ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так было бы правильно, думает он. Так и будет, они обе в одном автомобиле.

– Боб.

Фрэнк поднимает руку, потом идет к стойке и берет поднос. Пахнет чудесно. Он идет к другой стойке, берет два разных соуса – verde и fresca – и немного сдобренной специями моркови.

Вкус не хуже аромата. Энчилады политы густым соусом, и рис с бобами сварены как надо. Фрэнк обращает внимание, что в меню есть горячие маисовые лепешки с рыбой, и задается вопросом, У кого тут покупают рыбу. Несколько минут он раздумывает, не поговорить ли с хозяином, потом мысленно делает расчеты и решает, что дорога съест всю прибыль.

Закончив с едой, Фрэнк оставляет пластиковые тарелки в специальном баке и выходит на улицу. Дождь почти перестал и теперь больше похож на густой туман, однако на улице пусто, словно жители прячутся в своих домах и ждут, когда проглянет солнце.

Фрэнк идет в банк и просит симпатичную кассиршу позвать управляющего, мистера Осборна.

– Могу я узнать, кто его спрашивает?

– Скотт Дэвис, – улыбается Фрэнк.

– Одну минуту, мистер Дэвис.

На лице Осборна, когда он выходит из своего кабинета, написана тревога. Адамово яблоко прыгает на тощей шее чаще, чем этого хотелось бы Фрэнку.

Ничего страшного, говорит себе Фрэнк. Потенциально законопослушный гражданин немного нервничает из-за незаконной сделки.

Осборн протягивает Фрэнку руку. У него мокрая от пота ладонь.

– Мистер Дэвис, – произносит он довольно громко, чтобы его слышала кассирша. – Пойдемте в кабинет. Посмотрим, можем ли мы выдать вам ссуду.

Фрэнк следует за ним. Осборн открывает шкаф, в котором находится сейф, потом сам сейф, достает из него специальный банковский мешочек из парусины с деньгами и подает его Фрэнку.

– Двадцать тысяч, – говорит он.

– Минус ваши три процента.

Фрэнк прячет деньги в карман.

– Не хотите пересчитать?

– А надо?

– Там всё.

– Так я и думал.

Осборн смотрит мимо Фрэнка в окно, которое выходит на улицу, и Фрэнк, немедленно вытащив пистолет, подносит его к лицу банкира.

– Говорите.

– Сегодня утром пришли ко мне домой, – дрожащим голосом говорит Осборн. – Они сказали, чтобы я дал вам денег. Пожалуйста, не убивайте меня. У меня жена и двое детей. Беки восемь, а Морин…

– Заткнись. Никто никого не убьет.

Может быть.

Осборн хнычет:

– Моя карьера… моя семья… тюрьма…

– Ты не пойдешь в тюрьму. Все, что от тебя требуется, это молчать, capisce?

– Молчать, – повторяет Осборн, словно запоминает указание, которое ему дают по телефону: повернуть налево на Джексон-стрит, потом направо на Ла-Плайя, молчать.

– Есть другой выход? – спрашивает Фрэнк.

Осборн тупо смотрит на него, и Фрэнк повторяет вопрос.

– Надо отпереть.

– Чего же ты ждешь?

На двери три замка, да еще на ней железная перекладина. Не меньше минуты Осборн возится с ними.

– Не открывай.

О чем ты думаешь? – мысленно спрашивает он себя. Надо быть совсем дураком, чтобы не поставить никого у этой двери. Наверняка они слышали, как щелкнул замок. Шагнешь наружу, и тебя изрешетят на месте.

Выйдешь через парадную дверь – то же самое.

Ловушка захлопнулась.

34

В точности так думает Джимми Малыш.

Фрэнки М. попался.

Джимми в машине на другой стороне улицы. Он на пассажирском месте, винтовка на коленях, ждет…

– Уверен, что он там? – спрашивает Джимми.

– Я видел, как он вошел, – отвечает Карло.

Карло в кафе-мороженом через дорогу. Он видел, как подъехал Фрэнки Машина, как поел в ресторанчике, а потом вошел в банк. Он мог бы и сам застрелить Фрэнки, однако получил от Джимми приказ:

– Увидишь его, звони.

Карло позвонил и потом заказал еще одну порцию мороженого – на сей раз сливочного.

Итак, Джимми сидит в машине и топает ногой, словно бас-ударник в группе хеви-метал.

– Поли и Джои сзади?

