ЛитМир - Электронная Библиотека

– Бедный! – вырвалось у Насти.

– Хоть один нормальный человек нашелся, – с благодарностью поглядел на девочку Дима. – Представьте, она гуляла целыми днями, – повернулся он к сестре, – а я билеты учил.

– Ну да, – и на сей раз не проявила чуткости Маша. – А кто мне твердил, что экзамены сдаст вперед меня?

– Я не виноват, что тесты попались какие-то идиотские, – проворчал Дима. – Мне вообще теперь кажется, что в них были ошибки. Но разве учителя признаются?

– В общем, ты у нас жертва несправедливости! – захохотал Петька.

– У тебя-то как все прошло? – поинтересовалась Настя.

– Нормально, – ответил мальчик.

– Я тоже легко отделалась, – сказала Настя.

– Теперь отдыхать будем, – вмешался Дима. – Эх, искупаться бы.

– А кто нам мешает? – обрадовались остальные.

– Тогда сбегаем за купальными принадлежностями, а потом встретимся возле дачи Ковровой-Водкиной, – предложила Маша.

– Зачем? – возразил Петька. – Я сейчас сбегаю в дом и переоденусь, а потом вместе отправимся к вам.

– Идет! – немедленно согласились остальные.

Десять минут спустя все четверо, выйдя за ворота дачи Мироновых, достигли угла улицы, свернули на соседнюю и пустились по раскаленной от июньского зноя асфальтовой дороге к участкам Адамовых и Серебряковых.

Поселок Красные Горы, в котором, как ни странно, не было ни одной горы и даже пригорка, возник в середине тридцатых годов. Огромные двух– и даже трехэтажные дачи, стоящие на необъятных участках. Множество улиц, переулков, тупичков… В каждой даче – телефон и прочие блага цивилизации. Населяла поселок тогдашняя элита – видные ученые, военачальники, деятели искусств. С годами состав жителей Красных Гор становился все более пестрым. Старожилы вымирали. Многим из их обедневших потомков уже было не под силу содержать огромные дачи. Особенно сильно разбавилось население поселка в последние годы. Дачи одну за другой скупали «новые русские». Они в большинстве своем тут же сносили старые деревянные дома. На их месте возводились монументальные особняки из кирпича или камня. Коренное население Красных Гор относилось к подобным новшествам неодобрительно.

Дима и Маша Серебряковы и Петька Миронов представляли третье поколение старожилов. Настя Адамова появилась в поселке лишь два года назад, однако немедленно стала полноправным членом их компании.

Больше всего эта красивая яркая девочка с рыжими волосами и огромными зелеными глазами понравилась Петьке. Стремясь обратить на себя внимание, он и предложил вдруг создать детективное Тайное братство кленового листа. Идея всем очень понравилась. Правда, Димка немедленно заявил, что где-где, а в Красных Горах детективному братству делать совершенно нечего.

В поселке и впрямь царила вполне безмятежная жизнь. Правда, бдительный сторож Иван Степанович, с гордостью называвший себя бывшим заслуженным работником органов правопорядка, нес усиленную охрану вверенной ему территории, однако весь криминал пока ограничивался расхищением яблок и прочих фруктов из садов дачников.

Стоило, однако, четверым друзьям написать устав детективного братства и принять клятву, как в Красных Горах и окрестностях стали происходить самые настоящие преступления. Тайное братство кленового листа начало действовать, и к концу прошлого лета ребята могли похвастаться пятью блестяще проведенными расследованиями[1].

Участковый милиционер, капитан Алексей Борисович Шмельков, был очень благодарен Тайному братству за помощь. Совсем по-иному воспринимал их деятельность Иван Степанович. Дело в том, что он сам давно хотел тряхнуть стариной. Как только в Красных Горах стали происходить преступления, Степаныч, облачившись в видавший виды милицейский китель и водрузив на коротко стриженную седую голову выгоревшую форменную фуражку, начал предпринимать самостоятельные расследования. Во-первых, доблестному сторожу давно уже хотелось доказать слишком «зеленому», по его словам, капитану Шмелькову, кто тут «настоящий опытный сыскарь». А во-вторых, задержав и обезвредив преступников, Степаныч поднял бы свой авторитет в глазах дачников.

