ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, Мейси, что у вас?

Джоэл наклонился вперед, пытаясь расслышать, что говорит диспетчер, Его пальцы сжали вилку до боли в костяшках.

– У меня ориентировка на подозреваемую в убийстве Херкла. Ее зовут Марли Монтегю.

– Что еще?

Диспетчер дал описание Марли. Из-за радиопомех трудно было что-либо разобрать, но кое-что он услышал.

– Ее сообщник также идентифицирован. Это отбившийся от рук агент военно-морской разведки. Бывший спецназовец по имени Джоэл Хантер. Будьте осторожны. Он вооружен и чрезвычайно опасен.

– Куда мы теперь? – спросила Марли, когда Джоэл торопливо вывел ее из кафе. Солнце уже встало, и на улицах появились люди, спешащие на работу.

– Не знаю. Нам нужно где-нибудь спрятаться, пока мы не вычислим, кто тебя подставляет, и почему и кто на самом деле убил Роберта Херкла.

– И что случилось с моей мамой. – Голос у Марли срывался от отчаяния. – Пожалуйста, не забывай про мою маму.

– Я не забыл про нее, – ответил Джоэл. – Но ее исчезновение имеет отношение к происходящему, и мне кажется, что все это как-то связано с одной из твоих «Теорий заговора». Вопрос в том, с какой именно. Кстати, сколько их у тебя?

Марли нахмурилась, немного подумала.

– Сотни две или около того.

Джоэл присвистнул.

– Я и понятия не имел, что вокруг витает столько «Теорий заговора».

– Это сложный мир.

– А нельзя ли как-нибудь снизить их число? Выкинуть самые невероятные.

– Ну, поскольку все это завертелось только сейчас, то, видимо, виной всему одна из последних книжек. А ты уверен, что хочешь ввязаться во все это со мной?

Джоэл взглянул ей в глаза:

– Еще никогда в жизни ни в чем я не был так уверен. То, что они с тобой делают, – огромная несправедливость, и если даже мне придется в одиночку свергнуть правительство Соединенных Штатов, чтобы обелить твое имя, то я это сделаю.

Марли почувствовала себя так, словно ей на помощь пришли все силы военно-морского флота. Джоэл был готов связать с ней свою судьбу! Они были командой. Теперь он завоевал ее доверие. Пусть вначале их отношения и Не совсем складывались, но теперь им приходилось делить одиночный окоп в зоне военных действий. Марли бы с радостью приняла предназначенную ему пулю и умерла с улыбкой на устах. Лишь еще к двум людям в мире она была привязана так же сильно.

К матери и Космо.

– Прежде всего, нужно найти место, где мы могли бы спрятаться. Не можем же мы просто зарегистрироваться в отеле, когда за тобой повсюду следуют полицейские. Да и от «дюранго» придется избавиться. – Джоэл остановился на светофоре за огромным грузовиком, на бампере которого было приклеено объявление, рекламирующее День пирата, ожидаемый в Корпус-Кристи.

День пирата был ежегодным весенним фестивалем, организованным в честь красочного прошлого этого города. В выходные в Корпус-Кристи устроят парад, ярмарки изделий декоративно-прикладного искусства, поставят палатки с едой, проведут церемонию похищения мэра силами служащих внешнеторговой палаты, переодетых пиратами, устроят огромный фейерверк и многие другие развлечения. Марли не очень-то любила все эти народные празднества и ярмарки, но семья Космо отвечала за организацию парада. Космо в течение нескольких дней приходилось работать изо всех сил, и он частенько привлекал к этому Марли, просто за компанию.

Последние три или четыре недели перед Днем пирата проходили как в чаду. Сотни добровольцев работали круглые сутки, подготавливая к параду платформы, которые все остальное время хранились на складе, принадлежащем родителям Космо. К складу было пристроено небольшое жилое помещение, в котором во время спешной подготовки к параду жил повар, задачей которого было кормить всю эту ораву.

Много ночей Космо и Марли работали допоздна, обсуждая компьютерное хакерство и «Теории заговора» и в то же время не прекращая красить, сшивать, сваривать и сколачивать разнообразные украшения для платформ. Было так весело есть жирную вредную пищу, не высыпаться и участвовать во всей этой подготовительной работе. Весь год склад и примыкающее помещение пустовали в ожидании очередного приступа сумасшествия в честь Дня пирата.

