ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пусть Джорджи займется этим, – сказал Майк. – Заедет к парню, а потом прямо сюда.

Фрэнк вызвал Джорджи, который с радостью согласился поработать. Фрэнк и Майк отправились за японцами, а когда вернулись, уже был час ночи, Мирна истерически рыдала в баре, и две стриптизерши утешали ее.

Фрэнку понадобилось полчаса, чтобы вытянуть из нее что-то связное.

Оказывается, она сопровождала Джорджи в Лэмп, где жил наркоман. Это было по пути в клуб, поэтому они поехали вместе. Они поставили машину на стоянку, и Джорджи приказал Мирне ждать его. Она не возражала, так как ей надо было еще накраситься.

Когда Джорджи вылез из машины, из другой машины вылезли три парня.

– Ты запомнила их? – спросил Фрэнк.

Мирна кивнула и опять разрыдалась. Немного успокоившись, она сказала:

– Фрэнки, один из них – тот парень, которого ты побил тут. У него лицо забинтовано, но я узнала его. Другие двое – те, что приходили с ним.

Фрэнку стало не по себе, когда Мирна рассказала все до конца. Джорджи сопротивлялся, но их было трое против одного. Один из них ударил Джорджи по голове так, что у того подогнулись колени. Мирна выскочила из машины и попыталась помочь ему, но другой парень схватил ее и не отпускал.

Потом парень с повязкой вытащил что-то из кармана и ударил этим Джорджи по лицу. Один держал Джорджи, а этот бил и бил его, в основном в живот, но и по голове тоже, пока Джорджи не повалился на землю. А парень с повязками все равно бил и бил его по груди, по ногам, по голове.

– В последний раз его ударили по голове, – сказала Мирна, – и у него что-то сделалось с шеей. Тогда тот парень с повязками наклонился над ним и сказал…

Она опять залилась слезами.

– Мирна, что он сказал? – спросил Фрэнк.

– Он сказал… чтобы я сказала тебе… – Она тяжело вздохнула и поглядела прямо в глаза Фрэнку. – Это должен был быть ты, Фрэнк.

Должен был быть я, подумал Фрэнк. Портер приехал к наркоману, чтобы поймать меня, а ему попался бедняга Джорджи. Если бы там был я, три мертвых англичанина лежали бы сейчас на парковке вместо Джорджи…

– Где сейчас Джорджи? – спросил Фрэнк.

– В больнице, – сквозь рыдания проговорила Мирна. – Он без сознания. Сказали, он не очнется. У него есть сестра… Я пыталась найти ее телефон.

Через пятнадцать минут Фрэнк и Майк были у Джорджи О, которого подключили к аппарату искусственного дыхания. Они просидели у него три часа, пока не приехала из Лос-Анджелеса его сестра.

Она дала согласие на отключение Джорджи от аппарата.

Фрэнк и Майк отправились к наркоману, но его конечно же дома не оказалось. Однако его подружка-танцовщица была дома.

– Где твой чертов приятель? – спросил Майк, открыв дверь ногой.

– Не знаю. Я не…

Майк ударил ее, потом сунул ей в рот, ломая зубы, дуло револьвера.

– Где твой чертов наркоман, сука? Еще раз соврешь…

Мерзавец прятался в шкафу в спальне.

У наркоманов мозги плохо работают.

Майк сорвал дверь, вытащил его и ударил. Фрэнк взял из ящика комода чулки и заткнул ему рот. После этого он вырвал телефонный шнур и связал ему руки за спиной.

Они втолкнули его в машину. Фрэнк сел за руль, а Майк всю дорогу держал перепуганного парня сзади на полу. Они приехали на берег пустого осушительного канала и сбросили его вниз. Когда он оказался на дне, то был уже изрядно побит. Майк и Фрэнк спустились к нему и поставили его на колени, но он уже задыхался, не в силах справиться с рвотой.

Фрэнк вытащил у него изо рта чулок, и он стал блевать.

– Клянусь, я не…

– Не ври, – сказал Фрэнк. Он сел на корточки и говорил спокойно прямо в ухо наркоману. – Мне известно, что ты сделал. Но у тебя есть шанс спастись. Говори, где они.

– В Карлсбаде. Какой-то английский бар.

– «Белый олень», – сказал Майк.

Фрэнк вытащил револьвер и расстрелял всю обойму в лицо торговцу.

Майк сделал то же самое.

Они вернулись к машине и поехали к «Белому оленю».

