ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон Иванов, Анна Устинова

Тайна старого кладбища

Все герои и место действия этой книги вымышлены. Любое сходство с существующими людьми случайно.

Тайное братство кленового листа

Глава I

Проклятая могила

В половине двенадцатого небо заволокла огромная сизая туча. Над кладбищем воцарилась почти непроглядная тьма.

– Хорошенькое начало, – проворчал Дима.

– Молчи, – ответила Маша.

– Почему это я, интересно, должен молчать? – заспорил брат-близнец.

– Совсем, что ли? – покрутил пальцем возле виска коренастый Петька.

Димка затих. Внимание и впрямь привлекать не следовало.

– Пошли, – поторопил Вова.

– Только ты, Димка, не споткнись обо что-нибудь, – предупредила Маша.

– За собой последи, – отозвался тот.

В следующий момент он запутался в какой-то проволоке и упал на покосившуюся ограду могилы. Ограда рухнула. Димку в последний момент спас от падения Петька. Он ухватил друга за плечи.

– Говорила же, – не удержалась от колкости сестра.

– Я не виноват, – отвечал ей Димка. – Понакидали тут всякой дряни.

Нагнувшись, он поднял с тропинки, петляющей между могилами, моток ржавой проволоки.

– Так и голову сломать можно.

– Терминатор и есть Терминатор, – вспомнилась Петьке тайная Димкина кличка. Он заработал ее за то, что умудрялся каким-то неведомым образом все сокрушать на своем пути.

Димка ничего не ответил. Лишь бросил проволоку на поврежденную ограду.

– Зря ты так, – осуждающе покачал головой Вова. – Покойник может обидеться.

– Пока что я на него обиделся, – возразил Димка. – Я из-за этой ограды чуть голову не сломал.

Стараясь не поднимать шума, компания медленно двинулась по тропинке. Они шли на цыпочках. Однако тишина стояла такая, что каждый их шаг был слышен.

– Здесь, – остановился наконец Вова возле заботливо ухоженной могилы.

Повозившись возле ограды, он отворил калитку. Вся компания юркнула внутрь.

– Тут нас и впрямь никто не увидит, – оглядел Петька ограду, со всех сторон засаженную шиповником.

– И не так страшно, – шепотом подхватил Вова. – Мои бабушка с дедушкой при жизни никому зла не делали.

Он посмотрел на памятник с двумя портретами.

– Это при жизни, – окинул многозначительным взглядом всю компанию Дима.

– Ты что, моих деда с бабкой не уважаешь? – разобиделся Вова. – И тебе не стыдно?

– Не обращай внимания, – вмешалась Маша.

– Если моим бабушке с дедушкой не доверяете, зачем у них на могиле сидеть, – ответил Вова.

– Мы доверяем, – дружески хлопнул его по плечу Дима.

Тот мигом успокоился. И уже совсем другим тоном изрек:

– Раз доверяете, то садитесь.

И он указал на скамейку возле ограды. Ребята немедленно сели. Теперь их было довольно трудно заметить снаружи.

– Молодец, Вовка. Отличное укрытие, – похвалил Петька.

– Только как наблюдательный пункт никуда не годится, – не преминул заметить Дима. – Попробуй что-нибудь разгляди сквозь эти кусты.

– Глядеть надо лучше! – Вовка с победоносным видом указал на просвет между зарослями.

– Ух ты! – поглядел Петька. – Отлично видно.

Сквозь просвет виднелась соседняя могила, а за ней – еще одна, на которой возвышался памятник. Высокий постамент, увенчанный голубем из белого мрамора. Каменная птица распростерла крылья. Казалось, что она хочет куда-то улететь, однако у нее не хватает сил оторваться от пьедестала.

Все это ребята смогли увидеть, даже не поднимаясь со скамейки.

– Сколько натикало? – спросил Вова.

Петька взглянул на светящийся циферблат часов.

– Без десяти двенадцать.

– Рано еще, – сказал Петька. – Ждем до полуночи.

– Если вообще дождемся, – охватили Диму сомнения.

– Если не веришь, зачем пришел? – спросил Вова.

– Не твое дело, – ответил Дима.

– Прекратите, – шикнул на них Петька. – Нас ведь могут заметить.

