ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну как можно было устоять перед такой прочувствованной просьбой? Особенно если на свете не было ничего, что Джоэл сделал бы с большим удовольствием.

– Давай уйдем с мостков, – предложил он.

Он взял ее за руку и помог спуститься. Когда Марли оказалась внизу, Джоэл подхватил ее на руки и отнес в комнату.

Марли была такой женственной, ее ягодицы, талия и грудь были такими мягкими и округлыми…

Джоэл уложил Марли на кровать, быстро раздел ее, сбросил свою одежду, вытащил презерватив из бумажника и улегся рядом ней. Они оба ждали этого момента с той самой секунды, когда их взгляды встретились над разбитым стеклом у него на кухне.

Марли была снизу. Джоэл перенес свой вес на локти и смотрел на нее сверху вниз, как будто первый раз заглянул в глубины Большого каньона.

Плоть к плоти. Кожа к коже. Их сердца бились в одном ритме, да так громко, что они оба это слышали.

Чувство было таким огромным, таким захватывающим, что Джоэл вновь почувствовал себя неловко. Он никогда такого не испытывал и не знал теперь, как со всем этим быть.

Он попытался отступить, попытаться оценить то, что происходит, но Марли прижалась к нему бедрами и застонала.

– Полегче, крошка. – Джоэл был так напряжен и возбужден, да к тому же давно не занимался любовью, что опасался слишком быстро кончить и все этим испортить.

Марли прижала губы к его горлу и тихо застонала, пощипывая его кожу. Затем провела рукой по его шее, запустила пальцы в его волосы.

Это было чертовски здорово.

Джоэл сунул презерватив под подушку, погладил грудь Марли и обхватил ее ладонями.

– Я хочу, чтобы тебе понравилось, – сказал он, чувствуя, что впадает в отчаяние, и ненавидя себя за это. Но ничего не мог с этим поделать. Он потерял контроль над ситуацией, теперь главной была Марли, даже если она об этом и не подозревала.

– Мне нравится уже просто быть с тобой.

– Скажи мне, что ты хочешь. Что мне сделать, чтобы тебе было хорошо?

Ее глаза расширились.

– Я не знаю.

– Не знаешь?

– Ну, никто еще не доставлял мне удовольствия.

– Ты девственница?

– Нет, – сказала она, и в уголке ее глаза появилась одинокая слезинка. – Но сейчас я об этом жалею. Мне следовало сохранить себя для тебя. Но я же понятия не имела, что ты есть на свете. Я никогда не думала, что когда-либо почувствую себя так. Моя мама говорила… – Она замолчала.

Джоэл прижал ее к себе и погладил по волосам.

– Ничего, думаю, вместе мы разберемся.

– Просто целуй меня, не останавливайся, – попросила она и притянула его голову к своим губам.

Она была такой вкусной. Острой и пряной. Джоэл целовал ее глубокими, долгими, крепкими поцелуями. Поцелуи были требовательными и многообещающими. Он оказался пойманным в ловушку времени, затерялся в космических просторах. Они таяли, перетекая один в другого.

Джоэл не призывал этого чувства. Оно само охватило его с ног до головы одним молниеносным движением. В одно мгновение губы их соединились, взгляды встретились, тела соприкоснулись, и Джоэл Джером Хантер отдал Марли Монтегю свое сердце.

Целиком. На все сто процентов. Навсегда.

Полет на ковре-самолеге. Вот что это было. Полет на ковре-самолете к звездам.

– Отвези меня на луну.

Это было то, о чем Марли никогда не осмеливалась мечтать. Это произошло точь-в-точь, как ей рассказывала ее мать.

«Мама? Где ты? Как жаль, что тебя тут нет, и я не могу рассказать тебе о Джоэле».

– Марли? – Джоэл целовал ее в шею, но вдруг остановился.

– Да? – Глаза ее все еще были закрыты, она пыталась отогнать мысли о матери и вернуться к ощущениям настоящего момента, но ей это не удавалось.

– Что случилось?

Она покачала головой.

– Открой глаза и посмотри на меня.

Марли медленно сделала то, о чем он просил, и увидела, что его серо-сине-зеленые глаза полны сострадания.

– Поговори со мной.

– Я не хочу разговаривать. Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью.

– О чем ты думала?

