почему ты хочешь защищать меня? Ты же даже толком меня не знаешь.

Взгляд Джоэла затуманился. Казалось, он смотрит не на нее, а на что-то из далекого прошлого.

– Хочешь, я расскажу тебе, о чем жалею больше всего?

Если он поделится с ней секретом, она будет увереннее чувствовать себя в этой ситуации. Она будет знать, что контролирует его. Ей нужно было на что-то опереться, чтобы она могла ему довериться.

– Хочу.

– Однажды я знал женщину, очень похожую на тебя. Независимую, сильную.

Марли подумала, что Джоэл спутал ее с Анджелиной. Она была скромной и застенчивой, а не независимой и сильной, но сейчас не это было важным.

– Ты был в нее влюблен?

– Да. Моей задачей было защищать ее, но она не хотела, чтобы я ее опекал.

– Почему?

– Она хотела выполнить задание в одиночку, хотела доказать, что она такая же крутая и выносливая, как любой мужчина. И она знала, что единственный способ избавиться от меня – причинить мне боль. Она сделала кое-что очень жестокое, чтобы заставить меня уйти. – Джоэл замолчал, и Марли почувствовала боль в его голосе. – Я отвернулся от нее. Покинул ее, когда мне следовало присматривать за ней.

– А что произошло?

– Ее ранили, и она чуть было не умерла тогда, и все по моей вине. Если бы я наплевал на свою гордость и остался с ней, она бы не пострадала. С тобой же у меня появился шанс искупить свою вину. Так что из-за моих неприятностей в прошлом тебе от меня не избавиться, Марли Монтегю, и не важно, что ты думаешь по этому поводу. С этого момента я буду рядом с тобой двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, пока не поймают твоего убийцу и не найдут твою мать.

Марли покачала головой. Для нее ложь была способом защиты. Если она будет полностью откровенной с Джоэлом, она вручит ему свою жизнь. Она никогда ни перед кем не открывалась полностью. Ей нужно было защищаться – и таким способом тоже.

– Что может тебя убедить? – тихо и проникновенно спросил Джоэл.

Их взгляды встретились. Одна секунда. Две. Три. Марли неуверенно пожала плечами:

– Чтобы я могла тебе доверять, нужно, чтобы ты доверял мне.

– Хорошо.

– А значит, ты должен верить в меня.

– Это я могу.

– Я хочу получить ответ на один вопрос.

– Какой?

– Эта женщина – кто она?

Джоэл помедлил секунду и сказал:

– Моя жена.

Глава 10

– Вошел, – сказал Космо.

Три часа напряженной работы, и вот наконец личные записи Чета Делани появились на экране, ожидая, чтобы Космо их расшифровал.

– Ты гений.

Трини прислонилась к его плечу, взялась зубами за мочку уха и сжала именно так, как нужно. Космо сглотнул, и с его губ сорвался стон. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отвлекаться от информации на экране компьютера.

– Мы ищем какую-то определенную дату? – спросил он.

– Вернись назад на две – две с половиной недели. Скажем, третье января.

Космо прокрутил документ вниз и уставился на код. Этот шифр был ему неизвестен, однако ему казалось, что глава военно-морского разведывательного управления не будет пользоваться слишком сложным кодом. Чем больше он его изучал, тем яснее становилось ему, что код был изобретением самого Чета Делани. Космо не мог поверить, что у него хватило смелости влезть в личные дневники бывшего главы военно-морской разведки. Человека, который запросто мог стать следующим президентом Соединенных Штатов.

Какой кайф. Космо почувствовал себя всемогущим.

– Что мы ищем? – обратился он к Трини.

– Любые упоминания о специальном агенте Джоэле Хантере. Я хочу узнать, куда мой отец направил его.

Космо знал, что ревность – уродливая, причиняющая кучу неприятностей эмоция, но несмотря на то, что ему говорил рассудок, он не мог не спросить:

– А кто это?

– Мой бывший муж, – ответила Трини.

И тут ревность запустила в Космо свои острые клыки. Зеленая, темная и жестокая. Он почувствовал ее. Отвратительная и горькая, тотчас же уничтожившая сладкий привкус чизкейка и шоколадной помадки. Трини пригласила его, надеясь, что он поможет ей влезть в личные файлы ее отца, чтобы она могла найти своего бывшего мужа.

Она покусывала его ухо, но думала в это время о другом человеке.

Космо резко оттолкнул ее и вскочил на ноги.

– Если ты хочешь выслеживать своего бывшего мужа, то занимайся этим сама.

Трини рассмеялась.

Космо нахмурился. Он начинал понимать, о чем именно его предупреждал Петерсон.

– Что тут такого уж смешного?

– Ты ревнуешь.

– Нет.

– Сомневаюсь.

Его первым намерением было умолчать о своих чувствах, но затем он подумал: ну и ладно. Его следующий поступок был совершенно не в его духе, но Трини сама напросилась. Он подхватил ее со стула и поставил на ноги. Она была очень высокая, почти с него ростом. Он заглянул ей в глаза.

– Еще бы я не ревновал.

Глаза Трини расширились от удивления.

– Кто бы мог подумать, что за внешностью зашуганного программиста скрывается сердце льва?

– Я не позволю играть с собой. – Космо понятия не имел, откуда берется эта его смелость, но он выплескивал ее всю до конца. – Я уже две недели наблюдаю за тобой. Хочу тебя каждой клеточкой моего тела. Ты нужна мне больше чем воздух. Я думаю, тебе об этом известно и ты используешь мои чувства в своих интересах. Ты пытаешься заставить меня помочь тебе в чем-то нелегальном. Со мной это не пройдет. Я не позволю обращаться со мной так, как ты привыкла обращаться с мужчинами.

Она сглотнула.

Он увидел, как двигаются мышцы на ее горле, увидел, как бьется пульс в углублении шеи.

25
{"b":"422","o":1}