ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Другой дороги нет
Руки оторву!
Коловрат. Знамение
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Свободная касса!
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Стать смыслом его жизни
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны

Желаю Вам всего хорошего

независимо от принятого Вами решения.

Засим остаюсь преданный Вам

Козимо ди Медичи

P.S. Позвоните мне, если у Вас возникнут вопросы или если захотите поговорить со мной по другим причинам. Мой телефон написан на приложенной визитной карточке. По этому номеру Вы можете звонить мне в любое время суток».

Анна сложила письмо, засунула его обратно в конверт и вложила визитку Козимо в свой еженедельник. Потом задумчиво посмотрела в иллюминатор. Ее решение... Она чуть не расхохоталась. У Козимо действительно оригинальное чувство юмора. Разве он сам не сказал ей, что встретится с ней в Иерусалиме в 1530 году? И разве сам не предупредил, что любое вмешательство в ход истории может иметь непредсказуемые последствия для всего мира? Неужели он всерьез полагал, что после этого недвусмысленного предостережения она выльет в унитаз эликсир и проведет приятный денек в Иерусалиме? Нет уж. Тогда ей до конца своих дней пришлось бы жить с нечистой совестью. Чувствовать себя в ответе за каждое несчастье, которое отныне произойдет в любой точке земного шара, и винить себя? Безразлично, будет ли это несчастный случай, покушение или природная катастрофа. К тому же в этот вояж она отправилась вовсе не из чисто альтруистических соображений. Если все пройдет успешно, она наконец увидит своего сына. Ребенка, которого Джакомо просто украл у нее. Стефано. Этим именем она не нарекала его, потому что один безумец просто похитил у нее сына. Это приводило ее в бешенство. Она хотела увидеть своего ребенка и имела на это право. Стефано. Во что он мог превратиться? Он родился в 1478-м. Стало быть, в 1530 году ему должно быть пятьдесят два. Совсем взрослый мужчина. Забавно себе это представить.

Анна вздохнула. Ее решение было твердым. Оно окончательно созрело еще тогда, когда она поднималась на борт самолета.

Чтобы не терять попусту времени в полете, она вынула из сумки папку с пачкой листков. Это был дайджест, информация из различных источников, к которым она как журналистка имела доступ через интернет: краткое введение в иудаизм, выкладки на тему истории и развития Иерусалима, сведения о политической ситуации в XVI веке, структура и потоки городского населения и их взаимоотношения. Это была полезная информация, уже не раз выручавшая того или иного журналиста во время командировок в Иерусалим. Правда, большинство коллег ограничивались тем, что отражали актуальную политическую ситуацию в этом измученном долгими войнами и кризисами городе или довольствовались культурно-историческим фоном. Вряд ли кто-то до нее погружался в реальный исторический контекст.

«И не расскажешь никому», – в очередной раз промелькнуло у нее в голове, и Анна с удивлением обнаружила, что она уже предвкушает эту авантюру. Как часто бывало в таких случаях, у нее зачесались ладони и засвербело в затылке от волнения, хотя ее ожидали и опасности. Во Флоренции она чуть не стала жертвой покушения. И все же она не боялась. По крайней мере, пока не боялась. Может, все дело в том, что в ней проснулась движущая сила любого журналистского расследования – любопытство. Да, она прилетит в Иерусалим, отправится в отель и выпьет эликсир, строго соблюдая инструкции Козимо. А потом погрузится в прошлое. Увидит арену событий и такие вещи, о которых ее коллеги даже мечтать не смели. Это был воистину уникальный шанс.

И пока самолет на огромной скорости неуклонно приближался к Священному Городу, преодолевая расстояние в тысячи километров, она зарылась в свои бумаги и попробовала представить себе, что может ожидать ее в XVI веке.

Эликсир вечности

Медленно, оглашая Старый город истошными гудками, такси продиралось по узким улочкам. Как во всех крупных городах, за исключением Гамбурга, аэропорт находился за городской чертой. Короткое расстояние по шоссе до пригородов таксист преодолел на бешеной скорости. Потом они угодили в поток машин, ничем не отличавшийся от других мегаполисов: автобусы, грузовики и тысячи легковых машин, заполонив широкие улицы, обгоняли друг друга, сворачивали, не подавая сигнала, и заставляли водителя исторгать проклятия. Наконец они добрались до Старого города. Дома здесь становились все более старыми и покосившимися, улицы – все более узкими и кривыми. Светофоров не было вовсе, а движение, как со смехом пояснил ей таксист на беглом английском, регулировалось «как-нибудь». Или само по себе, или с Божьей помощью.

