1
2
3
...
40
41
42
...
82

Она сказала что-то слуге на языке, непонятном Рашиду, но звучавшем весьма мелодично. Ее голос был мягким, как тончайший шелк. Слуга кивнул, закрыл за собой дверь и ушел, опять шаркая ногами. Они остались одни.

Как и днем, Рашид не мог отвести от нее глаз – от ее красивых теплых глаз, нежного лица, обрамленного темными волосами, легкой улыбки, словно капельки росы застывшей в уголках губ. Впрочем, на этот раз он смог разглядеть и другие детали ее облика. Волосы ниспадали ей на плечи, под одеждой угадывалась стройная фигура.

Рашид закрыл глаза. Он попытался заставить себя вспомнить, что был янычаром. Существовали вещи, думать о которых он не имел права, которые были ему запрещены. Он давал клятву, ему нельзя... Наплевать.

Открыв глаза, он улыбнулся, увидев, что его чувства отражаются в ее глазах и на ее лице. Хвала Аллаху! Она разделяла его ощущения.

Она что-то сказала, и он с улыбкой покачал головой. Они смущенно глядели друг на друга молча, потому что говорили на разных языках. Но их взгляды передавали больше, чем могли бы выразить тысячи слов. Да, они были одним целым.

Когда открылась дверь, оба вздрогнули, как от удара плетью. Вошли купец и его сын. Женщина опять произнесла что-то на своем мелодичном языке, которого Рашид не понимал. Он был готов внимать ей вечно. И не только ради языка.

– Что привело вас к нам? – спросил купец на иврите. Он был вежлив, но от Рашида не укрылось напряжение на его лице. Может, ему все же есть что скрывать?

Или он просто нервничал, потому что за один день его во второй раз посещал янычар?

– У меня к вам есть еще один вопрос, который я не выяснил в прошлый раз, – нашелся Рашид. Хотя теперь он повернулся к ней спиной, он чувствовал на себе ее теплые взгляды, ласкающие его, словно солнечные лучи, и ему пришлось взять себя в руки, чтобы не расплыться в блаженной улыбке. Купец и его сын вряд ли поняли бы его. – Вы тогда как раз обедали. На столе стояло блюдо с колбасами. Откуда у вас эти колбасы?

Сын купца, молодой человек привлекательной наружности со сверкающими карими глазами, насмешливо поднял брови:

– Вы хотите есть? Вас плохо кормят в вашей казарме? Если желаете, мы охотно...

Однако строгий взгляд отца заставил его замолчать.

– Простите. Мой сын Ансельмо порой бывает чересчур горяч. Полагаю, вам знакома эта черта характера, и поэтому надеюсь на ваше понимание.

Рашид улыбнулся. Разумеется, купец намекал на их недавнюю встречу у городских ворот. Он еще в первый раз понял, что это тот самый купец, который чуть до смерти не загнал свою лошадь.

– Я его прекрасно понимаю, – произнес он, четко осознав, что сейчас, когда она смотрит на него, он ни на кого и ни на что не способен злиться. Его душа ликовала. – Я прощаю его. Но он ошибается. Задать вопрос об этой колбасе меня заставил отнюдь не голод. Может быть, вы уже слышали, что недавно в нашем городе появился ранее никому не известный христианский проповедник. Сам по себе этот факт не вызвал бы нашего беспокойства, в конце концов таких много. Нас тревожит содержание его проповедей. Согласно нашей информации, он планирует ни больше ни меньше чем новый крестовый поход. И с каждым днем он собирает вокруг себя все больше приверженцев.

Рашид слыл человеком, способным на необдуманные поступки. Некоторые его товарищи порой считали его одержимым. Раньше ему казалось, что все они просто большие тугодумы, слишком медлительные и нерасторопные, чтобы уследить за его мыслями и поступками. Теперь, стоя в доме флорентийского купца, он уже не был так уверен в этом. Неужели его товарищи все-таки были правы? Пожалуй, что да, другое объяснение не приходило ему в голову. Должно быть, он лишился рассудка, если одного взгляда незнакомой женщины было достаточно, чтобы развязать ему язык перед посторонними и выболтать секреты, которые полагалось хранить в тайне. А если бы она прикоснулась к нему, что было бы тогда? Впрочем, он не жаждал сейчас ничего сильнее, чем этого.

– Мы знаем всего лишь его имя – он называет себя «патер Джакомо». И теперь мы прочесываем весь город, чтобы найти его.

– Тысячу извинений, но как это связано с нашей колбасой? – У купца был недоуменный вид.

