ЛитМир - Электронная Библиотека

Черный дым начал наполнять бункер.

Лицо Эйбела побледнело. Он шарил взглядом по комнате, водя пистолетом от Дэниела к Джоэлу, от Пенелопы к Гасу.

– Что это? Что происходит? Тут пожар? Где очаг возгорания?

– Ты боишься огня, не так ли, Джонсон? Твой отец погиб в пожаре на борту «Гилкреста», когда там взорвался «томагавк». Ты узнал об этом и с тех пор панически боишься огня, – уверенно сказал Дэниел.

Джоэл был поражен способностью Дэниела так быстро соображать в опасной ситуации. Но откуда же здесь взялся дым? Это был сырой подземный цементный бункер. Гореть тут просто нечему.

А что, если это не пожар, а всего-навсего дым? Как от дымовой шашки.

Был только один человек, который расхаживал по улицам с дымовыми шашками в сумочке. Его ненормальная Марли.

– Мне нужно выбраться отсюда, – нервно проговорил Эйбел, оттягивая воротник. – Трудно дышать. – Он повернулся и побежал к выходу из туннеля.

Удушающий дым становился гуще и чернее. Джоэл не мог дать Эйбелу уйти. Дэниел, видимо, подумал о том же, потому что они столкнулись плечами, рванувшись к двери, поскольку разглядеть что-либо в густом дыму было довольно сложно.

– Я справлюсь, – сказал Джоэл. – Оставайтесь со своей женой и моим отцом. Никакого пожара нет. Это Марли с дымовой шашкой.

– Марли? – В голосе Дэниела слышалась тревога. – Поймай его, сынок, не дай ему добраться до моей девочки.

Марли ждала. Она стояла на крыше бункера, сжимая в руке баллончик со слезоточивым газом и держа палец на кнопке, готовая нажать на нее в тот момент, когда убийца выбежит из бункера.

Прошла минута, за ней другая.

Марли уже решила было, что ее план сорвался и вода в подземелье затушила дымовую шашку, когда из подземелья выбежал убийца, за которым тянулась струйка черного дыма.

Ура!

Она прыгнула ему на плечи. Мужчина упал на колени на песок. Марли сунула баллончик ему в лицо и нажала на кнопку.

Он закричал, отмахиваясь от нее свободной рукой и пытаясь другой схватить пистолет.

Но Марли была полна решимости.

– Ну, попробуй меня убить, попробуй! – кричала она, угостив его еще одной порцией газа.

Убийца, пошатываясь, встал на ноги, все еще пытаясь скинуть Марли с плеч. Он пытался направить на нее пистолет, но она сильно сжала его шею бедрами, пытаясь перекрыть кровообращение. Он пошатнулся.

– Марли, я держу его, спрыгивай!

Она повернула голову и увидела самую прекрасную на свете картину: спешившего ей на помощь Джоэла.

Он ударил Эйбела по коленям в тот самый момент, когда Марли спрыгнула с его плеч. Пистолет вылетел у Эйбела из руки и упал на песок. Они с Джоэлом повалились на землю. Завязалась борьба.

Марли побежала было за пистолетом, но в это мгновение из бункера выбежал еще один человек.

Она замерла на месте, не веря своим глазам.

Не может быть!

И все же…

– Папа? – прошептала Марли, не понимая, что это: мираж, сон, галлюцинация или все сразу.

Кивнув, ее отец раскинул руки.

Все эти годы Марли мечтала, надеялась и молилась, чтобы он не упал тогда за борт и не утонул в океане. Она проживала свои желания в комиксах, осуществив в них свою самую заветную мечту – написала, что ее отец жив, – и эта мечта сбылась. Глубоко внутри она никогда не переставала в это верить.

Марли бросилась в объятия отца.

– Малышка, малышка, малышка, – повторял он снова и снова, прижимая ее к своей груди, вдыхая аромат волос, покрывая лицо поцелуями, обнимая свою дочь со всей любовью, которую он мог ей подарить.

Марли прижалась к нему, и ее захватили эмоции – грусть, восхищение, смущение, радость. Она задрожала и уткнулась лицом отцу в шею, как когда-то делала ребенком.

Позади нее Джоэл все еще продолжал бороться с убийцей, но в мире Марли все было в полном порядке.

– Ты жив! Папочка, ты жив.