Город был запружен людьми. Целыми толпами людей. Туристы в шортах, шляпах и с камерами через плечо. Женщины в низко надвинутых на глаза платках, с набитыми сумками, из которых торчали хлеб, овощи или фрукты. Деловые дамы с роскошными прическами, в ладно скроенных костюмах, цокая шпильками по древним камням, спешили на очередную встречу и успевали поговорить по мобильному. Модно одетые юноши и девушки на мотороллерах, с книгами и папками под мышкой, вероятно студенты, торопились на занятия. Анна увидела монахов и монахинь в черных, серых, коричневых или белых одеяниях, некоторые из них везли на велосипедах покупки в ближайший монастырь, больницу или детский приют, а другие вместе с туристами фотографировали старые дома. Тут же степенно вышагивали православные священники в черных долгополых рясах, словно по недоразумению затесавшиеся со своими окладистыми бородами и высокими клобуками из Средневековья в наши дни. Ортодоксальные хасиды с пейсами и в широкополых черных шляпах спешили по улицам мимо мужчин в одеждах по щиколотку, с четками в руках, неустанно перебиравших их и беседовавших друг с другом. Все эти люди разной веры, разной национальности казались мирными и естественными. И тем не менее даже через оконное стекло автомобиля Анна ощущала в толпе напряженность и страх. Она читала это на лицах людей, мимо которых такси ехало со скоростью пешеходов. Глаза израильтян следили за любым движением в подъездах домов и внимательно осматривали каждый оставленный велосипед. В молниеносных взглядах, брошенных через плечо, тоже читался страх. Даже лицо молодого таксиста отражало всеобщую напряженность, будто на ближайшем перекрестке их ожидал вооруженный отряд боевиков «Хамас».

– Вы очень наблюдательны, – согласился молодой водитель, когда Анна заговорила с ним об этом. – Мы действительно каждый день ожидаем терактов. Только пару дней назад в последнюю секунду был предотвращен взрыв. Террористка-смертница собиралась взорвать себя и пассажиров, но какой-то старик заметил ее нервозность и то, как она теребила свою сумку, и не пустил ее в автобус. Она убежала. Мы это за чудо сочли. Время было обеденное, и автобус был полон детей, ехавших домой из школы. – Он помолчал и убрал рукой черную прядь со лба. – Конечно, я регулярно хожу на выборы, и в армии уже отслужил, а так держусь подальше от политики. Но вот насилия, от кого бы оно ни исходило и против кого бы ни было направлено, я не принимаю. Это ложный путь. Когда наши солдаты обстреливают дома палестинцев или палестинцы подрывают наши автобусы, всегда умирают абсолютно невинные люди – дети, мужчины и женщины, которые не хотят ничего другого, кроме как жить со своими семьями долго, мирно и счастливо. А террор только новую ненависть порождает. Что с этим делать? – Он пожал плечами, включил поворотник и свернул в переулок, такой узкий, что боковые зеркала машины кое-где почти касались стен домов. – Я не знаю выхода. Эту спираль насилия, наверное, не остановишь. Наши политики тут бессильны. Иногда мне хотелось бы... – он огляделся по сторонам в поисках нужного номера, – мне бы хотелось, чтобы вернулся царь Соломон. Он был мудрым. Такой человек, как он, нашел бы, наверное, выход для всех нас. – Он нажал на тормоз и повернулся к Анне. – Приехали.

– Спасибо, – поблагодарила Анна и протянула таксисту несколько купюр. – Так нормально?

– Большое спасибо, – горячо поблагодарил парень, и по его широкой улыбке Анна поняла, что могла обойтись и гораздо меньшей суммой. – Ваш отель расположен в стороне от привычных туристских маршрутов. Если захотите осмотреть город или съездить в пустыню, позвоните мне. Могу обеспечить вам проводника. Двоюродный брат моей жены – историк. Он вхож во все городские музеи и библиотеки и обо всех исторических местах в Иерусалиме и окрестностях знает больше, чем любой гид. Он даже может сводить вас в штольни древних каменоломен царя Соломона, куда не пускают туристов.

21
{"b":"426","o":1}