– Тут я должен начать издалека, – произнес Рашид, чувствуя по своим пылающим щекам, что покраснел. – Несколько ночей назад во время патрулирования города со своими товарищами я увидел какую-то тень. Это был какой-то толстый неуклюжий человек, не похожий на вора, но явно пытавшийся спрятаться от нас. – И почему он только рассказывает им все это? Он говорил с купцом как с другом, вместо того чтобы допросить его. Если бы об этом узнал Ибрагим, мастер суповой миски, янычар неминуемо угодил бы на несколько дней в темницу. – Поскольку мои товарищи ничего не заметили, я решил, что обознался, или что это кошка, перебежавшая через улицу. Но от этой тени пахло вашей колбасой. Теперь, я думаю, вы поймете, почему я интересуюсь происхождением ваших колбас. Женщина сказала что-то на своем мелодичном языке.

– Она не говорит ни по-арабски, ни на иврите? – спросил Рашид купца.

– Синьорина Анна? – Он покачал головой. – Нет, к сожалению, нет. Но ей очень интересно узнать, о чем вы нам рассказываете. С вашего позволения я переведу ей.

Синьорина Анна... Никогда он не слыхал более красивого имени. Сердце опять запрыгало у него в груди. Он кивнул.

Купец быстро начал переводить. Глаза женщины расширились, и она побледнела.

– О Боже, – тихо проговорила она по-немецки, – значит, это правда? Он действительно здесь.

Ее слова поразили Рашида как гром среди ясного неба, его начал трясти озноб. Что это было? Что задумал с ним Аллах? Теперь синьорина Анна говорила не на языке купца. Это был другой язык, более твердый. Он никогда раньше не слышал его – только в своем странном сне. И тем не менее каким-то загадочным образом этот язык был настолько близок ему, что он понял каждое слово. Это было невероятно.

– Что... – Он откашлялся и заговорил снова: – Какой это был язык?

– Германский, – с готовностью ответил купец. – Собственно говоря, моя кузина живет не у нас во Флоренции, а гораздо севернее, по другую сторону реки, называемой Рейном. Она приехала с важными новостями к нам и... Впрочем, вы об этом уже знаете.

– Да, я в курсе, – медленно ответил Рашид, не спуская глаз с Анны. Какая таинственная судьба связала их? – Попросите ее еще что-нибудь сказать на этом языке.

Сын купца нахмурил брови. Судя по его виду, он был уверен, что янычар спятил. Ну и пусть. Рашид уже и сам сомневался в здравости своего рассудка. Купец искусно скрывал свое мнение о нем, но, похоже, перевел просьбу Рашида, потому что теперь Анна тоже вопросительно посмотрела на него. Ему казалось, что ее взгляд проникает в самые потаенные уголки его души, и она хотя бы приблизительно знает ответ на многие мучившие его вопросы. Он бы отдал свое годовое жалованье, чтобы прочесть ее мысли. Женщина улыбнулась.

– Меня зовут Анна, – медленно произнесла она и сделала шаг в его сторону. – А как твое имя?

– Рашид. – Сомнений больше не было. Он так же хорошо понимал этот язык, как арабский или иврит. – Меня... меня зовут Рашид. – Язык его ворочался медленно и неуклюже, как старый проржавевший ключ в таком же старом ржавом замке. Чужие звуки оказались знакомыми. И вдруг в памяти начали всплывать слоги и целые слова, будто строчки стихотворения, которое он учил когда-то очень давно и уже целую вечность не повторял. – Я рад познакомиться тебя... с тобой.

Теперь они стояли друг напротив друга так близко, что ему стоило всего лишь протянуть руку, чтобы дотронуться до ее волос. Ее чудесных волос, блестевших, словно полированное дерево, в бликах льющихся в окна солнечных лучей.

– Я тоже рада, Рашид, – сказала она. В ее глазах вспыхивали искорки. – Ты очень хорошо говоришь по-немецки.

– А те... тоже? – осторожно спросил он.

Анна покачала головой:

– Нет, они нас не понимают.

Он улыбнулся. Как прекрасно было стоять здесь, разговаривать с ней и точно знать, что он мог все сказать. Например, какая она красивая, что он любит ее... И никто другой не понял бы их. Анна... Аллах милосердный и всемогущий подарил им собственный язык. На короткий миг он задумался, как такое могло получиться. Откуда он, проведший всю свою жизнь среди янычар, понимал этот странный язык? Он отбросил эти мысли, об этом он будет ломать себе голову потом. Сейчас это не имело никакого значения. Сейчас он стоял перед ней, и только это было важно.

41
{"b":"426","o":1}