ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И он опять со мной, так что пусть одевается как хочет. С нашей жизнью никогда не знаешь, сколько времени проведешь со своими детьми, поэтому не стоит зря злиться.

Джимми садится рядом с отцом и делает знак бармену, чтобы тот налил ему как обычно.

– Месяцы пройдут, – говорит Билли, – прежде чем можно будет выйти туда.

Джимми плевать на это. Гольф для стариков.

Официант ставит водку с тоником перед Джимми и уходит.

– От Винса ничего не слышно? – спрашивает Билли.

Джимми качает головой.

– Они не вернулись.

Вот так-то, думает Джимми, посылать Винса против легендарного Фрэнки Машины.

Билли принимает неизбежное. Разве у него был выбор?

Если бы Винс был жив, он бы уже объявился. Но он не объявился, и это может означать лишь одно – Винс Вена предстал перед Всевышним.

Черт бы его побрал. Вся жизнь у него ушла на то, чтобы войти в главный совет мафии, а через несколько недель его уже нет. Опять надо кого-то выбирать.

Джимми словно прислушивается к скрипу жерновов в голове отца. Он понимает, что старику приходится одолевать неприятные мысли. Сначала надо признать: Винс умер. Потом одолеть злость: черт, неужели Винс умер? И наконец, честолюбивые помыслы: Винс умер, и кто-то должен занять освободившееся место за столом.

Они как гиены, наши старики, думает Джимми, видевший много передач «Планеты зверей», пока сидел в тюрьме. Бегают вместе, охотятся стаями, делят добычу, но если один погибает, остальные грызут его кости и высасывают мозг.

И сладкие косточки Винса они тоже обгложут.

Есть два босса, думает Джимми, мой старик и Тони Коррадо, и один из них должен подняться над другим.

Если отцу удастся подчинить себе Сан-Диего, тогда он станет главным.

– Им надо было послать меня, – говорит Джимми.

– Ты просил.

Джимми пожимает плечами. Это правда, он договорился с Джеком Томинелло, однако глава совета, истинный босс, выбрал Винса. В конце концов, Сан-Диего должен был стать территорией Винса, вот ему и надо было самому обо всем позаботиться.

Но он не смог.

– Что теперь? – спрашивает Билли.

Неужели он уже в том возрасте, когда спрашивают совета у собственных сыновей? Однако молодежи пора выходить наверх, вот и Джимми Малышу пора, ведь в свои двадцать семь лет он лучше всех в Группе умеет зарабатывать деньги, и в совете его ждет место.

В свою очередь, в свое время. Сначала я займу это место, думает Билли, а уж потом Джимми унаследует мою команду.

– Что теперь? – переспрашивает Джимми. – Я убью Фрэнки Машину, вот что.

Билли Джекс качает головой.

– Пап, – говорит Джимми, – мы не можем позволить этому наглому парню убить члена совета и остаться безнаказанным. Да и обещали мы кое-кому…

– Знаю, что мы обещали, – отзывается Билли. Он смотрит в окно, на снег, и его вновь охватывает злость на Винса.

– Шайка калифорнийских бездельников, – говорит Джимми.

– Позволь напомнить тебе, что один из этих «бездельников» убил Винса Вену.

– Думаешь, я с ним не справлюсь?

Фрэнк Макьяно, Фрэнки, черт бы его побрал, Машина, думает Джимми. Ему уже за шестьдесят. Может быть, он и легенда, однако никакие старые истории не делают человека пуленепробиваемым.

Джимми нравится то, что Фрэнки Машина – легендарная личность.

Стать настоящим мужчиной можно лишь после того, как уложишь настоящего мужчину.

Этому учил Джимми его дядя.

Тони Джекс был мужчиной. Дядя Тони добивался своего старым способом, вытеснил из Детройта «еврейскую флотилию», участвовал в войне между Востоком и Западом, которая привела к созданию Группы. Тони Джекс привел в семью Хоффу, и Тони Джекс в конце концов, хоть и неохотно, дал согласие на его убийство.

А теперь дядя Тони вернулся, но больной, доживающий последние дни в приемной Господа в Вест-Палм.

