ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скандал в поместье Грейстоун
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Лохматый Коготь
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Когда говорит сердце
Колдун Его Величества
Темная ложь
Шаги Командора
Астрологический суд
A
A

Однако ДеСанто не привез свою жену. Да и приехавшие с ним парни тоже были без жен. Босса сопровождал Ник Лочичеро, правая рука ДеСанто, а также Джеки Мицелли, Джимми Форлиано, крепкие ребята, которые собирались хорошо повеселиться. Фрэнк был рад, что у него другая работа, однако он понимал, что все уже улажено и несколько официанток согласились уйти с парнями из Лос-Анджелеса, выждав приличное время.

А что Фрэнк? Ему не надо было сидеть за столом. Он и сам знал, что не поднялся так высоко по иерархической лестнице, поэтому его дело ходить поблизости и посматривать кругом на случай, если Момо что-нибудь понадобится.

Момо сидел в центре стола, естественно, рядом с ДеСанто.

Однако ДеСанто не разговаривал с Момо.

Он разговаривал с Мари.

И рассказывал ей что-то смешное, потому что Мари громко смеялась и наклонялась к нему, показывая груди.

ДеСанто пялился на них и даже не пытался это скрыть. Мари же предоставляла ему много возможностей полюбоваться своими прелестями, тем более что ей то и дело требовалось прикурить, и она приближалась к нему, чтобы он вдохнул аромат ее духов, по-настоящему приближалась, делая вид, будто не слышит, что он говорит, из-за громкой музыки и гула голосов.

Фрэнк видел это и не верил своим глазам.

Насчет своих ребят и их женщин существовали твердые правила, которые были разными в отношении сестер, кузин, любовниц и жен. Даже с gumar[6] нельзя было обращаться так, как ДеСанто обращался с женой Момо. Если же женщина заигрывала с другим парнем, как это делала миссис А., то следовало вправить ей мозги.

Таковы правила, думал Фрэнк, даже для босса.

Конечно же у босса есть привилегии, но только не по отношению к чужим женам.

Фрэнк переживал за Момо, но не мог не признать и того, что немного ревнует. Черт, думал Фрэнк, она же два часа назад заигрывала со мной. И он устыдился своих мыслей о жене Момо.

Фрэнк заметил, что она опять смеется и от смеха у нее колышутся груди, потом увидел, как ДеСанто низко наклоняется и что-то шепчет ей на ухо. Глаза у нее стали круглыми, она улыбнулась и шутливо хлопнула его по щеке, отчего он засмеялся.

ДеСанто совсем не урод, думает Фрэнк. Не Тони Кертис, конечно, но и не Момо. На нем очки в массивной черной оправе, и у него седеющие волосы, гладко зачесанные назад и заходящие вдовьим треугольником на лоб;[7] но он не уродлив. И он обаятелен, думает Фрэнк, потому что, точно, очаровал миссис А.

Зато Момо не выглядел очарованным.

Он кипел.

Однако Момо не был настолько глуп, чтобы показывать это, хотя Фрэнк, который хорошо его знал, ясно видел, что он вне себя от ярости. Фрэнк чувствовал, как за столом нарастало напряжение – все парни много пили, нарочито громко смеялись, а их жены… жены словно застыли в неподвижности. Трудно было сказать, на кого злились больше, на ДеСанто или на миссис А., однако у всех болели шеи, до того тяжело было удерживать их в таком положении, чтобы даже уголком глаза не видеть неприличную сцену. Наклонившись над столом, парни тихо переговаривались, то же самое делали их жены, и не требовалось богатого воображения, чтобы понять, о чем идет речь.

Когда Момо поднялся из-за стола, чтобы пойти в мужскую комнату, Крис Панно, один из парней ДеСанто, отправился следом за ним. Фрэнк подождал, пока за ними закрылась дверь, сделал несколько шагов по коридору и встал снаружи.

– Он твой босс.

– Босс или не босс, законы для всех одни! – отозвался Момо.

– Говори тише.

Момо немного понизил голос, но Фрэнк все равно услышал, как он сказал:

– Лос-Анджелес уделывает нас. Они уже всех нас уделали.

– Если бы Бап был тут… – услышал Фрэнк.

– Бапа нет, – сказал Момо. – Бап сидит.

Фрэнк знал, что речь идет о Фрэнке Баптисте, который был боссом в Сан-Диего, пока не получил пять лет за попытку подкупить судью. Фрэнк никогда не видел его, но много о нем слышал. Бап был легендарным бандитом с тридцатых годов. Никто не знал, скольких людей он отправил на другой свет.

