ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Рестарт. Как вырваться из «дня сурка» и начать жить
Бури над Реналлоном
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Шестнадцать деревьев Соммы
Происхождение
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Жрица Итфат
Завтра на двоих
A
A

– Сам Хефнер? – переспросил Майк.

Мак улыбнулся.

– Хотите встретиться с ним? Могу организовать. А пока пойдемте в кабинет, посидим, поговорим.

Кабинет располагался в глубине дома, и до него не доходил шум извне. Вся мебель была из темного тикового дерева, африканские маски украшали стены, на полу и диване лежали шкуры зебр. Удобные кресла были обиты кожей экзотического животного, неизвестного Фрэнку. В высоких шкафах стояли альбомы по африканскому искусству, книги по истории и культуре Африки, а один из стеллажей, поднимавшийся до потолка, был буквально забит уникальной коллекцией джаза на CD-дисках.

– Любишь джаз? – спросил Мак, заметив, что Фрэнк пожирает глазами стеллаж.

– Больше оперу.

– Пуччини?

– Попал в точку.

– Это ты попал в точку.

Мак нажал на какую-то кнопку на столе, и кабинет заполнили звуки увертюры из «Тоски». Такой чистоты звуков Фрэнку не приходилось слышать, и он не удержался, чтобы не сказать об этом.

– Акустическая система «Боуз». Я познакомлю тебя с моим человеком.

Мак нажал на другую кнопку. Вошел слуга с подносом, на котором стояли два стакана с медового цвета напитком, и поставил его на столик рядом с креслами.

– Чистый шотландский виски, – сказал Мак. – Надеюсь, вам понравится.

– А ты? – спросил Фрэнк.

– Я не пью. Кстати, не курю и не принимаю наркотики. – Он уселся в кресло напротив Фрэнка и Майка. – Может быть, поговорим о деле?

– Мы не продаем клуб, – проговорил Майк.

– Но вы еще не слышали, что я предлагаю.

Фрэнк отпил виски. Тот был пахучим и мягким и буквально мгновение спустя уже грел его желудок.

– Не могу не поздравить вас с отличным клубом, – сказал Мак. – Прекрасная работа. Но мне кажется, я мог бы вывести «Мустанг» на другой уровень, а вам это не по силам.

– Это как? – спросил Майк.

– Горизонтальная интеграция. Беру моих актрис с видео и переправляю их в клубы, а моих звездных танцовщиц переправляю на студию сниматься.

– Мы это делаем.

– В дешевом варианте, – возразил Мак. – Я же говорю о сенсациях. Броские имена, люди, которых вы не можете себе позволить. Кроме того, вы продаете ваших девочек заезжим торговцам за пару сотен долларов. А наши девочки имеют дело с миллионерами.

– Ты говоришь, почему хочешь купить клуб, но не говоришь, зачем нам его продавать, – стоял на своем Майк.

– Сейчас вы можете продать его с выгодой для себя. Или ждите, когда я выдавлю вас из бизнеса. В этом случае вы потеряете деньги. Я контролирую шесть клубов в Калифорнии, еще три – в Вегасе. Очень скоро доберусь до Нью-Йорка. Сенсации, знаменитые имена – и мои клубы будут впереди всех остальных. Еще полгода, и вы не сможете со мной конкурировать. В лучшем случае будете продавать плохое пиво всяким неудачникам.

– Я могу подумать о том, чтобы продать тебе сорок девять процентов, – сказал Майк.

– Об этом я даже говорить не буду. Мне нужны восемьдесят процентов. Поверь, со своими двадцатью ты получишь больше денег, чем имея все сто.

Мак взмахнул рукой, словно обводя ею свое поместье, и Фрэнк понял, что он хотел сказать: «Ребята, посмотрите на мой дом и вспомните ваши дома». Он прав, подумал Фрэнк. Его жест говорил – берите доход от двадцати процентов и позвольте Биг Маку делать для вас деньги.

– Чем мы будем заниматься в клубе, если согласимся? – спросил Майк.

– Ничем, – ответил Мак. – Будете проверять свои почтовые ящики и получать чеки.

В этом-то вся проблема, подумал Фрэнк. Майк любил клуб. Ему нравилось играть в хозяина, чувствовать себя большим человеком. Это было слабое место в плане Мака. Он неправильно оценил настоящие интересы Майка Риццо.

– Я хочу сохранить за собой право голоса в управлении, – заявил Майк.

– Это ты о том, чтобы продавать девушкам наркотики и ссужать их деньгами? – улыбаясь, переспросил Мак. – Нет, с этим придется завязать. Бизнес переходит на другую высоту, Майк Риццо, и тебе надо подумать об этом.