Марли знала, где Виллерилы хранили запасной ключ.

– Развернись на следующем перекрестке, – сказала она Джоэлу.

– Зачем?

Марли усмехнулась:

– Я знаю идеальное место, где мы сможем спрятаться.

На складе было тихо и пахло плесенью. Платформы нечетко вырисовывались в темноте, как притихшие динозавры, в любой момент готовые возродиться к жизни. Марли с Джоэлом протиснулись мимо пиратского корабля с развевающимся «Веселым Роджером» на мачте, и Джоэл чуть было не ударился головой о трамплин для прыжков в воду, превращенный в мостки. Им пришлось обогнуть водяной дворец Нептуна, поднимающийся из стекловолоконного спокойствия, и проскользнуть мимо танцующих русалок. Два года назад Марли с Космо покрасили все чешуйки Королевы русалок блестящей краской цвета морской волны.

Марли расчихалась то ли от пыли, то ли от сырости, проникающей сюда из доков.

– Не простудись, – сказал Джоэл, как будто у нее был выбор. Он настолько привык командовать, что воображал, будто может приказывать вирусу. Но кто знает? А вдруг может? Ведь было похоже, что он стряхнул с себя свою рану, будто бы это был всего-навсего порез во время бритья.

– Постараюсь помнить о твоем совете.

– Нам нужно выспаться, – сказал он – Где тут кровать?

– Сюда.

Марли провела его в крошечное помещение, в котором находились раковина, кровать, плита и туалет. На кровати лежал матрас, покрытый старым, но чистым покрывалом.

Через час Джоэл сидел, откинувшись на подушки, и смотрел на Марли, свернувшуюся калачиком рядом с ним и тихо посапывающую во сне. Она лежала, уткнувшись носом в подушку, подложив ладонь под щеку и лаская пальцы Джоэла своим теплым дыханием.

Ну и положение: он лежал в постели с самой привлекательной женщиной, которая заставляла его сердце биться сильнее, и не мог ничего сделать.

Хотя все к лучшему. Он только начал возвращаться к холостяцким привычкам после разрыва с Трини, Новые отношения ему совсем не нужны. Слишком скоро, он просто еще не готов.

Любовь такая коварная штука. Джоэлу, конечно, недоставало магнетической силы, этого божественного напряжения всех мускулов, выброса эндорфина в мозг, однако в то же время любовь всегда все усложняет. В первом порыве чувства забываешь, что разбитые отношения вполне могут разбить и твое сердце. Любовь – это поле боя, а Джоэл был воином, который всегда вступал в битву.

Он не был склонен к романтическим домыслам. Бесконечные размышления и раздумья он оставлял ученым профессорам. Но Марли задевала в нем какую-то струну что-то чистое и нетронутое, и этого Джоэл отрицать не мог.

«Ты должен присматривать за ней, а не лезть ей под юбку, Хантер».

Нежным запахом женщины пропиталась подушка рядом с его головой. Джоэл вдохнул воздух и замер, пораженный тем эффектом, который присутствие Марли производило на него. Как будто кто-то методично и терпеливо стучал молотком по его сердцу.

Казалось, все на свете замерло. Джоэл не шевелился, и мир тоже остановился и затих. Тишина. Тревожная тишина. И все же сердце колотилось, как птица, попавшая в клетку.

С Трини все было не так. Он хотел ее. О да. В тот самый момент, как они взглянули друг на друга, в них разгорелась страсть. Они горели и пылали, а затем потухли, как две римские свечи со связанными фитилями. Яркий взрыв, а затем полное разрушение.

С Марли было по-другому. Здесь тоже была замешана химия. Вне всяких сомнений. И все-таки все было иначе. Его желание не имело того взрывного оттенка. Оно было лучше. Глубже. Вернее. Крепче.

Сейчас Джоэлу ничего не хотелось так сильно, как разбудить Марли и заняться с ней любовью. И это его пугало. Он еще мог справиться с неконтролируемой страстью, но это… это была проблема совершенно иного рода.

У него и раньше не было недостатка в страстном сексе. Предостаточно секса. С высокими и маленькими, пухленькими и худышками, блондинками, брюнетками, рыженькими. Но среди них не было никого, кого можно бы было сравнить с Марли. Ее застенчивость подпитывала его мужское эго.

37
{"b":"422","o":1}