И Майк и Фрэнк знали это место.

В баре подавали теплое пиво и сосиски с картошкой, но телевизор со спутниковой антенной показывал футбол, поэтому так называемые англичане часто бывали тут. Клуб был оформлен под старинный паб, над дверью висело изображение белого оленя, и одно окно закрывал флаг Великобритании.

– Жди здесь, – сказал Фрэнк, когда они въехали на стоянку, и перезарядил револьвер.

– Черта с два, – ответил Майк. – Я с тобой.

– Это мое дело, – возразил Фрэнк. – Держи машину наготове, не выключай мотор. Понял?

Майк кивнул и отдал Фрэнку свой револьвер.

Фрэнк проверил магазин.

– В багажнике есть еще?

– Конечно.

Майк открыл багажник.

– Чистое? – спросил Фрэнк.

– А какое, черт побери, еще? Не украденное же!

Фрэнк вылез из машины и, подойдя к багажнику, обнаружил там именно то, что и ожидал обнаружить, – двенадцатикалиберный двуствольный обрез, пуленепробиваемый жилет, пару перчаток и черный чулок. Он снял пиджак, натянул перчатки, застегнул жилет и вновь надел пиджак. Потом он засунул за ремень оба револьвера, взял в руки обрез и спрятал лицо под черным чулком.

– До скорого, Фрэнки Машина, – сказал Майк.

Фрэнк вошел в клуб.

Там было пусто, если не считать пары гостей в баре. Сам бармен, Регбист и «Арсенал» сидели за столиком, пили пиво и смотрели по телевизору, укрепленному высоко на стене, почти под потолком, футбольный матч.

«Арсенал» обернулся, когда открылась дверь.

Выстрел из двустволки сбил его со стула.

Регбист сделал движение, чтобы вытащить из-за пояса револьвер, но Фрэнк выпустил ему в живот второй заряд, и он повалился на стол.

Где Портер? – спрашивал себя Фрэнк.

Мужской туалет располагался за баром. Фрэнк бросил обрез, достал револьверы и ногой открыл дверь.

Прислонившись к раковине, Портер стоял с поднятым револьвером. Как всегда, он был в черном костюме, однако ширинку на брюках застегнуть не успел, и с рук стекала вода. Он выстрелил, и Фрэнк почувствовал, как три пули вмялись в жилет против сердца, отчего у него захватило дух, и тотчас он увидел изумление в глазах Портера оттого, что его жертва все еще на ногах.

Фрэнк выстрелил дважды из револьвера, который держал в правой руке.

Портер ударился головой о зеркало, разбил его, потом сполз в раковину и на пол.

Желтые плитки залила кровь.

Им никогда не вымыть ее из цемента, думал Фрэнк, опуская револьвер, разворачиваясь и выходя в бар.

Майк ждал его.

Фрэнк сел в машину, и Майк медленно вывел ее со стоянки, после чего поехал по направлению к 5-му шоссе.

Бап гордился бы ими.

– Куда? – спросил Майк.

– В Тару, – сказал Фрэнк.

Иногда надо идти напролом.

Обычно стараешься быть осторожным. Все просчитываешь. Запасаешься терпением и ждешь подходящего момента.

Сначала они заехали к Майку в Дель-Мар. У него было еще кое-какое оружие в шкафу в гостевой спальне. Фрэнк взял два револьвера тридцать восьмого калибра, двустволку «Веллингтон», винтовку AR-15 и две ручные гранаты.

Когда они подъехали к Таре, то не обнаружили у ворот охрану, да и сами ворота оказались нараспашку.

– Что думаешь? – спросил Майк.

– Думаю, они хотят, чтобы мы вошли, – ответил Фрэнк. – Думаю, если мы въедем на машине, они расстреляют и ее, и нас в ней.

– Санни.

– Что Санни?

– Санни Корлеоне, – сказал Майк.

– Вы что, только «Крестного отца» и смотрите?

– Кто это мы?

Они объехали усадьбу, вышли из машины, перелезли через стену. Фрэнк знал, что их могут засечь сенсоры, настроенные на движение, однако все было тихо – ни огней, ни сирен. И все же он не исключал того, что у Мака имеются камеры ночного видения, соединенные с сенсорами, и он сам следит за ними. Что ж, ладно, Фрэнк понимал, что, явившись во владения Мака, он должен будет принять бой на его условиях.

Все равно как во Вьетнаме.

50
{"b":"423","o":1}