Она сглотнула и помолчала.

– О маме.

Он сжал губы и погладил ее по щеке согнутым пальцем.

– Извини, я знал, что это плохая идея.

Джоэл попытался отодвинуться, но Марли обхватила ногами его талию и удержала на месте.

– Пожалуйста, не уходи, мне нужно это. Мне нужен ты.

Он кивнул, по его глазам было видно, что он ее понимает.

– Мы найдем твою маму, Марли. Я обещаю. Я очень хочу встретиться с ней.

– Думаю, она тоже будет рада встрече с тобой. – Марли стало лучше уже от одного выражения нежности на его лице. Джоэл улыбнулся ей, и она улыбнулась в ответ.

Марли хотелось вернуться к прежнему, вернуть то настроение, которое она вдруг утратила. Она слегка сжала Джоэла ногами, стараясь не задеть рану, и смело дотронулась до внутренней поверхности его бедра.

Ее рука продвинулась дальше, обхватив его член. Он был такой горячий и тяжелый, гладкий, твердый и удивительно мужественный. Дыхание Марли участилось, дыхание Джоэла – нет.

А должно бы было.

Марли открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее с таким выражением, что ей стало не по себе. Похоже, он все еще переживал из-за нее.

Черт возьми! Она не хотела, чтобы он беспокоился, не хотела, чтобы все так закончилось в этот первый раз, когда они оказались по-настоящему вместе. Она крепче сжала его член и прошептала:

– Ну и ну.

– Крошка, ты и понятия не имеешь, что ты со мной делаешь.

И тут она поняла, что Джоэл беспокоился не только из-за нее, но и из-за себя.

Он снова поцеловал ее. Нежно, ласково.

Он открывался ей. Не только телом, но и своими мыслями и душой. Марли чувствовала это по тому, как дрожали его пальцы, лаская ее лицо. Джоэл открывался ей так, как он еще никогда никому не открывался.

Он рисковал своим сердцем.

Марли поняла, какую честь он ей оказывает. Она отбросила остатки сомнений и отдала ему все до последней частички. И свое доверие тоже.

Это было для Марли особенно важным.

Но Джоэл доказал, что заслуживает ее доверия. Она никогда и ни за что не бросит его. Что бы ни случилось.

Теперь Марли знала, что ее мама пыталась сказать ей все эти годы.

В объятиях Джоэла она нашла то, о чем только могла мечтать.

Родственную душу.

Губы Джоэла впитывали ее.

Ее ноги обнимали его талию, руки перебирали волосы, тело прижималось к его телу. Он не мог вспомнить даже, где они находятся, не говоря уже о том, чтобы помнить, чем были вызваны его сомнения всего лишь несколько минут назад.

– Я хочу тебя, Джоэл, – прошептала Марли, взяла его руку и положила себе между ног. – Давай.

Ее указания не могли бы быть яснее, даже если бы она распечатала причудливые розовые карточки с надписью: «Вы приглашены на вечеринку». Джоэл не собирался отказываться от приглашения. Он был так голоден. Аппетит Марли разжигал ею. Он прикоснулся к ней там, внизу, сначала слегка, потом глубже, все увеличивая их близость. Она была податливой, шелковистой и женственной. И конечно, горячей и влажной.

И все это предназначалось ему.

Она отдавала себя, пресекая все сомнения, отбрасывая осторожность. Что-то он забыл сделать. Это маячило у Джоэла в голове, где-то по ту сторону тумана удовольствия, окутавшего его. Разум его не работал, он не мог сосредоточиться. Не мог сосредоточиться ни на чем, кроме Марли и возбуждающих стонов эротического наслаждения, которые она издавала. Он доводил ее до изнеможения.

– Внутрь! – скомандовала она. – Сейчас же!

Джоэл не мог больше терпеть. Он уже собирался войти в ее сочное податливое тело, когда вдруг вспомнил о презервативе, засунутом под подушку.

– Подожди, – сказал он, скатываясь с нее.

– Нет! – вскричала она. – Ты не можешь остановиться сейчас.

Джоэл сунул руку под подушку, вытащил презерватив и показал его ей.

– О Боже, – выдохнула она. – Я даже не подумала о предохранении.

– Ничего, – ответил он. – Зато я подумал.

43
{"b":"422","o":1}