ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот уж никогда бы не подумал, что у нее есть чувство юмора. Этого в ее досье не было, а он штудировал его по ночам последние две недели, поскольку больше заняться было нечем. В файле был указан день ее рождения. Ее знак зодиака – Весы. В деталях было описано ее образование; сообщалось о получении степени бакалавра по графическому дизайну в Техасском университете. Была приведена история болезни. В двенадцать лет она сломала запястье, когда, зачитавшись, упала с дерева. Кровь была первой группы, резус положительный. Но вот об остроумии ни слова сказано не было.

Джоэл подозрительно посмотрел на нее.

Было ли то, что она сказала, правдой? Или она просто была гениальной актрисой, разыгрывавшей его? Но зачем ей это делать? К тому же Джоэл знал, что такое настоящий страх, и мог с уверенностью сказать, что эта женщина напугана не на шутку. Хотя и пытается скрыть испуг за резкостью и унять дрожь в руках, сидя на них.

– Я говорю правду, – воинственно заявила Марли, скрестив руки на груди.

Как же это произошло? Если кто-то действительно пытался убить ее в тот короткий промежуток времени, между тем моментом, как он отошел от ее дома, и тем, когда она ворвалась к нему, значит, кто-то наблюдал за ним.

Но кто?

Джоэл разозлился.

Внутри у него все сжалось в ответ на эту новую информацию. Ему хотелось выследить ублюдка, который пытался убить Марли, и задушить его голыми руками.

Он постарался не выдать своего возбуждения. Джоэл ненавидел лгать, даже когда этого требовала от него работа, и ему приходилось следить за собой, чтобы ненароком не выдать себя. Итак, как бы в такой ситуации поступил гражданский? Что бы сделал самый обычный человек?

Он бы вызвал полицию.

Не говоря ни слова, Джоэл подошел к телефону, висящему на стене между жилой комнатой и кухней, и наклонил голову так, чтобы видеть Марли, в то время как он набирает девять-один-один.

Она сжалась на тахте, дрожа, как испуганный щенок. Посттравматический стресс, поставил диагноз Джоэл. Он видел такую реакцию у неопытных солдат в Ираке.

– Девять-один-один, что у вас произошло?

Джоэл сообщил оператору, куда и почему нужно выслать патрульную машину, и повесил трубку. Затем вернулся в комнату и подошел к Марли.

Девушка нервно теребила край рубашки, которую он ей дал. Он заметил, что она до основания сгрызла ноготь большого пальца.

– Полиция уже едет.

– Спасибо, что поверили мне. Я знаю, что это звучит невероятно. Но именно так все и было.

– Но зачем кому-то убивать вас?

– Я автор скандальных комиксов. И уже получала письма с угрозами.

– И вы не наняли телохранителя?

– Я не принимала их всерьез.

– И теперь вы влипли.

– Вы верите мне?

– Не сомневаюсь, что с вами произошло что-то ужасное, – ответил Джоэл.

До сих пор ему удавалось провести ее. Сначала он действовал как домовладелец, оскорбленный попыткой ограбления, а затем сыграл роль заботливого соседа, но что делать дальше?

Джоэл работал под прикрытием, и миссия его была намного сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Он предусмотрительно назвал Марли свое второе имя вместо фамилии. Когда они были знакомы, ему было десять лет, и второго имени он ей не называл. Очевидно, Марли совсем не помнила его, и, честно говоря, он ее тоже не помнил. Но если Джоэл Джером не вызвал у нее никаких воспоминаний, фамилия Хантер подействовала бы на нее как красная тряпка на быка. Это равносильно тому, что сказать кому-то из Монтекки, что перед ним стоит Капулетти.

– Вы были очень добры ко мне. Спасибо, что перевязали рану. – Марли приподняла руку. Она выглядела такой беззащитной, что Джоэлу стоило немалых усилий не обнять ее вновь.

– Не за что.

– Можно мне попить?

– У меня есть виски.

– Вообще-то я говорила о воде.

– Я налью виски. Оно поможет лучше.

– Хорошо.

Джоэл пошел на кухню. Холодный ветер прорывался сквозь разбитое окно в задней двери. Капли крови Марли сохли на полу. Реальное свидетельство того, что с ней только что произошло, ударило его как кирпичом по голове. Следует как можно скорее заменить пленки в камерах наблюдения, чтобы выяснить, что именно произошло у Марли дома.

