ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не с глазу на глаз.

– Я и Майк.

– Майк, как тебе это? – спросил Мышь.

Майк кивнул.

– Сегодня, – настоятельно произнес Кармен.

– Вечером, – согласился Фрэнк.

Все трое внимательно поглядели на него.

– У меня свидание.

Было решено – Фрэнк и Майк вечером встретятся с Герби и придут к соглашению.

– Но, Фрэнк, – вмешался Мышь, – если Герби не примет правильного решения, тогда…

– Тогда посмотрим.

Тогда будет видно, решил Фрэнк.

Вот так. Мышь и Кармен покончили с едой, довольные тем, что скоро заполучат Герби Гольдштейна и с его помощью подчинят себе Лас-Вегас, а потом принялись подсчитывать, сколько кому платить за ланч. Фрэнк попрощался, зашел в туалет и там подождал, пока они не ушли. Потом он вновь подошел к столику и увидел то, что ожидал увидеть.

Три доллара и мелочь «на чай».

Скупые ублюдки. Просидели в кафе два часа, а оставили всего три доллара с мелочью. Фрэнк вынул из бумажника две двадцатки и положил их на стол.

Обед с Донной был чудесным.

Фрэнк привез ее во французский ресторанчик в стороне от главной улицы, и дама отлично справилась с меню. Они просидели за столиком два с половиной часа, болтали, пили вино, ели вкусную еду и радовались обществу друг друга.

Донна приехала из Детройта, ее отец всю жизнь проработал у Форда, и она быстро поняла, что такая жизнь ее не устраивает. Еще когда она была девочкой, у нее проявились способности к танцам, рост и ноги тоже были подходящими, и Донна занималась балетом, пока не стала слишком высокой для классического танца, потом она отбивала чечетку и танцевала джаз. В Вегас она приехала с парнем, в которого, как ей казалось, была влюблена. Она вышла за него замуж, однако из замужества ничего не вышло.

– Ему еще больше нравилось бегать за официантками, чем изводить меня нытьем, – сказала Донна.

Парень уехал домой, а она осталась в Вегасе.

У буфетной стойки в «Мираже» Донна познакомилась с распорядителем развлечений, и он устроил ей просмотр в «Тропикане». Из благодарности Донна стала спать с ним, да и человек он был неплохой, но из этого тоже ничего не вышло, разве что она получила работу.

– Я видела, как девушки спят с кем попало, подсаживаются на наркотики, пытаясь на вечеринках вырулить к лучшей жизни, и поняла, что ничего лучшего нет, а вечеринки – это тупик, поэтому я отрабатывала как положено, а потом шла домой и мыла голову.

Донна еще раз вышла замуж за начальника охраны в казино «Цирк Цирк», и этот брак продержался три года – «слава богу, не было детей», – а потом она узнала, что муж спит с тамошними девочками да еще вымогает у них деньги.

– Почему я вам все это рассказываю? – задала она вопрос Фрэнку. – Обычно я очень скрытная.

– Все дело в моих глазах, – ответил Фрэнк. – У меня добрые глаза, и люди, как правило, откровенничают со мной.

– У вас и вправду добрые глаза.

– А у вас красивые глаза.

Она рассказала ему о своем «бизнес-плане».

– Я собираюсь танцевать еще два года, а потом открою магазинчик.

– Какой магазинчик?

– Женской одежды. Бутик. Буду торговать модной, но доступной одеждой.

– Где? – спросил Фрэнк. – В Вегасе?

– Наверное.

Он наклонился над столом.

– А вы никогда не думали о Сан-Диего?

В тот день она не пошла с ним в его номер, но согласилась, когда у нее освободятся два-три дня подряд, приехать в Сан-Диего. Фрэнк предложил заплатить за билет на самолет и номер в отеле, но Донна сказала, что предпочитает платить сама.

– Давным-давно я поняла, что в этом мире женщина должна уметь сама заботиться о себе. Мне так нравится. Я хочу, чтобы так было.

– У меня не было желания вас обидеть, – сказал Фрэнк.

– Я не обиделась. Я читаю в вашем сердце.

В тот же вечер Фрэнк встретился с Майком, и они отправились к Герби. Позвонили в дверной звонок, но никто не отозвался. Внутри вовсю орал телевизор, в окнах горел огонь. Дверь оказалась незапертой, и они вошли внутрь.

– Герби! – позвал Фрэнк.

Он сидел в кресле перед телевизором.

В затылке зияли три пулевых отверстия.

Рот был широко открыт.

– Господи, – пробормотал Майк.

