ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спальня, – напомнила она.

– Сюда, – показал он.

Они доковыляли до спальни. Упасть на кровать было для Джоэла настоящим облегчением.

Марли отступила назад. Посмотрев на нее, Джоэл заметил, что ее взгляд опустился на вздутие на его штанах. Зрачки ее расширились, она тихо охнула и нервно прикусила нижнюю губу.

Ну что ж, по крайней мере, ему удалось отвлечь ее от воспоминаний о том, кто жил в этом доме, когда она бывала тут ребенком. Он почувствовал определенное мужское удовлетворение и улыбнулся, глядя ей в глаза.

Она облизнула губы.

Он прочел в ее глазах желание. Да, она была напугана, но этот взгляд ни с чем не спутаешь. Марли Монтегю хотелось переспать с ним ничуть не меньше, чем ему с ней.

Глава 11

Была уже почти полночь, когда Гас позвонил Эйбелу Джонсону из автомата, расположенного возле круглосуточного магазина, распространяющего видео и печатную продукцию определенного толка. Это был единственный работающий платный телефон вблизи бара, где Гас только что опрокинул пару стопок скотча.

Новости о пожаре и исчезновении Пенелопы, а также информацию о том, что ее дочь разыскивают в связи с преступлением, передавали по всем каналам. Но на этом телевизионщики не остановились. Они раскопали старую историю, называя Дэниела Монтегю предателем и вызывая у Гаса болезненные воспоминания.

Он знал, что должен сделать какой-то необратимый шаг, который не позволит ему сдаться и повернуть назад.

– Алло, – ответил его помощник. Голос у него был бодрый, словно он только и ждал звонка Гаса.

– Мне нужно, чтобы вы сделали для меня кое-что очень важное, – сказал Гас. Языку него заплетался.

– Адмирал?

– Ну?

– Вы пьяны?

– Не ваше дело.

– Я никогда не видел вас пьяным, сэр.

Гас сморгнул. Он бросил пить уже давно, а именно тогда, когда пытался вернуть Дейрдре, но в тех случаях, когда ему нужно было преодолеть свою слабость, он прибегал к помощи бутылки. Гас обхватил пальцами край телефонной трубки, чтобы она не дрожала.

– Просто выслушай меня.

– Слушаю.

Гас постарался говорить четко и ясно. Сейчас это было крайне важно.

– У меня дома в сейфе хранятся документы. Очень важные документы.

– Да, сэр.

– Если ты не получишь от меня никаких известий в течение ближайших сорока восьми часов, тебе надо будет кое-что сделать. Возьми ручку.

– Секундочку. – Эйбел глубоко вздохнул, но Гас сделал вид, что не заметил этого.

Он услышал, как его помощник положил трубку на стол. Ему не хотелось втравливать сюда парня, но это была его единственная надежда. Единственное, что могло бы спасти Джоэла и Марли и восстановить доброе имя Дэниела, если бы Гаса уже не было в живых.

Эйбел вернулся через несколько секунд.

– Я готов записывать.

– Поезжай ко мне домой. Амбер нет в городе, она уехала к своей матери. Чтобы войти, тебе понадобится код. – Гас объяснил Эйбелу, как отключить сигнализацию. – Затем открой стенной сейф у меня в спальне. Комбинация – день рождения моего сына.

– Записал.

– Внутри хранится сверхсекретная папка, помеченная «Ирак, 1990».

– Да, сэр.

– Передай ее средствам массовой информации.

– Вы хотите, чтобы я отдал сверхсекретную документацию журналистам? Вы уверены?

– Еще никогда в жизни я ни в чем не был так уверен. Это уже давным-давно следовало сделать.

Эйбел шумно вдохнул.

– В чем дело? – спросил Гас.

– Ни в чем, сэр.

– Выкладывай.

– Просто… у меня появилось ощущение, что это может положить конец вашей карьере.

– Если я не свяжусь с тобой в течение сорока восьми часов, это будет означать, что больше мне карьера не нужна.

– Сэр, вы уверены, что это не влияние алкоголя? Может быть, вам выспаться хорошенько и перезвонить мне утром?