Джоэл неожиданно вскрикнул, и прежде чем Марли и ее отец успели понять, что происходит, убийца закричал в ярости:

– Нет, не будет у вас счастливого конца. У меня его не было, не будет и у вас.

Раздался громкий хлопок, и ослепляюще острая боль пронзила Марли. У нее перехватило дыхание, по плечу стекала горячая липкая кровь.

Голова закружилась, боль была просто нестерпимая. Никто никогда не говорил ей, что пулевое ранение бывает таким болезненным. Она сжала зубы, борясь с болью, стараясь не потерять сознания.

– Марли, – взмолился ее отец. – Только не умирай. Ты не можешь умереть.

Он подхватил ее на руки, слезы струились по его лицу. Ее сердце забилось сильнее, спина горела, зрение затуманилось.

– Папочка, – прошептала она, – я люблю тебя. – И замолчала.

Словно сквозь туман, Марли услышала, как какого-то доктора Джонса вызывают в лабораторию. В воздухе висела странная смесь запаха антисептика и яичного порошка, Марли услышала клацанье металлической посуды и скрип резиновых туфель по линолеуму. Матрас, на котором она лежала, был твердый и неудобный.

Она была в больнице, но понятия не имела, как сюда попала. Последнее, что Марли помнила, были глаза отца, умолявшего ее не умирать.

Папа? Неужели ей все это не приснилось?

Марли медленно открыла глаза и увидела озабоченные лица родителей. Они сидели рядышком на стульях в нескольких сантиметрах от ее кровати, крепко держась за руки.

Марли улыбалась, улыбалась и улыбалась, несмотря на боль под правой лопаткой, куда попала пуля. Как же было приятно вновь видеть родителей вместе. Раннее утреннее солнце пробивалось через восточные окна, солнечный свет наполнял палату. Новый, свежий, волнующий.

Все изменилось. В ее мире снова появились краски. И надежда.

И любовь?

Марли приподняла голову над подушкой и окинула взглядом палату в поисках Джоэла. Его нигде не было видно. От движения боль в спине усилилась, и она снова откинулась на подушку.

– Джоэл… – Его имя было первым, что она сказала, и оно прозвучало у нее словно карканье. Горло Марли было пересохшим и саднящим, как будто его скребли наждаком.

Где он? Ее эйфория улетучилась. Может быть, он тоже ранен? А что, если он…

– С ним все в порядке, – успокоила ее мама. – Он не отходил от тебя с самого момента ранения. Он не ел и не спал, но сейчас Гаса отправили на катетеризацию сердца, и Джоэл посчитал, что ему следует быть рядом с отцом, тем более что тебя перевели из реанимации и врачи заверили его, что твое состояние вполне стабильное. Он скоро вернется.

– А как дела у отца Джоэла? – Марли было трудно хорошо думать о Гасе Хантере после стольких лет, в течение которых она считала его убийцей своего отца, но она постарается. Ради Джоэла.

– У Гаса был сердечный приступ. Сейчас проводятся процедуры, чтобы определить, какой ущерб здоровью был нанесен, и выяснить, не потребуется ли ему операция.

– Мне жаль.

– Гас волновался о тебе, – сказал отец. – Он чувствует свою ответственность за то, что произошло. – Дэниел рассказал Марли все, что ей следовало знать, и закончил свой рассказ словами: – Джоэл повалил Эйбела, и, скажем так, бедняге Джонсону очень повезло, что специальный агент Доббс со своей командой появились вовремя. Опоздай они еще на несколько минут, Джоэл его убил бы, – сказал Дэниел, и в его голосе звучала гордость за Джоэла.

Голова у Марли кружилась, от лекарств соображать она стала медленнее, но на эти слова она не могла не обратить внимания: Джоэл был ее героем, он был готов убить ради нее.

– Военно-морская разведка была там?

Ее отец кивнул:

– Они занимались этим расследованием с тех самых пор, как я позвонил им и пообещал, что сдамся, если они откроют полномасштабное расследование дела о «томагавках» и пошлют Джоэла присматривать за тобой двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю.

– Так, значит, это вы потребовали, чтобы именно меня назначили на это задание? – сказал Джоэл, появившийся в дверях палаты.

Джоэл!

Марли села на кровати, забыв о головокружении. Ей нужно было его увидеть, нужно было посмотреть в эти потрясающие серо-зелено-голубые глаза.

55
{"b":"422","o":1}