A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
66

А что с Джеки и Тони? Джимми смотрит вниз, пытаясь отыскать взглядом их машину, и видит, что они с поднятыми вверх головами сидят на передних сиденьях и держат в руках оружие. Он делает жест рукой, мол, оставайтесь на месте, не двигайтесь.

– Мне нужен врач, – хнычет Поли.

– Заткнись, – шипит в ответ Джимми.

– Я истеку кровью! – кричит Поли.

Не истечешь, думает Джимми, взглянув на его ногу. Пуля не задела артерию – она остановила его, но не убила.

Забавляешься, Фрэнки Машина!

45

Фрэнк лежит на крыше стоящего через дорогу зернохранилища. Винтовку он закрепил на нижнем изгибе «з» на большой вывеске.

Он держит юнца на мушке и целится ему в лоб. Кто этот парнишка, который как будто старается стать меньше ростом?

Ничего у него не получается, думает Фрэнк.

Раненного в ногу парнишку он тоже не знает, и это понятно. Слишком тот молод, чтобы ему приходилось с ним вместе работать, думает Фрэнк. Или сказываются годы – все выглядят юными.

Тот, что скорчился, настроен серьезно. Он совершил ошибку, но он не дурак. Дурак бросился бы бежать. А этому парню хватило ума лечь на пол и ползти. Да и теперь он неплохо держится – осматривается, не паникует, не суетится из-за раненых ребят, контролирует их, в парнишке что-то есть.

Фрэнк видит это по его глазам.

Парнишка думает.

Думающие люди опасны.

Так сними его, думает Фрэнк.

Нельзя, чтобы он сидел у тебя на хвосте.

Фрэнк вновь прицеливается и нажимает на спусковой крючок.

46

Пуля попадает в деревянную раму в полу дюйме от головы Джимми Малыша.

Он вздрагивает, но старается держать себя в руках, и это у него получается.

Какой-нибудь глупец, наверное, решил бы, что Фрэнки Машина промахнулся, но только не Джимми.

Фрэнки Машина не промахивается.

Пуля – мирное послание: я мог бы тебя убить, если бы захотел, но не убил.

Джимми Малыш выжидает пять минут, потом приходит на помощь своей «Убойной команде». Карло одолел шок и теперь в состоянии идти. Он и Джимми помогают Поли спуститься по лестнице и сесть в машину. Кружным путем они выезжают на шоссе, потому что стрельба наверняка разбудила полицейских – такое нечасто случается в сонном городишке, и они должны были сообразить, что в мотеле неладно.

Потом Джимми звонит тому, кому ему очень не хочется звонить.

Он будит Мыша Старшего, спавшего глубоким сном.

– У меня двое раненых, – говорит он.

– И?

– И ничего, – отвечает Джимми. – Он ускользнул от нас.

– Похоже, не просто ускользнул, – говорит Мышь Старший, и Джимми слышит довольную ноту в его голосе.

– Послушайте, – не выдерживает он. – Что мне делать с ребятами?

– Очень припекло?

– Да, черт подери.

– Ладно, – произносит Мышь Старший по-отечески, и Джимми вскипает, чувствуя себя Джимом, мать его, Бакусом из «Бунтаря без идеала». – Ты в двадцати восьми минутах езды от Мексики. Дуй через границу в Мехикали. Держись.

Тремя минутами позже Мышь Старший перезванивает и называет адрес.

– Поезжай. Врач ждет твоих парней. У тебя есть медицинская страховка?

– Что?

– Я шучу, малыш.

Ну да, опен-майк в «Комеди Стор», думает Джимми и жмет на газ. Надеюсь, ты еще не успеешь отгоготать, когда я суну «глок» тебе в зад и нажму на спуск.

Потом Джимми выходит на связь с тем, с кем ему уж совсем неохота общаться.

Этот парень не спит.

Этот парень отвечает после первого же гудка. Очевидно, он сидел около телефона и ждал звонка.

Но не такого звонка.

Этот парень ждал вестей о воссоединении Фрэнки Машины с праотцами. Ему не хочется слышать о том, что Фрэнки Машина все еще на этом свете.

– Скажи своим ребятам, – говорит он, – что пока статус-кво не изменится, их денежный статус тоже не изменится.

