ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему мы встречаемся именно здесь? – начала она, глядя, как Козимо осторожно кладет перед собой на землю белый мяч. – Почему именно на площадке для гольфа?

– Потому что она находится поблизости. И потому что нет другого места, где можно быть столь же уверенным, что тебя не подслушивают, – ответил Козимо, покрутив пару раз в воздухе клюшкой, прежде чем размахнуться для удара. Клюшка рассекла воздух со свистом гибкого ивового прута. – К тому же игра помогает мне сконцентрироваться. Повсюду в мире люди веками искали средства для внутренней самоуглубленности. В Восточной Азии, чтобы сосредоточиться, используют бой на мечах или стрельбу из лука. А здесь, в Европе, играют в гольф. Я полагаю, сегодня мне понадобится полная концентрация, чтобы ответить на все вопросы, которые, несомненно, скопились у вас.

Анна впервые спросила себя, почему Козимо сразу изъявил готовность встретиться с ней. Ведь он не мог не понимать, что она клокочет от ярости, быть может, даже собирается предъявить ему иск. И, несмотря на это, он ни минуты не колебался, когда она попросила его о встрече. Напротив, сам предложил встретиться сегодня утром. А ведь для этого ему пришлось лететь в Гамбург практически ночью.

А если это западня? Козимо ведь сам признался, что на площадке для гольфа нет свидетелей. Если они исчезнут за ближайшим холмом или рощицей, пропав из поля зрения обитателей клуба, то обоим не составит труда обезвредить ее, заставить навсегда замолчать, чтобы она уже никогда не смогла разболтать столь тщательно охраняемую тайну эликсира вечности. Этой парочке даже не надо таскать оружие в своих больших сумках, хотя там с легкостью могла бы укрыться даже винтовка. Хорошо рассчитанного удара клюшкой ее череп ни за что не выдержит.

Анну бросало то в жар, то в холод. Почему она оказалась такой простодушной? Почему не выдвинула свои условия и не встретилась с Козимо в городе, где вокруг полно людей, которых она в случае опасности могла бы позвать на помощь?

– Что с вами, Анна? – поинтересовался Козимо и положил перед собой еще один мячик. – Вам нехорошо? Вы вдруг побледнели.

– Нет, это...

– Я знаю, в последнее время вы немного переутомились. Все произошедшее не могло вас не взволновать. Поверьте, я вас прекрасно понимаю. Со мной тогда было то же самое, при том что я знал, что делал. Или, по крайней мере, предполагал, что знаю. Но могу заверить вас... – Он с размаху ударил и проводил взглядом маленький белый мячик, описавший красивую дугу и подлетевший к флажку. – Могу вас заверить, что отвечу на все ваши вопросы, насколько это будет в моих силах.

– Господин Медичи, я...

– Смело называйте меня Козимо, Анна, – с улыбкой перебил он ее. – В конце концов, вы чуть не вышли замуж за моего кузена Джулиано. Вы мать его сына и тем самым принадлежите к семье. Во всяком случае, в моих глазах.

От неожиданности Анна почувствовала стеснение в груди, что-то кольнуло ее в сердце. А ведь она уже знала это. После разговора с Беатрис твердо знала, что ее путешествие во времени – не фикция. И тем не менее его слова поразили ее, ударив словно обухом по голове. Теперь, когда об этом говорил он, она и вовсе отказывалась в это верить.

– Что вы сказали?

Козимо убрал свою клюшку в сумку и приобнял ее за плечи.

– Да, вы правильно расслышали. Джулиано ди Медичи – мой кузен, вернее, был им.

Анна оглядела его с головы до ног. В своем сегодняшнем обличье он выглядел точно так же, как тот Козимо Медичи, которого она приветствовала в палаццо Даванцати на костюмированном балу. И он выглядел почти так же, как Козимо ди Медичи, которого в 1477 году Джулиано представил ей как своего кузена. С тех пор он нисколько не постарел. Но разве такое возможно? Он что, путешествовал по векам, как другие по Европе? Выходит, он колдун, чародей?

– Кто вы на самом деле, Козимо?

– Вы действительно не тратите времени попусту, Анна, – тихо произнес Козимо. – Мне приходят в голову всего еще два вопроса, также относящиеся к самой сути этого дела. Думаю, будет лучше, если я отвечу на ваш вопрос на площадке. Давайте пройдем к первой лунке. Ты готов, Ансельмо?

