ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга воды
Хаос: отступление?
Вакансия для призрака
Баллада о Мертвой Королеве
Страсти по Адели
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Последний шанс
Наследие
A
A

– Риццо не имеет отношения к «Подсадной грудке», – говорит Дейв.

Итак…

– Мы подозреваем его в убийстве Гольдштейна.

Ка-бум. Волна обрушивается с глухим ревом.

В голове Фрэнка.

Ему кажется, что он тонет. Он не может выбраться из-под накрывшей его волны.

– Это невозможно, – говорит он.

Дейв пожимает плечами.

– Он в Палм-Дезерт. Теперь его зовут Пол Отто.

– Вы следите за ним?

Дейв качает головой.

– Фрэнк, он в Программе.

Майк – крыса.

55

Фрэнк совсем отошел от прежних дел в 1997 году.

Отошел от прежней жизни. Никаких лимузинов, никаких стриптиз-клубов, никаких страховок. У него магазин, рыбный бизнес, управление фондом съемного жилья. И тут приходит Майк Риццо, чтобы договориться о возвращении Вегаса.

– Что значит – возвращение? – не понимает Фрэнк. – Вегас никогда нам не принадлежал.

Они вышли на пирс после обильного ланча в кафе. Майк постарел за прошедшие годы. В черных волосах блестело много серебра, и он немного сутулил широкие плечи, хотя они по-прежнему были широкими.

– Лас-Вегас должен стать нашим, – заявил Майк. – Он не должен принадлежать ни Нью-Йорку, ни Чикаго – только Лос-Анджелесу.

Борьба за шезлонги на «Титанике», подумал Фрэнк. Драка стаи гиен из-за объеденного скелета. В Вегасе нечего делить, во всяком случае, с тех пор, как Донни Гарт дал показания и все накрылось. Так или иначе, Лас-Вегас теперь – место семейного отдыха, Соединенные Штаты, диснеевский мир с блэкджеком.[36] Сплошные корпорации.

Адвокаты и магистры экономики управления.

– Питер готов действовать, – сказал Майк. – Вернуть наше. По-настоящему возродить семью.

– Сколько раз мы слышали это «по-настоящему»? – спросил Фрэнк. – Сначала Бап, потом Лочичеро, потом Регаче, потом Мышь – до первой отсидки, потом опять Мышь – до второй отсидки…

– Теперь иначе.

– Почему иначе?

Тогда Майк рассказал о Герби Гольдштейне.

Толстяк Герби? – не поверил Фрэнк. Двойник Лучано Паваротти, Уилл Роджерс[37] из кондитерской лавки? Человек, который никогда ни за что не дрался? И Мышь хочет, чтобы он стал его счастливым билетом?

Герби пережил тяжелые времена. Он получил восемь лет за махинации с пластиковыми карточками и воровство марок. Воровство марок – вот до чего дошло. В тюрьме Герби перенес два шунтирования и ампутацию двух пальцев из-за своего диабета. Теперь его отпустили, и он держал автомастерскую, благодаря которой мог отмывать наживаемые на ростовщичестве деньги и надувать страховые компании, завышая цену на ремонт автомобилей.

– У Герби пороху не хватит.

– Теперь хватит, – сказал Майк.

Оказалось, что Герби втерся в доверие к хозяину казино с миллиардными оборотами Тедди Биньону, и тот дал Герби сто тысяч долларов в рост. Однако Герби поступил по-умному. Он отдал все эти деньги Индейцу.

– Индейцу? – переспросил Фрэнк.

– На индейскую игру, – объяснил Майк. – Парень едет в резервацию, подбивает индейцев построить казино, заключает с ними контракт на управление и дает ссуды под проценты хронически проигрывающим клиентам. Он получает доход из двух источников: снимает пенку с казино и наваривает на ростовщичестве. Вождь Бегущий Олень, не важно, как его зовут, отстегивает Герби, Герби отстегивает Биньону, а у того злосчастное пристрастие к кокаину и танцовщицам, которыми его снабжает Герби.

– Ну?

– Ну, – продолжал Майк, – на Биньона насела Комиссия по азартным играм штата Невады из-за наркотиков и дружбы с известным гангстером Герби Гольдштейном. Ему уже мерещится, что его имя заносят в черный список, значит, придется продать казино. Он зовет Герби, чтобы тот выжал из казино все до капли. Представляешь, Биньон до того доверяет Герби, что отдал ему все свои драгоценности – стоимостью в сотни тысяч – на «хранение». И Герби держит их в сейфе у себя дома.