– Такого не должно было случиться, – сказал Фрэнк, чувствуя, как заполыхало лицо от охватившей его ярости.

– Лучше нам убраться.

– Подожди, – сказал Фрэнк. Вытянув рукав Рубашки, он прихватил им телефонную трубку и набрал 911. Сообщил адрес Герби, а также то, что у хозяина, по-видимому, сердечный приступ.

– Фрэнк, какого черта?

– Я хочу, чтобы он упокоился в мире, – сказал Фрэнк. – Он такого не заслужил. Он этого не заслужил.

– Послушай, – произнес Майк, когда они отъехали от дома Герби Гольдштейна. – Половина здешних шлюх знает, каким вором был Герби.

– О чем ты? – спросил Фрэнк. – Это совпадение?

– Кто угодно мог это сделать.

– Тебе лучше знать.

Фрэнк расплатился в «Мираже», сел в машину и поехал в Лос-Анджелес. Утром он был в Вестлейк-виллидж и отыскал Мыша Старшего в его кафе, где он пил эспрессо, грыз шоколадный батончик и читал «Лос-Анджелес таймс». Кажется, он удивился, увидев Фрэнка, который заказал каппуччино, булочку с абрикосовым джемом и сел рядом с Мышом Старшим.

– Наверное, было бы лучше, если бы ты сюда не приходил, – сказал Мышь. – Здесь я работаю.

– Хочешь пойти еще куда-нибудь?..

– Ладно, ладно. Уговорил Герби?

– Нет. – Фрэнк заглянул ему в лицо. – Ты это сделал.

Он сразу понял, что не ошибся. Всего одно мгновение прошло, прежде, чем Мышь взял себя в руки и изобразил недовольство, но оно сказало Фрэнку правду.

– О чем ты болтаешь?

– Ты отдал приказ. Половины тебе было мало. Ты хотел больше, вот и отдал приказ.

Мышь проговорил тоном босса:

– Приказал, черт побери, что?

– Убрать Герби.

Мышь отложил газету.

– Герби мертв?

– Да.

– Как ты мог?..

– Я видел его.

– В Вегасе миллион наркоманов, – сказал Мышь. – И все знают, каким вором был Герби. Любой из них…

Интересно, подумал Фрэнк, говорит в точности как Майк – «каким вором был Герби». Он покачал головой.

– Три пули двадцать второго калибра в затылок Работа профессионала.

– Герби нажил много врагов среди своих…

– Хватит.

– Ты что, напился? Не забыл, что говоришь с боссом?

Фрэнк подался к нему.

– И что ты сделаешь, Мышь? Что сделаешь?

Мышь ничего не ответил.

– Вот это правильно, – сказал Фрэнк.

Он шел к двери, когда появился официант с кофе и булочкой.

– Вы не хотите?..

– Ничего личного, – отозвался Фрэнк, – но твой кофе – пойло, а булочка – дерьмо. Ты обслуживаешь ничтожеств, которые не знают вкуса настоящей еды. А я знаю.

Он ушел и стал ждать ответного удара.

Ждать пришлось недолго.

Через два дня в его магазине появился Майк.

– Это было глупо. Тебе не надо было ездить в Вестлейк.

– Хочешь меня наказать?

Майк как будто обиделся.

– Какого черта ты спрашиваешь такое? Сначала я бы расправился с ними. Нам нужно свое дело. Нельзя ходить на поводу у этих ублюдков. Они обязательно заберут себе бизнес Биньона.

– Майк, что случилось? Когда мы вставали из-за стола, подразумевалось, что мы поговорим с Герби.

– Не знаю. Я ушел.

– Мышь должен ответить за это.

– Меня не впутывай. Одно дело – ты идешь к боссу и оскорбляешь его. Это сойдет тебе с рук, потому что ты Фрэнки, черт тебя подери, Машина. И другое дело – обвинять чертова босса. Отступись.

– И ему это сойдет с рук?

– Да ну, Фрэнк. Герби не был святым Франциском, как его там, Ассизским. На нем много чего числится, уж поверь мне. Придется нам проглотить это говно, улыбнуться, словно это шоколадный кекс, и вернуться к своим делам.

Так они и сделали.

Как всегда, Майк оказался прав.

Надо содержать бывшую жену, сказал себе Фрэнк, и малышку, которой предстоит исправлять зубки. У тебя есть обязанности, и нельзя позволить, чтобы тебя отправили на тот свет, потому что тебе хочется отомстить за Герби Гольдштейна.

56
{"b":"423","o":1}