ЛитМир - Электронная Библиотека

Она посмотрела на мужа сквозь пелену слез. Он вытер большими пальцами слезы с ее щек.

– Не переживай из-за прошлого. Мы оба сделали все, чтобы выжить.

– Мы потеряли столько времени. Ведь все эти годы мы могли жить вместе.

– Мы вместе сейчас, – сказал Дэниел нежно. – Больше ничего не имеет значения.

Пенелопа сглотнула слезы. Нужно было выслушать его до конца, нужно было понять.

– Что случилось после взрыва ракеты? В прессе про повреждение «Гилкреста» ничего не говорилось. И не было ни слова про то, что мы потопили иракскую патрульную лодку.

– Гас получил приказ от Чета Делани скрыть все произошедшее, объясняя это интересами национальной безопасности. Про погибшего матроса следовало сказать, что он умер во время самовольной отлучки, покалеченный же моряк перенес операцию мозга и не мог ничего вспомнить. Ему дали отпуск по состоянию здоровья и стали пичкать лекарствами, задерживающими процесс восстановления памяти. – Дэниел замолчал. Лицо его стало задумчивым. – Для остальных членов команды была придумал а какая-то история. – Помолчав немного, он продолжил: – Гас послушался приказа Делани, не задавая лишних вопросов, но я не мог с этим смириться. Я был полон решимости выяснить, что произошло на самом деле, почему ракета не сработала как следует, почему погиб мой подчиненный и почему Чет Делани так стремился замять всю эту историю. Я начал собирать информацию по «томагавкам» и «Херкл индастриз», но везде натыкался на кирпичные стены. Все документы были уничтожены. Людей покупали или запугивали. Но чем меньше мне удавалось разузнать, тем решительнее я занимался этим делом.

– Ты всегда был упрямым. – Пенелопа не могла скрыть своего восхищения. Не важно, как это сказалось на их семье, осудить своего мужа за то, что он поступил правильно, она не могла.

– Однажды во время увольнения на берег на меня напали в одном из переулков. Какой-то мужчина избил меня металлической трубой до полусмерти. – Дэниел прикоснулся к шраму на щеке. – Он велел мне прекратить мои расследования, пригрозил, что иначе в следующий раз мне достанется еще больше.

Пенелопа схватилась за сердце, ей стало физически плохо от осознания того, в какой ужасной ситуации оказался ее муж. Он был честным человеком, она уважала его решение, несмотря на то, что оно вынудило их расстаться. Она любила этого человека. Как жаль, что ее не было тогда с ним, и он был совсем один вдали от дома.

– Но ты не мог отступиться.

– Нет, я пошел к Гасу. Я пытался убедить его помочь мне, говорил, что вдвоем мы можем что-то изменить. Ведь мы могли бы рассказать всем о связи между Делани и Херклом. Делани наживался на продаже «томагавков», и он не собирался разрывать контракт.

– Да, ты не мог отступиться, – кивнула Пенелопа. – А Делани не мог остановиться.

– А Гас не хотел вмешиваться.

– Он всегда был трусом, – заметила Пенелопа. – Он не осмелился даже противостоять Дейрдре, чтобы добиться совместной опеки над Джей-Джеем! Как можно было ожидать, что он поможет тебе?

– Гас помогал мне как мог. Я не виню его за то, что он пошел по пути наименьшего сопротивления. Мне пришлось дорого заплатить за свою честность. – Дэниел слегка погладил жену по щеке. – И вам с Марли, к сожалению, гоже. Прости меня. Мне никогда не загладить своей вины.

– Я никогда не смогу простить Гаса. Он приговорил тебя к полужизни в этой дыре. – Пенелопа взмахнула рукой, указывая на его подземный дом.

– Не надо, Пен. Будь выше этого. Я был тогда глупцом: начал рассказывать всем, кто соглашался слушать, что замышлял Делами. У меня не было никаких конкретных доказательств, но я тем не менее трубил об этом на всех углах, пытался даже созвать пресс-конференцию. Молодой и вспыльчивый, я был уверен, что меня оправдают только потому, что я прав, а Делани ошибается. Боже, каким же наивным я был! Когда Делани понял, что меня не заткнуть побоями и угрозами, он поднял ставку.

– И обвинил тебя в предательстве.