– Да.

– Уверен?

– Позвони им, если хочешь.

Джимми раздумывает несколько минут, потом решает не звонить. Еще не хватало, чтобы Поли принялся кричать в трубку и спугнул Фрэнки М. Нет, надо действовать осторожно. Мы возьмем Фрэнки, когда он выйдет с деньгами в руках и счастливыми мыслями в голове.

И тут – БАМ.

Стреляй, свой шанс не упускай…

– Что он так долго? – спрашивает Джимми.

Карло не успевает ответить, потому что слышится вой сирен.

Полицейских сирен.

Полицейские приближаются к банку.

Карло не ждет, когда Джимми прикажет ему сматываться.

Полицейские едут на вызов.

35

Фрэнк выходит из задней двери, едва раздается вой сирен.

Это Осборн нажал на «тревожную» кнопку по приказу Фрэнка, которому ничего не оставалось, как надеяться, что банкир в точности последует и другим инструкциям.

– Скажете, что пришел некто и попытался вас ограбить, а потом испугался и убежал. Дайте полицейским описание одного из тех, кто приходил утром.

– Почему бы не сказать, что грабитель унес двадцать тысяч?

– У вас есть обыкновение держать двадцать тысяч долларов в сейфе?

– Нет.

– Ну?

– Да, правильно.

Однако Фрэнк не бежит по улице. Он находит лестницу, которая ведет на крышу, и поднимается по ней. Сердце у него стучит, как молот; дыхание срывается.

Джилл права насчет мяса и десертов, думает он. Надо их исключить. Он ползет по крыше, потом спускается вниз с другой стороны, как раз когда полицейские машины визжат у парадной двери банка. Фрэнк идет к своему автомобилю, неторопливо дает задний ход и едет к ближайшей заправке, чтобы наполнить бак.

– Что там? – спрашивает он у заправщика, который из любопытства вышел на улицу.

– Не знаю. Что-то с банком.

– Шутишь! Здорово!

Он видит, как Осборн с одним из полицейских покидает банк, а из кафе выскакивает какой-то парень и, отчаянно жестикулируя, кричит:

– Они уехали туда!

Полицейский быстро лезет в машину и мчится на запад.

Фрэнк занимается бензином.

– Надеюсь, этих парней поймают, – говорит он и едет на восток, строго соблюдая разрешенную скорость.

Дурак, говорит он себе. Или ты до того устал, что уже ничего не соображаешь.

Ты же видел парня в кафе-мороженом. Ты знаешь его. Только не помнишь, откуда знаешь.

Проклятая старость.

Ну же, вспоминай, вспоминай, вспоминай.

Фрэнк роется в своей памяти.

Карло Моретти.

Парень из Детройта, подручный Винса Вены.

36

Тысяча девятьсот восемьдесят первый год.

Фрэнк и Пэтти переживали тяжелые времена. Они изо всех сил старались завести ребенка, но у них ничего не получалось. Консультировались у одного врача за другим, однако все ответы были неутешительными: у Фрэнка недостаточное количество сперматозоидов, помочь ничем нельзя. Они обсуждали идею усыновления, однако Пэтти хотела своего малыша.

Она говорила, что не винит его – это было бы неразумно и нечестно, говорила она, – однако он знал, что в глубине души у нее зреет недовольство. Она винила его загруженность, винила его в том, что он взваливал на себя кучу дел помимо основного рыбного бизнеса, но на это он отвечал, что, если у них все же когда-нибудь родится малыш, он хочет обеспечить его всем необходимым для счастливого будущего.

Времена были тяжелые, любовь стала работой с привкусом страха, а тут еще, как назло, в один из благоприятных для зачатия дней Чикаго приказал Фрэнку отправиться в Вегас и решить там небольшую проблему.

На самом деле Фрэнк обрадовался возможности исчезнуть на несколько дней.

Тебе нужны деньги, сказал он себе, и это была правда, но правдой было и то, что дома он маялся и искал любого предлога, чтобы уехать. Поэтому же он сверх меры загружал себя работой. Поэтому поехал в Лас-Вегас.

И они с Пэтти поссорились.

– Ты едешь с дружками в Вегас? Сейчас?

34
{"b":"423","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
13 минут
Куриный бульон для души. Истории для детей
Все наши ложные «сегодня»
Бумажная принцесса
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Невеста
И вдруг никого не стало
Орудия Ночи. Жестокие игры богов