В наши дни это стало проблемой, не хватает таких мужчин, как дядя Тони. Джимми любит отца, но он ничем не отличается от других стариков – такой же изношенный, усталый, не желающий спускать курок. Потребовалась жизнь целого поколения, чтобы создать нас, а теперь старики собираются уступить все баклажанам, выходцам с Ямайки и русским.

Или бездельникам с Западного побережья.

Очень мы стали нежные в наше время.

Но Джимми Малыш не такой. Он старой закваски и не боится спустить курок. Ему кажется, что настало время новому поколению взять бразды правления в свои руки и восстановить власть семьи.

Самое лучшее – это действовать, думает Джимми.

Надо сразиться с легендарным Фрэнки Машиной.

Пусть все знают, что в городе появился новый парень.

15

Дейв Хансен идет в бар «У Каллахана».

В этом баре, который находится в центре Гэслэмп-дистрикт в Сан-Диего, всегда толпится народ. Здесь всегда было много отелей, стриптиз-клубов и порномагазинов, а теперь, привлеченные клубничкой, приезжают толпы туристов.

На этой перемене хозяева бара здорово нажились.

И Дейву Хансену тут рады не больше, чем лихорадке на губе.

Едва он открывает дверь, как к нему подскакивают два дюжих парня и быстро проводят его в заднюю комнату, где находится офис Тедди Мильоре. Генеалогия семейства Тедди производит впечатление, так как он сын старого Джо Мильоре и внук Папы Джона Прицьолы. Тедди делал деньги на ростовщичестве, однако до недавнего времени не удавалось уличить его в том, что и у него нос в пушку.

До начала операции «Подсадная грудка» он не знал волнений. В результате операции выяснилось, что Тедди теневой владелец «Гепарда» и некоторых других стриптиз-клубов. А Джон Хини ночной администратор в «Гепарде».

Тедди выходит из офиса.

– Мой адвокат будет через пять минут, – говорит он.

– К тому времени меня здесь не будет, – отзывается Дейв.

– Тогда через четыре.

– Поверь, я не проведу в твоей крысиной норе ни на одну секунду дольше, чем это необходимо.

– Ладно, – говорит Тедди. – Что вам нужно? Мне до смерти надоели придирки федералов только из-за того, что у меня итальянская фамилия и я Мильоре.

– Тони Паламбо пропал.

Дейв следит за реакцией Тедди.

Тедди улыбается.

– Пойдите на запах «Твинки» и найдете его.

– Ты его убил?

– Одни догадки. Первая – что он будто бы мертв. Вторая – что я будто бы хотел его смерти. Третья – что, желая его смерти, я будто бы организовал убийство.

Дейв подходит к нему поближе.

Два телохранителя Тедди делают шаг ему навстречу.

– А почему бы и нет? – спрашивает Дейв. – Я сегодня в плохом настроении и еще не делал зарядку.

Агент ФБР – шести футов четырех дюймов и разъяренный.

Телохранители отступают.

Дейв дышит прямо в лицо Тедди.

– Если узнаю, что это твоих рук дело, я вернусь. И ты у меня поплачешь.

– Угрожаете?

– Правильно.

– Я подам жалобу.

– Давай-давай, – говорит Дейв и отворачивается от Тедди.

– Вы не там ищете, – окликает его Тедди. – Найдите-ка лучше Фрэнка Макьяно.

Дейв оборачивается.

– Своего дружка по серфингу, – добавляет Тедди.

Фрэнки Машину.

16

Джимми Малыш арендует автомобиль в аэропорту и едет к своему дяде в Вест-Палм.

Хорошо во Флориде. Хорошо ехать в автомобиле с открытым верхом, подставляя лицо солнцу. Джимми проводит рукой по крашеным светлым волосам. Ему нравится, как он теперь выглядит – яркий блондин с короткой стрижкой. К тому же в такую погоду можно показать татуировку.

А у него она не одна. Несколько китайских символов – «Сила», «Храбрость», «Верность». На правом предплечье огромное ядро летит в голову чувака в старом «кадиллаке».

«Убойная команда».

Хорошо.

От бунгало Тони пышет жаром. Солнце палит вовсю, но Джимми готов поклясться, что старик на всю мощь включил отопление. На термометре восемьдесят пять градусов.

Дядя Тони встречает его в свитере.

Ничего не поделаешь, думает Джимми, кровь плохо бежит по жилам.

21
{"b":"423","o":1}