ЛитМир - Электронная Библиотека

Марли немного успокаивало то, что незнакомцу, по всей видимости, тоже было не по себе. Она прикрыла грудь руками, крепко-накрепко зажмурив глаза, и в тот же момент он поднялся на ноги. Она услышала, как он вышел в другую комнату, а затем вернулся.

Мужчина кашлянул.

Она нерешительно приоткрыла один глаз и увидела, что он переоделся в плотно облегающие синие джинсы, гавайскую рубашку и старые кроссовки на босу ногу. Через руку у него была перекинута мужская рубашка с длинными рукавами.

Марли открыла второй глаз.

– Наденьте это, – сказал он, ничего не объясняя – Марли уже заметила, что он был не прочь покомандовать, – и бросил ей рубашку.

Марли с трудом села, продела руки в рукава и быстро застегнула пуговицы. Рубашка была сильно накрахмалена – еще один признак того, что мужчина все-таки был военным, – и царапала кожу, но по крайней мере теперь она была одета.

Жесткий нижний край рубашки прикрывал колени; рукава, которые были сантиметров на двадцать длиннее, чем нужно, Марли пришлось закатать.

– Кто вы? – строго спросил мужчина, остановившись прямо перед ней, так что Марли была вынуждена смотреть на его талию. – И почему вы вломились в мой дом?

Он был одет, но в памяти Марли слишком живо еще было воспоминание о том, как выглядела его обнаженная грудь, скрытая сейчас под режущим взгляд узором из гибискуса и попугаев.

Она сглотнула. С трудом выдавив улыбку, наклонила голову и искоса посмотрела на него взглядом принцессы Ди. Даже при более благоприятных обстоятельствах Марли непросто было общаться с красивыми мужчинами, сейчас же и сама ситуация была очень сложной.

– Я живу в соседнем доме, меня зовут Марли Монтегю. – проговорила она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно жизнерадостнее. – А вы…

– Джоэл… – Он помедлил, нахмурившись. – Джоэл Джером. И не надо мне говорить, что выбитое стекло в задней двери – обычный способ знакомства с новыми соседями в пригородах, потому что я этому все равно не поверю.

Это что, шутка? Марли посмотрела ему в лицо. Утверждать что-либо наверняка было невозможно.

Она уже открыла рот, чтобы объяснить, что за ней гнался человек с пистолетом, но тут же закрыла его. Как вообще можно объяснить что-то подобное?

И тут она сообразила, что произошло на самом деле: она не могла рассказать о своей беде, потому что просто не могла говорить об этом. Поэтому-то она так легко отвлеклась на сексуальность Джоэла – пыталась притвориться, что ничего не произошло, просто пришла в гости к приятному соседу.

И тем поставила свою жизнь под угрозу, забыв об опасности, которая ей угрожала.

Насколько проще было строить глазки Джоэлу, чем серьезно отнестись к только что произошедшему. Сам факт, что кто-то пытался убить ее и, черт возьми, лишь по счастливой случайности не убил, было слишком тяжело пережить. Она еще не была готова задать себе те вопросы, которые требовали ответа.

А именно: как, кто, что, почему?

– Дамочка! – рявкнул Джоэл. – Лучше вам начать рассказывать, что случилось, пока я не вызвал сюда полицию из-за взлома и незаконного проникновения. – Высокий и широкоплечий, он до смерти пугал ее. Джоэл нахмурил брови. С его точки зрения, он имел все основания быть злым и подозрительным, но меньше всего на свете ей сейчас было нужно его осуждение.

– Я… я… – В уголках ее глаз начали собираться слезы. О Боже, заработала система водоснабжения. Давай-ка втяни все обратно. Ну, не вой. Иначе он подумает, что ты просто маленький ребенок.

Марли так сильно старалась не заплакать, что слезы затекли в носовые пазухи и обожгли ей слизистую. До этого момента ей вполне успешно удавалось вытеснять из памяти лицо рассыльного из объединенной службы доставки посылок (хотя она уже начинала всерьез сомневаться в том, что он работал именно там), заменив его интересной физиономией Джоэла, теперь же это лицо четко всплыло перед ее внутренним взором.

Она дрожала от макушки до кончиков пальцев, но, к своей чести, не плакала.