– Никто не назначал тебя моей нянькой! – заорал Гас, запоздало понимая, что, если он заденет чувства Эйбела, это ничуть не поможет ему добиться своих целей. Он не собирался отступать. Он, черт возьми, был адмиралом, и не важно, что этого звания он ни капельки не заслуживал. – Просто сделай то, что я сказал. Это приказ.

– Лежи спокойно. Я принесу твою аптечку из машины, – сказала Марли.

На этот раз Джоэл не стал с ней спорить, и она была благодарна ему за это. Взглянув на его плотно сжатые губы и закрытые глаза, Марли поняла, что ему было намного хуже, чем он хотел показать.

Она вышла из дома в темноту. Прохладный ночной ветерок охладил ее разгоряченную кожу. Шум моря ласкал слух. Ковер из звезд на фоне иссиня-черного неба был отдыхом для уставших глаз.

Но ничто не могло успокоить взбудораженные мысли Марли. Слишком много свалилось на нее сегодня. Пропала ее мама. Полиция хотела ее допросить. И мужчина в черном «камаро» хотел ее убить.

А Джоэл женат.

Или был женат.

Он не сказал, развелся он или нет, а она не спрашивала, потому что боялась ответа. Марли не могла бы объяснить, почему это ее так волнует. Ведь она не собиралась с ним встречаться. И не важно, что в его присутствии она теряла голову.

Марли задумалась: интересно, а что он думает о ней, и удивилась, что ее это интересует. Нет, хватит о нем думать.

Но как можно было не думать, если ей предстояло сейчас вернуться к нему и обработать рану на его обнаженном торсе. На помощь пришла Анджелина.

Я сделаю. А ты просто расслабься и отдыхай.

Этого-то Марли и боялась. Что ее второе «я» возьмет инициативу в свои руки, и тогда ей уж точно не избежать неприятностей.

– Я сама, – пробормотала Марли. – Не лезь.

Достав аптечку из багажника машины Джоэла, она поспешила в дом. Мысли ее вернулись к человеку в черном «камаро». Марли надеялась, что ему не удалось проследить за ними до Мустанга. Джоэл лежал поперек кровати, прикрыв глаза рукой от яркого света. Остановившись в проеме двери, Марли посмотрела на него. Сейчас этот усталый мужчина не выглядел ни сильным, ни крутым.

Она подошла к столику и включила настольную лампу, затем выключила верхний свет. Джоэл никак не прореагировал. Его грудь ритмично поднималась и опускалась.

Он спал.

В этом беззащитном человеке сейчас трудно было узнать бойца спецназа, который, без сомнения, знал, как убить врага одним ударом своих больших опасных рук, и, ни на секунду не задумываясь, безжалостно делал это.

Она уже видела его в действии. Когда он спасал ее от верной смерти в огне, делал ей искусственное дыхание и гнался за ее убийцей, не думая о своей собственной безопасности.

Она стольким была ему обязана. Сердце ее дрогнуло – в нем зарождалось искреннее доверие.

Она ступала на опасную территорию. Нужно пресечь все эмоции и сконцентрироваться на том, что необходимо сейчас сделать.

Занавески были отдернуты, и волосы Джоэла серебрились в свете луны.

Марли подошла ближе. Кровь на его рубашке засохла и потемнела. Лишь в самом центре, где все еще сочилась кровь из раны, оставалось ярко-красное пятно. Нужно было разбудить его и заняться раной, хотя от одной мысли о том, что ей придется ухаживать за ним, у Марли подкашивались ноги и кружилась голова.

Нет времени раскисать. Принимайся за работу. Если не хочешь, чтобы я сама занялась этим.

– Отстань, – отмахнулась Марли от голоса Анджелины.

Она направила свет настольной лампы на рану и положила аптечку на кровать.

– Джоэл.

Он опустил руку, прикрывающую его глаза, и их взгляды встретились. Марли долго-долго – во всяком случае, ей показалось, что прошло очень много времени, – не могла дышать. У нее появилось ощущение, будто она знала Джоэла всю жизнь.

Все дело в его глазах, подумалось ей, таких гипнотизирующих и странно знакомых.

Он не просто смотрел на нее, он вглядывался в ее душу, а она, смело глядя на него, видела намного больше, чем его мужественную внешность.

Глаза Джоэла сказали ей то, что его гордость и страх, показаться слабым никогда не позволили бы ему произнести вслух.

28
{"b":"422","o":1}