A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
66

Джимми обнимает дядю, целует его в обе щеки. Кожа у старика холодная.

Тони Джекс рад племяннику.

– Проходи, располагайся.

Они идут в гостиную. Джимми садится на диван, под ногами у него подогреваемый пол.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спрашивает дядя Тони. – Я позову девушку.

– Да нет.

Несколько минут они обмениваются ничего не значащими фразами, потом Тони Джекс переходит к делу.

– Так что привело тебя ко мне?

– Непорядок в Сан-Диего.

Тони Джекс качает головой.

– Меня спрашивали. Я сказал, что Винс не справится.

– И я говорил то же самое.

– Фрэнки я знаю с тех пор, когда он был еще мальчишкой, – говорит Тони Джекс. – Он кое-что делал для меня давным-давно. Твердый орешек.

– Я хочу сам, дядя Тони.

Тони Джекс несколько мгновений внимательно вглядывается в Джимми.

– Это решать Джеку Томинелло, мальчик, он босс.

– Ты должен быть боссом, – говорит Джимми. – Или отец. Боссом должен быть Джакамоне, а не Томинелло. Я это сделаю. Я займу место Винса в Сан-Диего.

– Что тебе известно о его делах?

– Он контролировал стриптиз-клубы?

– Не только.

– Зачем вдруг понадобился Фрэнки Машина? Зачем нам убивать его?

Тони Джекс подается вперед. Видно, что он делает над собой усилие. Потом он произносит шепотом:

– Я скажу тебе кое-что, Джимми. Этого и твой отец не знает. И Джек тоже не знает. Тебе я скажу, но ты должен молчать об этом до гроба.

– Я буду нем как могила.

– Клянись.

– Клянусь Богом.

Тони Джекс рассказывает ему старую историю. Она очень старая и отнимает у него много времени.

Когда Джимми Малыш покидает дом дяди, из него словно выпустили воздух.

Весь воздух.

17

Найти Мыша Младшего плевое дело.

Фрэнк набирает 411, получает номер телефона «Голден продакшнс» и звонит туда.

– Здравствуйте, – говорит он оператору. – Я поставщик для сегодняшней съемки, но никак не могу ни с кем связаться. Не подскажете?..

В Долине, конечно же.

Долина Сан-Фернандо – порностолица мира. Тут невозможно ударить по теннисному мячу, чтобы не попасть в голую задницу. Здесь все давно подчинено Лос-Анджелесу, однако какое-то время назад Долина попыталась было освободиться, чтобы возродиться как порнореспублика, вспоминает Фрэнк, поворачивая на 101-е шоссе и направляясь прямиком к месту назначения.

Итак, есть Голливуд, а к северу от него вот этот Головуд. Чахлые гомики, накачавшись виагрой, трахают одурманенных наркотой девиц на раскиданных повсюду голых матрасах.

Эротикой и не пахнет, думает Фрэнк.

Однако «индустрия развлечений для взрослых» – помимо шуток – обгоняет Голливуд, бейсбол, НФЛ, НБА, вместе взятых. Здесь больше всего делается денег, а где деньги – там мафия.

Съемочную площадку Фрэнк отыскивает без проблем. Это большой дом в Чэтсворте с большим двором и обязательным бассейном. Он знает, что не ошибся, потому что на улице припаркован «хаммер» Мыша Младшего, который не побоялся явиться на съемки, словно нарочно демонстрируя Фрэнку, насколько нынешняя молодежь беззаботна. Если собираешься совершить убийство, мисс, возьми свой автомобиль, словно тебе не о чем беспокоиться.

Если только это не засада, думает Фрэнк.

Он едет вокруг дома, высматривая другой автомобиль, однако его нет. На углу пусто. Если у Мыша Младшего и есть телохранители, они все внутри – наблюдают за действом. Ни в какие ворота не лезет, думает Фрэнк, направляя автомобиль на горку, чтобы хорошенько осмотреть двор. Он тормозит и достает бинокль.

Если бы я хотел убрать Мыша Младшего, то мог бы сделать это прямо отсюда одним выстрелом, и никакие телохранители ему бы не помогли, разве что унесли бы труп с мокрой травы.