– Что случилось? – Джоэл сел на тахту рядом с ней. – Вам плохо?

Марли покачала головой. На мгновение ей показалось, что он сейчас обхватит ее своими сильными руками и крепко прижмет к себе. Она даже надеялась, что он это сделает. Но тут его голос стал подозрительным, и она обрадовалась, что этого не произошло.

Его глаза сузились.

– Это что, какая-то уловка, чтобы я не звонил в полицию?

– Позвоните им, – прошептала Марли. – Позвоните же им. – Она заглянула в глубину его темных глаз и неожиданно увидела в них сочувствие. В конце концов, он не был таким уж жестким. – Пожалуйста.

Ее все еще трясло. Ну почему эта дрожь никак не прекращается? Все закончилось. Она уцелела. Чтобы как-то отвлечься. Марли начала теребить повязку на запястье.

– Не смейте ее трогать, – скомандовал Джоэл. – Не думаю, что порез слишком глубокий, зашивать рану не нужно, но давящая повязка необходима, чтобы остановить кровотечение.

– Она слишком тугая.

– В этом суть давящей повязки.

– Не теряйте времени, звоните копам. – Марли подняла руку, чтобы заправить за ухо выбившуюся прядь, но рука ее так тряслась, что ей не удалось выполнить даже это простое действие.

– С вами случилось что-то плохое. Поэтому вы и ворвались сюда. Чтобы получить помощь.

Марли кивнула:

– Я стучала, но вы, должно быть, были в душе.

И тут вдруг эти сильные руки и впрямь обхватили ее. Она была благодарна этому человеку за поддержку и в то же время ненавидела себя за то, что так в ней нуждалась.

– Что случилось? – Его губы прижимались к ее уху. Марли чувствовала, как его слова отдаются у нее внутри. От него исходил чистый, свежий аромат мыла.

– Он… он… – Зубы у нее стучали, но не от холода, а от волнения и страха.

– Не торопитесь. – Джоэл крепче сжал ее в объятиях и притянул ближе.

Она прижалась к нему, не понимая, чего в ней больше сейчас – страха или волнения. Марли вспомнила о сексуальных фантазиях, посетивших ее, когда она наблюдала затем, как он вносит вещи в свой дом. Раз или два она мечтала о том, как они могли бы доставить наслаждение друг другу. Это были приятно возбуждающие мечты.

Но в том, как Джоэл обнимал ее сейчас, не было ничего возбуждающего. Ничего эротического или чувственного. Это были объятия поддержки и ободрения, именно то, что ей сейчас было так нужно.

Набравшись смелости, она чуть отстранилась и сказала:

– Рассыльный из объединенной службы доставки посылок пытался меня прикончить.

– Что?!

Джоэл не был уверен, что правильно расслышал, но ему нужны ответы, и они ему нужны прямо сейчас. Кто-то пытался убить ее? Как раз тогда, когда он наблюдал за ней? Это невозможно.

«Не нажимай. Дай ей самой рассказать». Принцип сначала действовать и лишь потом задавать вопросы сослужил ему хорошую службу, когда он был в спецназе, но теперь он там уже не работал. С тех пор Джоэл на своем опыте узнал, что терпением можно добиться большего, чем агрессией. Примириться с этим было непросто для человека, верившего, что нападение – лучшее средство защиты.

Марли молча кивнула, ее большие карие глаза расширились, свет отразился в крошечных зеленых вкраплениях, отчего она еще больше стала похожа на наивную девушку пятидесятых.

Несмотря на всю информацию, которая у него была, у Джоэла просто не укладывалось в голове, что эта девочка-подросток с грустными глазами могла быть антиправительственным экстремистом, автором комиксов про Анджелину-мстительницу.

– Он пытался прикончить вас?

– Ну, устранить, пустить в расход, отправить к создателю, на тот свет, пришить, умертвить, прибить, убить. – Тон у нее был раздраженный.

– Кто-то пытался убить вас?

– Я знаю, что в это трудно поверить, – сказала Марли. – Я бы и сама этому не поверила, если бы он не стрелял в меня.

– Он стрелял?

– Здесь такое эхо, или у вас мания повторять все, что говорит собеседник? – язвительно поинтересовалась она.

– Ой, какие мы раздражительные, – поддразнил ее Джоэл.

7
{"b":"422","o":1}