– Или что?

– Или я выкину тебя из бизнеса.

– Не выкинешь, если хочешь жить.

– Значит, мы не договоримся? – спросил Мак.

– Ты скажи.

Мак кивнул. Он набрал полную грудь воздуха и закрыл глаза, словно о чем-то размышляя. Потом выдохнул воздух, открыл глаза и улыбнулся.

– Майк Риццо, я сделал тебе деловое предложение. Советую хорошенько подумать и дать ответ в разумный срок. Тем не менее искренне желаю вам обоим хорошо провести сегодня время. Если хотите, Эмбер представит вас своим подругам.

Майку это понравилось.

Подцепив одну из подруг Эмбер, он отправился вместе с ней в дом для гостей.

Фрэнк вернулся на лужайку и стал получать удовольствие от вкусной еды, вина и общества красивых людей. Естественно, там были и «партнеры» Мака. Джон Стоун вовсю наслаждался отдыхом, плавая в бассейне с двумя дамами, пока Дэнни Душитель Шеррелл разыгрывал верного «ведомого», как говорят летчики.

Портера не было в бассейне.

Он был в том же черном костюме и все так же сосал сигарету. Каждый раз, когда Фрэнк смотрел в его сторону, он ловил его взгляд сквозь дымовую завесу. То ли этот парень присох ко мне, мысленно рассуждал Фрэнк, что весьма сомнительно, то ли он выполняет свою работу. В любом случае Фрэнк не собирался портить себе удовольствие и отказываться от вкусной еды.

Когда Фрэнк жевал креветки в арахисовом соусе, к нему подошел Мак.

– Фрэнк, ты слишком умен для этих людей. Зря растрачиваешь себя. Переходи работать ко мне – будешь зарабатывать настоящие деньги и получать все от жизни.

– Я польщен, – ответил Фрэнк. – Но мы с Майком уже давно вместе.

– И каждый день тебе в убыток.

– Спасибо за предложение, – сказал Фрэнк. – Но нет, спасибо. Я с Майком. Мы уж вместе.

– Я уважаю твое решение. Никаких обид.

– Никаких.

– Но все же постарайся, чтобы он принял верное решение, ладно? Так будет лучше для всех.

Однако Майк думал иначе.

Позже, уже получив удовольствие от секса с будущей моделью «Пентхауса», он сказал Фрэнку:

– Знаешь, нам надо убить этого наглеца.

– Нет, не думаю, – не согласился Фрэнк. – Наоборот, я уверен, надо отдать ему восемьдесят процентов.

– Черт побери, ты шутишь?

– Я серьезен, как инфаркт.

– Нет, черт побери, Фрэнки, ни за что.

– Майк, он полицейский.

– Бывший полицейский и бывший заключенный.

– Коп всегда коп, – сказал Фрэнк. – Они повязаны еще крепче нас. И партнер у него коп, так что всё одно к одному.

– Я не продам «Мустанг».

Майк позвонил Маку и сказал это.

На следующей неделе в клубе стали появляться инспекторы – пожарные, эпидемиологи, гигиенисты. Все они находили нарушения, и ни один не брал свои обычные сто долларов. Вместо этого они писали рапорты.

Через две недели патрульные полицейские машины стали парковаться напротив клуба. Выходивших из клуба завсегдатаев задерживали полицейские. Их вытаскивали из машин, заставляли пройтись, потом подышать в трубку, короче говоря, клиентов вынуждали проходить все девять ярдов. Даже если их не признавали пьяными, все равно омерзительный осадок у людей оставался.

Тайные агенты стали наведываться в клуб – высматривать и вынюхивать наркотики, к тому же под видом клиентов, которым нужны проститутки, покупать кокаин у барменов.

Клуб стал опасным местом для посетителей.

Это мешало бизнесу.

– Что-то надо делать, – однажды сказал Майк, и Фрэнк сразу понял, что это значит.

– Хочешь объявить войну полицейским? – спросил он Майка.

Позвонил Мак и предложил на десять тысяч больше в качестве миролюбивого жеста.

Майк послал его подальше.

Прошла еще одна неделя, и двум девушкам предъявили обвинение в проституции, а еще одной – в хранении наркотиков. На другое утро Пэту позвонил чиновник, ведающий продажей алкоголя, и пригрозил отобрать у клуба лицензию.

Мак еще раз поднял цену.

Майк еще раз послал его.

Однако Майк не был абсолютно уверен в правильности своего решения.

48
{"b":"423","o":1}