Джоэл повернулся, чтобы взять стакан из шкафчика, и вздрогнул, когда почувствовал на плече ее руку. Хороший же из него шпион. Он даже не слышал, как Марли пришла за ним на кухню.

– Чего вы хотите? – Джоэл знал, что его голос звучит раздраженно, но она опять застала его врасплох. У нее появлялась плохая привычка выводить его из равновесия.

Иссиня-черные ресницы Марли дрогнули несколько раз за стеклами очков, но ей удалось выдержать его взгляд. Джоэл видел по лицу девушки, что она борется с собой. Она боялась его, но не хотела, чтобы он это заметил.

– Я не хотела оставаться одна, – пробормотала она. Он чувствовал себя полным идиотом. Ее нервозность затронула струнку нежности, о которой Джоэл старался не вспоминать. Он никак не мог забыть, как она выглядела, лежа на его тахте. У нее было женственное тело с мягкими изгибами, от одного взгляда на которое у него теплело внутри.

Почему?

Марли была не в его вкусе. Слишком тихая, живет только своими фантазиями. Ему нравились женщины шумные, раскрепощенные, с тягой к приключениям.

Как Трини.

«Да уж, с ней у тебя все было просто замечательно».

Джоэл стиснул зубы, стараясь не вспоминать о бывшей жене. Он окинул девушку взглядом и заметил, что она сняла эти невообразимые черно-белые носки и теперь стояла босиком рядом с духовкой. Его самым сильным желанием в этот момент было подхватить ее на руки и отнести обратно на тахту.

Ему не нравилось то, что она пробуждала в нем первобытные инстинкты. Джоэл реагировал на нее на каком-то животном уровне. Наверное, все дело в том, что сейчас она была принцессой, ждущей спасения.

– Осторожно, не наступите на разбитое стекло, – сказал он уже более доброжелательно. Забота о ее ногах была своего рода извинением за то, что ей чуть было не снесли голову. Джоэл налил в стакан немного виски и протянул Марли: – Выпейте.

Губы у нее были полные и влажные, чуть тронутые помадой нежно-розового цвета. Она нервно облизнула их, неуверенно поднесла стакан ко рту и сделала небольшой глоток.

И тут же скривила лицо. Отплевываясь, поднесла руку к горлу и сунула стакан Джоэлу в руку:

– Фу, какая гадость.

– Эго виски. Только не говорите, что никогда раньше не пили виски.

– А если и так, – вспыхнула она. – Не все же провели жизнь в баре.

Опять она начинала язвить. Джоэл улыбнулся:

– Ас чего это вы взяли, что я провел жизнь в баре?

Марли сделала неопределенный жест рукой в его сторону.

– Ну, есть в вас что-то от недостающего звена.

– Недостающего звена? – Он выгнул брови от удивления.

– Ну, знаете, все это битье себя кулаками в грудь, жизнь в пещерах, оглушение женщин дубиной по голове и затаскивание их в свое логово. И все в этом роде.

Огонь в глазах девушки разбудил в нем неандертальца. Внезапно Джоэлу действительно захотелось оттащить Марли в свое логово. Он сделал два быстрых шага по направлению к ней, зажав ее между собой и кухонным столом, просто чтобы посмотреть, насколько далеко она может зайти с флиртом, но вся ее храбрость испарилась так же быстро, как и появилась.

Она потупила взгляд, опустила голову и вся сжалась, У нее был острый язычок, но она легко пугалась. Джоэл отошел, понимая, что вступает на опасную территорию.

Звук сирен, зазвучавших на Олеандер-серкл, положил конец этому неловкому моменту, но Джоэл жалел, что ему не удалось еще больше расшевелить ее храбрость. Потому что если за Марли и вправду следит убийца, ей потребуется вся ее храбрость, а ему – вся его военная хитрость. Джоэл снова задумался над истинным значением своего задания, а также над тем, кто именно его сюда послал. Был ли это адмирал Делани? Хотел ли он просто выслать его из Вашингтона, чтобы убрать подальше от Трини? Или в этом было что-то еще?

8
{"b":"422","o":1}