Майк вытянул руку и показал Фрэнку свои новые часы фирмы «Патек Филипп».

– Герби продал их мне за тысячу долларов.

Вот так «хранение», подумал Фрэнк.

– Герби, – говорит Майк, – собирается взять под опеку казино Биньона. Ему понравилось доить индейцев. К тому же он использует мастерскую, чтобы грабить страховые компании и обналичивать половину украденных денег в Неваде.

– Отлично устроился.

– Отлично устроились, потому что мы собираемся стать его партнерами.

– И Герби согласился?

– Пока нет, – признался Майк. – Поэтому ты нужен нам.

Фрэнк перегнулся через перила и стал смотреть на синюю воду.

– Нет, на меня не рассчитывайте. Мне нравится Герби. Мы старые друзья. Он привил мне вкус к луковым булочкам. А это, Майк, немало.

– Мне тоже нравится Герби, – сказал Майк. – Мы не собираемся его убивать, просто хотим ему объяснить, что нечестно есть в одиночку, когда его друзья голодают. Мы просто немного поговорим, и я думаю, если он увидит тебя… В общем, почему бы и тебе не поучаствовать? Это твой шанс стать игроком. Ты же не хочешь всю жизнь продавать наживку в своем магазине?

Но Фрэнк-то как раз именно этого и хотел.

Лучше этого ничего не придумать.

– Мышь Старший попросил меня, чтобы я попросил тебя. Он будет считать это любезностью с твоей стороны.

В переводе на нормальный язык это означало приказ.

Они встретились «У Денни».

«У Денни», подумал тогда Фрэнк. Вот до чего докатились – ланч «У Денни». Засаленные меню и жирные подбородки. Братья Мартини изучали меню, словно таблицу лотерейных выигрышей, и обсуждали пункт: свежая рыба.

– Ты видишь тут море? – спросил Кармен, показывая на пустыню за окном.

– Нет, – ответил Мышь Старший.

– Так какого черта «свежая»?

– Думаю, это значит, что она была свежей, когда ее заморозили, – ответил Мышь. – Здесь Фрэнк. Спроси его. Он продает рыбу.

– Что скажешь, Фрэнки?

– Рыбу ловят, быстро замораживают и оставляют на ночь, – пояснил Фрэнк, усаживаясь рядом с Майком.

– Это твоя рыба? – спросил Мышь Старший.

– Я не продаю в такие заведения.

– Так заказывать рыбу? – спросил Кармен.

– Нет.

Фрэнк чувствовал, что еще немного – и он сорвется. Такая чепуха…

Мышь Старший отложил меню.

– Спасибо, что пришел, Фрэнк.

– Питер, все в порядке.

Кармен кивнул в знак благодарности, и Фрэнк кивнул в ответ.

Еще полтора часа ушло на заказ, причем каждый собирался платить за себя.

Фрэнк попросил холодного чая.

– И все? – встрял Мышь Старший. – Это весь твой ланч? Холодный чай?

– Больше я ничего не хочу, – сказал Фрэнк.

– Это как-то не по-компанейски, – произнес Майк.

– Я не хотел никого обидеть.

Фрэнк слишком любил вкусно поесть, чтобы обрекать себя на ланч в такой забегаловке, да и, что было важнее, он назначил свидание сразу после этой встречи. Как раз накануне он познакомился с потрясающей танцовщицей по имени Донна, и она не согласилась разделить с ним ужин, но приняла приглашение на обед, так что он собирался повести ее в по-настоящему приличное место.

– Давайте поговорим о деле, – сказал Кармен, когда принесли еду. – О Герби Гольдштейне.

– Он жадный, себялюбивый скряга, – сказал Мышь Старший. К уголку рта у него прилип кусочек салата из тунца. – Этот жирный еврей делает кучу денег и ни с кем не делится.

– Жирный еврей? – переспросил Фрэнк. – Что это значит?

– Что? Что? Ты случаем не его дружок?

– Я много лет был его другом, как и вы все.

– А тебе известно, сколько денег он заколачивает? – спросил Майк. – Каждый месяц через его руки проходит целое состояние, а у него наверняка есть запасы.

– Фрэнк, – сказал Кармен, – он должен поделиться с нами.

– Знаю.

– Ну и? – спросил Мышь.

– Я поговорю с ним, – сказал Фрэнк. – У него должен быть шанс.

вернуться

36

Блэкджек – карточная игра

вернуться

37

Уилл Роджерс (1879–1935) – американский сатирик и актер, прославившийся своими афоризмами

55
{"b":"423","o":1}