– Джек бы этого не допустил, – сказал Момо.

– Джек умер, а Бап в тюрьме, – отозвался Панно. – Теперь все по-другому.

– Бап скоро выйдет.

– Но не сегодня, – сказал Крис Панно.

– Это неправильно, – произнес Момо.

И тут Фрэнк увидел идущего по коридору Ника Лочичеро.

Черт, что делать?

Он решился и вошел в мужскую комнату. Момо и Панно посмотрели на него, мол, какого черта?

– Ну… – промямлил Фрэнк и дернул головой в сторону двери. – Лочичеро.

Те застыли на мгновение, после чего на их лицах появилось безмятежное выражение, словно обоих совсем ничего не беспокоило.

Вошел Лочичеро.

– Что это вы тут? – спросил Лочичеро. – Ждем девочек?

Все засмеялись.

Лочичеро посмотрел на Фрэнка.

– Или это комната мальчиков!

– Я ухожу, – сказал Фрэнк.

– Разве ты не хотел отлить? – спросил Момо. – Отливай!

Только этого не хватало. Фрэнк расстегнул молнию, встал над писсуаром – и ничего. Правда, он сделал вид, будто все получилось, потряс членом, привел себя в порядок. С облегчением он увидел, что остальные тщательно моют руки, не обращая на него внимания.

– Неплохая вечеринка, – сказал Лочичеро.

– Боссу как будто нравится, – заметил Момо.

Лочичеро посмотрел на него, стараясь понять, шутит он или говорит серьезно, потом произнес:

– Да, кажется, так и есть.

Фрэнку хотелось одного – уйти. И он направился к двери.

– Фрэнки, – позвал Момо.

– Да?

– Вымой руки! – сказал Момо. – Что это с тобой? Уж не волки ли за тобой гонятся?

Все засмеялись, и Фрэнк покраснел. Он подошел к раковине, вымыл руки и уже был рядом с дверью, когда Момо сказал:

– Малыш, больше никого сюда не впускай, договорились?

Господи Иисусе, молился Фрэнк, стоя на страже у двери. Что там будет? Он ждал выстрелов, но слышал лишь голоса.

Первым заговорил Ники Лочичеро:

– Момо, мы приехали сюда без задних мыслей.

– Что значит – без задних мыслей?

– Твои ребята слишком долго сами себе были хозяевами, – сказал Лочичеро, – слишком долго. Пора вернуться под нашу опеку.

– Когда Джек…

– Джека нет. Теперь новый босс, и он хочет, чтобы вы поняли – вы не отдельная семья, вы часть лос-анджелесской семьи, разве что живете за сто миль. Он хочет уважения.

Вмешался Крис Панно:

– Если он хочет уважения, то и сам должен проявить уважение. А он что делает?

– Не могу не согласиться, – сказал Лочичеро.

В коридоре появился парень, направлявшийся в мужскую комнату.

– Туда нельзя, – сказал Фрэнк, преграждая ему путь.

Парень был из чужаков и не понял его.

– Ты чего?

– Не работает.

– Все не работают?

– Ага. Я тебе скажу, когда починят, ладно?

На мгновение Фрэнку показалось, что парень так просто не отступится, однако Фрэнк был не из слабаков на вид, поэтому парень пошел прочь, и Фрэнк услышал голос Лочичеро:

– Послушай, Момо, я за уважение, но твоя миссис слишком много выпила. Твой малыш не может увезти ее домой? Тогда не будет проблем.

– Ник, проблема, – сказал Момо, – это когда парень, который хочет, чтобы его уважали, относится к нашим женам как к шлюхам!

– Чего ты хочешь от меня? Он босс.

– А наши законы? – не сдавался Момо.

Он вышел из мужской комнаты, схватил Фрэнка за локоть и сказал:

– Миссис А. едет домой. Отвези ее.

Святые угодники, подумал Фрэнк.

– Чтоб машина была тут немедленно.

Фрэнку пришлось идти через зал. Он поглядел на сидевших за столом и увидел, что ДеСанто опять что-то шепчет миссис А. на ухо, правда, теперь она не смеялась. Рук босса видно не было. Их не было на столе, их не скрывала салфетка, и Фрэнк быстро догадался, где они.

Они были под столом.

вернуться

6

Подружка, любовница (глоссарий мафии)

вернуться

7

Существует поверие, что такой треугольный выступ как будто предвещает раннее вдовство

16
{"b":"423","o":1}