О чем это он? – задает себе вопрос Джимми. Мало того, что он ничего не понимает, так он еще и не знает, с кем говорит. У него всего лишь телефонный номер, и он должен докладывать тому, кто берет трубку.

Этому самому придурку с его статусами.

– Все будет сделано, – говорит Джимми. У него нет желания продолжать разговор, тем более что рана Поли опять начала кровоточить. Поли весь пол залил кровью.

У Джимми разболелась голова, и ему почти жаль, что Фрэнки М. не выбил ему мозги.

Надо было тебе это сделать, думает Джимми.

Будь ты проклят, Фрэнки М.

Будем надеяться, это не последняя наша встреча.

Потому что я не считаю себя твоим должником. Никто не просил тебя о пощаде, и никто не собирается щадить тебя.

Старик-всезнайка.

47

Дейв Хансен входит в номер на втором этаже известного мотеля.

Все местные полицейские собрались тут, и у них глаза на лоб лезут, потому что они никогда такого не видели. Если в этих местах и стреляют, то это делают пьяные mujados в субботу вечером или белые голодранцы в любой день недели, так что такая перестрелка в мотеле была здесь делом необычным.

Дейв осматривает место в дверной раме, куда попала пуля.

Непохоже, чтобы Фрэнк промазал.

Он оборачивается и смотрит на вывеску напротив. Отличное место. Хороший обзор сверху, а снизу ничего не видно.

Дейв идет в ванную комнату и видит на стене душевой кабины послание: «Думаешь, что имеешь дело с ребенком?»

Нет, Фрэнк, я так не думаю. Мне надо было предвидеть, что ты найдешь датчик. Даже усталый, измученный, ты не теряешь головы.

Юный Трой спрашивает:

– Что случилось?

– Случилось то, – сердито отвечает Дейв, – что это Фрэнки Машина.

Хотя, если честно, ничего не ясно.

Что тут произошло на самом деле?

Кто явился убрать Фрэнка?

Откуда им стало известно, что он в этом мотеле?

48

Фрэнк едет по пустыне.

Ему всегда нравилась ночная пустыня. Даже зимой в ней есть что-то милое.

Милое-то милое, думает Фрэнк, всегда со мной так. Надо было убить их всех, устроить кровавую баню, чтобы никому не повадно было брать контракт на мою голову.

Особенно вожаку команды мальчишек, который – вылитый старик Тони Джекс в молодости.

Нет, не Тони Джекс, его младший брат.

Как его звали?

Билли.

Значит, сын Билли?

Фрэнк смутно помнил что-то о сыне Билли, который за что-то отмотал срок. За что? За вымогательство, кажется. Паренек из ранних, со своей командой… у нее еще дурацкое название…

«Убойная команда». Вроде бы они начинали с разбитых машин?.. У малыша уже есть репутация.

Теперь кое-что понятно.

Группа послала Винса убрать меня. Винс состорожничал и заставил Тедди Мильоре послать Джона Хини к Мышу Младшему, чтобы тот привел меня к нему.

Понятно, понятно.

Мильоре зависят от Группы.

У них секс-индустрия.

Порно, проституция, стриптиз-клубы.

Ладно, хорошо, но какое я имею к этому отношение?

Не лукавь.

Как насчет ночи в Солана-Бич?

Еще война стриптиз-клубов.

49

Черт побери, стриптиз-бизнес вырос из лимузинного.

Это было в 1985 году.

Вегас накрылся, и Майк с Фрэнком остались в Сан-Диего одни, если не принимать в расчет детройтцев, которых Фрэнк в расчет и не принимал. У семьи Мильоре всегда был собственный бизнес, и они занимались им, не подвергаясь особым гонениям со стороны полиции.

Фрэнку было все равно. К тому времени он был сам по себе.

Еще три года относительного покоя, и жизнь стала налаживаться. У него были свой дом, жена, небольшой рыбный бизнес, да и лимузинный бизнес процветал в восьмидесятых с их легкими деньгами.

А потом Пэтти забеременела.

Это было самое замечательное. В семидесятых они чего только не делали, и ничего не получалось. Их отношения испортились, они перестали стараться, собственно, совсем перестали заниматься сексом.

41
{"b":"423","o":1}