Мальчики повиновались.

Тишина вокруг стояла пугающая. Старый сельский погост смахивал сейчас на театральную декорацию, окутанную жаром июньской ночи. Ни звука. Ни ветерка. Даже листва на деревьях, и та не шевелится. И черная низко нависшая туча по-прежнему застилает небо до самого горизонта.

Минут пять друзья провели в полном молчании. Время от времени они поглядывали на могилу. Мраморный голубь белел во тьме, как привидение.

Вдруг тишину прорезали резкие крики. Словно где-то над головами ребят заплакал грудной ребенок. Друзья в ужасе уставились друг на друга. По спинам у них пробежали мурашки.

– Филин, – одними губами произнес Вова.

– Говорят, эти птицы близкую смерть человека предсказывают, – широко раскрыла и без того огромные глаза Настя.

– Тут и предсказывать нечего, – глухо откликнулся Петька. – Кругом одни покойники.

– Не надо о них, – с мольбою произнес Вова. – Иначе еще накликаем беду.

Леденящие душу крики смолкли. Петька снова посмотрел на часы. Ровно двенадцать ночи. Он повернулся к просвету между зарослями. Остальные тоже не отрываясь глядели на могилу с голубем.

Внезапно всех пятерых пробрала дрожь. Возле памятника бесшумно возникла высокая темная человеческая фигура. Ребята не мигая следили за ней. Странный пришелец будто застыл на месте. Ни единый шорох по-прежнему не нарушал тишины кладбища. Друзья инстинктивно пригнули головы, будто страшась, что таинственный пришелец их обнаружит.

Тот стоял в прежней позе. Так длилось с минуту. Затем до ребят донесся не то писк, не то скрип. И почти тут же мраморный голубь словно бы ожил. Крылья задвигались. Клюв изогнулся, как у хищной птицы. И голубь стал медленно поворачиваться туда, где за зарослями прятались пятеро друзей…

А началось все в тот день, когда Петька, Настя и Дима с Машей, сдав утомительные экзамены за девятый класс, наконец приехали в подмосковный дачный поселок Красные Горы. Петьку привезли утром. Дима и Маша подоспели к двум часам дня. А Настя, живущая с ними по соседству, прибыла в три и, даже не заходя домой, кинулась к близнецам. А потом они втроем отправились к Петьке. Тот к их приходу уже успел восстановить шалаш, или, как называли это сооружение четверо друзей, летний штаб Тайного братства кленового листа. Словом, когда друзья пришли на дачу Мироновых, шалаш выглядел так, будто прошлое лето, минуя осень, зиму и весну, перешло в нынешнее.

Войдя в шалаш, друзья расселись на старых диванных подушках.

– Ну, наконец-то! – весело воскликнула рыжеволосая Настя. – Я думала, эти экзамены никогда не кончатся.

– А я вообще дошел до ручки, – мрачно изрек тощий Дима.

– Димочка у нас решил всех перехитрить, – фыркнула Маша. – У нас три экзамена было обязательных, а еще два по выбору. Их можно было и устно сдавать или досрочно в виде теста. Только за тест изволь платить денежки.

– У нас то же самое! – хором воскликнули Петька и Настя.

– Ну вот, – насмешливо посмотрев на брата, продолжала Маша. – Мой умненький братик отчего-то вообразил себя большим знатоком русского языка и истории. Я его честно отговаривала. Но он мне сказал, что я дура…

– А ты-то сама что сдавала? – поинтересовалась Настя.

– Я один тест взяла по биологии, а устным экзаменом выбрала английский, – отозвалась Маша. – Мы-то, в отличие от некоторых, соображаем, что делать, – вновь покосилась она на брата.

– Изворотливость – это еще не ум, – немедленно отозвался Димка.

– При чем тут изворотливость? – удивилась Маша.

– Идешь по линии наименьшего сопротивления, – назидательно проговорил брат. – Каждый дурак в нашем классе знает, что у тебя биология и английский – любимые предметы.

– Зато Димочка у нас сопротивлялся за двоих, – продолжала Маша. – Оба теста он написал на двойки. И пришлось ему русский и историю сдавать как устные экзамены. А там по тридцать билетов. В каждом по два вопроса.

1
{"b":"424","o":1}