Ансельмо кивнул. Они отправились по мягкой траве газона к площадке с первой лункой. Тем временем дождь усилился, и даже садовник со своей тележкой больше не появлялся на горизонте. Они действительно были здесь абсолютно одни. Одни под хмурым, серым августовским небом Гамбурга. Лишь черный дрозд сидел в куще одной из старых яблонь и неутомимо насвистывал песнь дождя.

– Как вы, вероятно, уже догадались, Мечидеа – так еще меня называют, – это мое ненастоящее имя. Я взял его некоторое время назад. Ибо истинная идентичность могла бы привести к некоторым осложнениям. – Он воткнул в землю маленький деревянный колышек и поло жил сверху мячик. Потом изготовился к удару. – Я Козимо Франческо Алессандро ди Медичи, рожденный во Флоренции 10 февраля 1447 года от Рождества Христова.

Мяч просвистел в воздухе и приземлился где-то в траве уже почти за пределами видимости. Анна не знала, как ей реагировать на его слова. Чем больше она узнавала, тем больше росла ее уверенность, что она не ошиблась и не страдает ни галлюцинациями, ни тяжелой формой расстройства психики. Она действительно совершила путешествие во времени. Повстречалась с Джулиано ди Медичи и родила сына. И все же весь ее разум и рассудок противились этому открытию. В особенности здесь, средь бела дня и под открытым небом.

– Назовите хотя бы одну причину, почему я должна вам верить, – произнесла она, стараясь придать своему голосу металлический оттенок. «Никогда не показывай, что ты нервничаешь, боишься или чего-то не знаешь».

Это была заповедь не только для укротителей хищников, но и для журналистов.

– Я могу назвать вам целый ряд причин, – спокойно парировал Козимо.

– Сгораю от нетерпения, – усмехнулась Анна, наблюдая за тем, как Ансельмо, в свою очередь, ударял по мячу.

– К примеру, пережитое вами во Флоренции в 1477 и 1478 годах. Эликсир вечности, который вы отведали на моем балу. Правда о смерти Джованны ди Пацци и вашего жениха, моего кузена Джулиано. К тому же вам наверняка хочется узнать, что стало с вашим сыном.

Анна замерла. Капли дождя стекали по ее лицу, заливаясь за воротник куртки, но она этого не чувствовала.

– Расскажите, Козимо.

И Козимо начал свой рассказ. Медленно переходя вслед за мячами по площадке от одной лунки к другой, Козимо рассказал ей все, что она пережила в своем «сновидении» во Флоренции. При этом он описывал детали, которые мог знать только тот, кто также был там. Он поведал, как они впервые встретились в мансарде его кузена Джулиано. Рассказал о празднестве в фамильном загородном палаццо, устроенном в честь представления «Рождения Венеры» Боттичелли. Он знал о смерти Джованны ди Пацци, случившейся на следующий день, о покушении на жизнь Анны, находившейся на волосок от смерти, и об удавшемся покушении на Джулиано. Ну хорошо, положим, последнее было делом нехитрым. Наверняка каждый школьник во Флоренции наизусть знал историю семейства Пацци, вступивших в заговор с врагами Медичи, чтобы изгнать тех из города. И все же Козимо знал такие детали, которые могли быть известны только очевидцу.

– Это не игра воображения, Анна. Это правда. Все это происходило в реальности, и вы были там. Мы оба были там.

– Но... но... – заикаясь выговорила Анна, убирая мокрую прядь с лица. Все ее волосы давно намокли. – Но как это возможно?

Козимо едва заметно размахнулся. Мячик неторопливо покатился по аккуратно подстриженной дорожке и исчез в лунке на расстоянии не более двух метров.

– Эликсир, – сказал он, наклонившись и доставая мяч из лунки. – Эликсир вечности, который я дал вам выпить на моем маскараде в субботу вечером. Он один виноват во всем. Во всем.

– Это наркотик, вызывающий галлюцинации?

– Нет. – Козимо тяжело вздохнул, словно на его плечах лежал груз веков и Вселенной. – Я был бы рад, будь это так, но, к сожалению, это не так. Эликсир вечности действительно наделяет каждого, кто его выпьет, способностью совершить путешествие в прошлое. Наяву, в чем вы, без сомнения, могли убедиться на себе.

15
{"b":"426","o":1}