Маленький дурашливый панк и его еще более дурашливый приспешник Тревис были на площадке вместе с режиссером и командой и, видимо, решали, где снимать во время дождя. Труппа и охранники жалко теснились в крытом патио, а режиссер придумывал, что и как будет происходить, пока вытаскивали в патио шезлонг и ассистент искал полотенце, чтобы стереть с него капли дождя.

Понятное дело, думает Фрэнк, актеры хотя бы получат сухой шезлонг для работы.

Фрэнк всматривается в Мыша Младшего. Легче легкого убрать его, но Фрэнк не жаждет его крови, ему нужна информация. Значит, надо посидеть и подождать.

Есть пять причин, по которым человек становится мишенью.

Беспечность.

Усталость.

Привычка.

Деньги.

Секс.

Вот и все. Весь список.

Мышь Младший уже допустил беспечность, и этого достаточно, чтобы его убить, однако Фрэнку ни к чему его смерть. Значит, теперь надо подождать, пока Мышь Младший не совершит еще какой-нибудь из смертных грехов.

Если бы Фрэнк держал пари, то поставил бы на секс.

Для этого не надо быть умником, достаточно видеть, как Мышь Младший смотрит на юную актрису, занимающуюся сексом с самой собой. Он не сводит глаз с маленькой блондиночки с потрясающе большой грудью, такой большой, что она выглядит неправдоподобной. На ягодице у блондинки, естественно, татуировка, «печать проститутки», как говаривал Майк Риццо.

Дельфин.

Фрэнку обидно за дельфинов.

Он плавал с ними. Иногда они ради забавы катаются на волнах рядом с людьми. Одно из лучших воспоминаний Фрэнка – как дельфины играли в море на закате. А теперь ему приходится смотреть на дельфина, украшающего ягодицу порноактрисы.

Татуировка вообще не доставляет Фрэнку удовольствия, не нравится ему. Он не понимает, зачем она на молодом теле, а тем более потом, когда годы возьмут свое.

Неаппетитно.

Мышь Младший следит за девицей с дельфином.

Она смотрит на него.

Порнографическая щенячья любовь.

Было бы ничего, не будь так отвратительно.

Девушка ласкает себя, стонет и смотрит не в камеру, а на Мыша Младшего, который переминается с ноги на ногу и по-идиотски ухмыляется, впрочем, он и есть идиот от рождения.

Тем временем порноактер, куривший с другим молодым парнем, приближается к девице с дельфином, и она делает все, что нужно, ртом. Потом актер платит ей той же монетой. После чего они долго и нудно меняют позы – подобно сексгимнастам, выполняющим обязательные упражнения, – и заканчивается все «пшиканьем» девице в лицо бутафорской спермой, что она воспринимает радостно, даже как будто с благодарностью.

Время ланча.

Фрэнк не знает, есть ли у работников «индустрии развлечений для взрослых» свой профсоюз, однако ланч всех вдохновил, и актеры выстроились в очередь к длинному столу.

Мышь Младший ждет, пока девушка с дельфином, взяв у ассистента влажную салфетку, протирает лицо, а потом приближается и накидывает на нее махровое полотенце, подтверждая этим, думает Фрэнк, что рыцари еще не перевелись. Парочка отделяется от остальных, предпочитая уединение рядом с неработающим грилем.

Интересно, о чем они говорят?

О снятой сцене? Или о той, которую предстоит снимать? Об ее игре, о технике секса? «Продюсер» делает замечания? О карьере? О чем?

Не важно.

Фрэнк ждет до конца перерыва, потом подъезжает поближе к дому и ставит автомобиль на уличную стоянку.

Девушка с дельфином появляется примерно через два часа и садится в «форд-таурус». Фрэнк едет за ней, пропустив вперед несколько машин. Она направляется на юг и останавливается в Эн-Грико рядом с одним из двухэтажных домов, каких тысячи в Лос-Анджелесе. Фрэнк паркуется так, чтобы видеть, как она поднимается на второй этаж и исчезает за дверью.

После этого Фрэнк уезжает, находит вход в подземку, покупает сэндвич с индейкой и холодный чай, там же отыскивает уборную, покупает «Серфингист», потом едет обратно, паркуется напротив дома и принимается ждать.

Сэндвич неплохой – не такой, как он готовит для себя дома, но неплохой. Обычно он берет для сэндвича настоящий хлеб, хотя и Донна и Джилл постоянно напоминают ему об углеводах, которых полно в хлебе и макаронах.

22
{"b":"423","o":1}