– Да. Делани и Херкл придумали способ распознавать неисправные ракеты. Они отделили их от остальных, а затем отправили в Ирак. Они проставили мое имя на всех счетах и сопроводительных документах, а затем организовали ограбление корабля, перевозившего эти ракеты. Они сфабриковали и другие улики против меня, даже нашли иракского солдата, который поклялся, будто был свидетелем моей встречи с одним из высокопоставленных военных Саддама Хусейна. Они так профессионально подставили меня, подкупив нужных людей, что дело против меня было идеальным. Но и этого им показалось недостаточно. Херкл приехал на мой корабль.

– Зачем?

– Чтобы заставить меня замолчать. Он сказал, что за вами наблюдают, и если я произнесу хоть слово о том, что произошло на «Гилкресте», тебя и Марли убьют.

– Какой ужас! – Пенелопа прикрыла рот рукой.

– Я был в ловушке. Выхода не было. Меня не только повесили бы за измену, но и, если бы я осмелился произнести хоть слово в свою защиту, два человека, которых я любил больше всего на свете, могли пострадать. Я был приговорен.

Пенелопа притянула Дэниела к себе и положила его голову себе на плечо.

– Ш-ш-ш, ни слова больше. Это в прошлом. Все прошло.

– Нет. – Дэниел вновь отодвинулся. – Я должен рассказать тебе все, хотя бы один раз. Мне нужно, чтобы ты все знала.

– Хорошо, если ты так хочешь. – Пенелопа выпрямилась, собираясь с силами.

– Гас стал одновременно и моим спасением, и моим проклятием. Он пришел повидаться со мной накануне того дня, когда меня должны были перевести на корабль, который доставил бы меня обратно в Соединенные Штаты. Он предложил инсценировать мою смерть, он даже знал идеальное место, где я мог бы укрыться. В этом старом бункере.

– И что ты тут делал все эти пятнадцать лет?

– Скучал по тебе, – ответил он, и Пенелопа заметила, что глаза Дэниела подернулись пеленой слез.

Она нежно поцеловала его.

– А что это за книги по юриспруденции?

– Я занимался. Пытался придумать способ призвать Делани к ответу по суду, не давая ему понять, что я жив, и не ставя под удар тебя и Марли.

– Откуда ты получаешь продукты?

– Гас все организовал. Роналд, человек, раненный на «Гилкресте», присматривает за его домом на Мустанге и время от времени заглядывает ко мне.

– Роналд – это тот, кто потерял память?

Дэниел кивнул.

– А сам Гас никогда сюда не приходил?

– Нет. Но мы обмениваемся сообщениями через Роналда, и Гас оплачивает все мои расходы.

Пенелопа фыркнула. Она была невысокого мнения о Гасе Хантере.

– Но почему ты мне позвонил? Почему решил выйти из укрытия? И почему ты сделал это именно сейчас, а не восемь, десять или двенадцать лет назад?

Дэниел потянулся через Пенелопу к прикроватной тумбочке, открыл ящик и вытащил последнюю книгу с приключениями Анджелины-мстительницы.

– Вот поэтому, – сказал он, передавая книгу жене. – Из-за нашей дочери.

Прежде чем Пенелопа смогла что-то сказать, они явственно услышали звук: что-то или кто-то двигался по туннелю поблизости от их убежища.

Дэниел немедленно вскочил на ноги и бросился к одежде. Он передал Пенелопе ее вещи и стал натягивать брюки.

Руки у Пенелопы дрожали, но она все же смогла одеться. Звуки снаружи тем временем становились все громче.

Шаги. Это совершенно точно были шаги: кто-то приближался.

Дэниел прижал палец к губам, делая жене знак затаиться. Она тихо подошла к нему, полная решимости больше никогда не бросать мужа. Он подкрался к столику и забрал оттуда свой пистолет. Пенелопа шла за ним по пятам, держась за его широкой спиной.

Шаги приближались. Уже можно было расслышать чье-то учащенное дыхание. Незваный гость был совсем близко.

Дэниел взвел курок, рывком открыл дверь и сунул пистолет прямо в лицо запыхавшегося мужчины, который стоял по ту сторону двери, прижимая руку к груди.

– Дэниел, не стреляй, это я. У нас большие неприятности, – успел выпалить Гас Хантер, прежде чем тяжело упасть на пол.

51
{"b":"422","o":1}