Впрочем, все это оставалось мечтами. Тайное братство кленового листа неизменно опережало бывшего заслуженного работника органов правопорядка. Степаныч кипел от возмущения. И проникался все большей неприязнью к «нахальной и невоспитанной подростковой компании». Именно так доблестный сторож поселка Красные Горы именовал про себя четырех неразлучных друзей. Именно о Степаныче вспомнили ребята по пути от Петьки к даче Адамовых.

– Он все такой же! – звонко расхохоталась Настя. – Когда открывал нам шлагбаум, у него просто лицо перекосилось.

– Наверное, бедный, надеялся, что мы сюда больше никогда не приедем, – скривила губы в усмешке Маша.

– Я вообще, когда мы въезжали в поселок, пригнулся, – подхватил Дима. – Чего Степаныча понапрасну расстраивать.

– Димочка у нас гуманист, – покачала головой сестра. – Не хотел портить настроение пожилому человеку.

– В таком случае зря старался, – подмигнул ему Петька. – Я Степанычу с самого раннего утра испортил настроение.

– Чем? – полюбопытствовали остальные.

– Сам не знаю, – пожал плечами Петька. – Я просто вылез из машины и со Степанычем очень вежливо поздоровался. А он повернулся к нам с папой спиной. И удалился к себе в сторожку. Даже шлагбаум, когда мы проехали, забыл опустить.

– Значит, снова все лето нас доставать будет, – с пророческим видом изрек Дима.

Они поравнялись с воротами Адамовых. Настя побежала к даче.

– Возьмешь все и заходи за нами, – сказали ей близнецы.

– Договорились, – крикнула на ходу рыжая девочка.

Дойдя до следующих ворот, Дима, Маша и Петька пошли по длинной аллее к даче Серебряковых. Кроны старых деревьев, росших по обе стороны дороги, смыкались, образуя густую спасительную тень.

– Единственное место, где нормально себя чувствуешь в такую жару, – выдохнул Дима.

– Мальчику, наверное, голову напекло, – не замедлила с колкостью Маша.

Петька усмехнулся, в который раз за их многолетнюю дружбу отмечая несходство близнецов. То есть внешне-то они очень похожи. Оба светловолосые, голубоглазые, рослые и стройные. А вот характеры… Ироничная Маша всегда уверена в себе. Решения принимает мгновенно. Диме свойственны больше рассеянность и мечтательность, которые причудливым образом сочетаются у него с чрезмерной торопливостью. Тайно ото всех Димка пишет стихи, которые никогда никому не показывает. Кроме того, он очень мнителен. И страшно печется о собственном здоровье.

Маша очень похожа на бабушку – пожилую ученую даму Анну Константиновну Серебрякову. Димка же, по словам старожилов поселка, вылитый дедушка. Покойный академик Серебряков был точно таким же. Рассеянность его не знала границ. Поговаривали, что на вручение какой-то крупной международной премии он явился в изысканной фрачной паре и стоптанных домашних шлепанцах. А несколько позже, делая доклад на представительном форуме, где собрались крупнейшие биологи со всего света, настолько увлекся, что упал вместе с трибуной в партер. От покойного дедушки Димка унаследовал и склонность к простудам. И у того и у другого насморк прекращался лишь в летнее время, да и то ненадолго.

– Ты зайдешь? – вывела Петьку из задумчивости Маша.

Они стояли перед дверью огромной серебряковской дачи.

– На улице постою, – покачал головой мальчик. – Лучше давайте скорей.

Тут дверь отворилась. На крыльцо вышла Анна Константиновна.

– Петруша! – обрадовалась она. – Ты все больше становишься на отца похож.

Петькиного папу, Валерия Петровича, она знала с пеленок и до сих пор называла «замечательным мальчиком». Хотя вообще-то Миронову-старшему перевалило за сорок и ныне он возглавлял довольно крупную фирму, производящую электронное оборудование.

– Заходи, заходи, – пригласила Петьку в дом Анна Константиновна.

– Да мы, вообще, собрались купаться, – объяснил тот.

вернуться

1

Подробно об этом читайте в книгах А. Иванова и А. Устиновой «Тайна украденной рукописи», «Тайна княжеской усадьбы», «Тайна зеленого «БМВ», вышедших в серии «Детский детектив». (Прим. ред.)

2
{"b":"424","o":1}