ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я могу еще прийти?

– Да, – ответила она. – Я буду рада видеть тебя в любое время.

– Спасибо. – Внутренний голос подсказывал ему, что пора наконец распрощаться, пока он не нарушил все мыслимые правила вежливости и приличия, однако он никак не мог заставить себя сделать это. Ее взгляд приковывал его к себе. На коротком расстоянии он мог чувствовать возбуждающий аромат ее кожи. И почему ему нельзя просто остаться здесь, с ней?

«Потому что ты обязан выполнять свой долг, – напомнила ему совесть. – И потому что ее брат сейчас по праву удивится и потребует у тебя ответа за твое странное, непристойное поведение».

– До... свидания, – заставил себя произнести Рашид. Ему наконец удалось отвернуться от нее. Словно из теплых солнечных лучей он вступил в темную, сырую, холодную пещеру.

– С вами все в порядке? – спросил сын купца с таким насмешливым видом, что у янычара вскипела кровь.

– Разумеется, – злобно прошипел Рашид. – А если даже нет, вряд ли вы имеете право спрашивать об этом.

Молодой человек отпрянул на пару шагов назад, и вовсе не из уважения или страха, а только из осторожности. И Рашид мог поклясться, что случись им повстречаться не в доме его отца, а в безлюдном переулке, парень выхватил бы нож.

– Простите, – миролюбиво произнес купец, опять бросив сыну строгий, отрезвляющий взгляд. – Мы ни в коем случае не хотели вас обидеть. Заверяю вас, нам тоже крайне важно положить конец проискам этого проповедника.

У Рашида на затылке волосы встали дыбом, и он мгновенно отбросил всякую мысль об Анне. Как уже не в первый раз, предчувствия не обманули его. В доме купца он был на верном пути. Эти люди что-то знали о патере Джакомо.

– Почему? – спросил он, не спуская глаз с купца, чтобы от него не укрылся любой, самый замаскированный жест. – Вы же сами христиане. Вы не можете не понимать, что проповедника в лучшем случае ждет тюрьма, а скорее всего, даже смерть, если нам удастся его поймать. И тем не менее вы тоже хотите, чтобы наши поиски увенчались успехом. По какой причине?

– Потому что... – Купец нахмурил брови и внимательно посмотрел на Рашида, словно все еще не был уверен, что тот заслуживает его доверия. – Вы искренний человек и были честны с нами, а посему мы тоже будем с вами откровенны. Мы, – он показал на сына и на Анну, – также ищем этого отца Джакомо.

Рашид недоверчиво уставился на купца:

– Вы знаете его? Кто он такой? Откуда родом и что...

Купец поднял руку, и Рашид замолчал.

– Может быть, мы знаем его. Может быть. Пока что мы лишь предполагаем, что отец Джакомо, о котором шла речь, и один наш соотечественник – это одно и то же лицо. Он носит то же самое имя, и все, что вы о нем рассказали, подходит к его образу. Но тот ли это человек на самом деле, еще предстоит выяснить. – Он помолчал и так серьезно и пристально посмотрел на Рашида, что у того по спине побежали мурашки. – Если это тот самый человек, которого мы так долго ищем, то он очень опасен. Гораздо опаснее, чем вы можете представить себе в самом страшном сне. И вам потребуется любая помощь, чтобы схватить его. Мы сами уже не один год охотимся за ним – но безрезультатно.

– Он что же, демон? – спросил Рашид, пытаясь стряхнуть с себя ужас, вцепившийся ему в затылок мертвой ледяной хваткой.

– Отнюдь нет, – ответил купец. – Он такой же человек, как мы с вами. Но исходя из моего опыта, чтобы совершать дьявольские дела, демоны не нужны. Человек в этом отношении гораздо изобретательнее.

– Понимаю, – кивнул Рашид. Ему почему-то вдруг стало жаль купца. – Стало быть, у вас есть счет к этому проповеднику. И вы жаждете заставить его заплатить по этому счету.

– Да, пожалуй, можно было бы выразиться и так, – согласился купец.

Рашид ни секунды не сомневался в правдивости слов хозяина дома. И даже не удивлялся этому.

– То есть вы хотите что-нибудь предпринять, чтобы как можно быстрее изловить этого Джакомо?

– Да.

– Тогда разузнайте, откуда взялась колбаса, которую вы ели на обед. Это всего лишь мое подозрение. Даже меньше, скорее слабое предчувствие. Не исключено, что человек, приготовивший эти колбасы, смог бы рассказать нам о том, кого я видел тогда ночью. Кто бы это ни был, у него должна быть веская причина прятаться от янычар. И если нам повезет, то за этой причиной могут таиться другие сведения, вплоть до места пребывания проповедника.

Купец кивнул головой:

– Можете не беспокоиться, мы займемся этим.

– Хорошо. Завтра я опять зайду. И... – он пристально посмотрел на хозяина, – пусть все сказанное здесь останется между нами. Вы убережете себя от многих неприятностей.

– Даю слово. – Купец хлопнул в ладоши, и появился привратник. Несколько раз подобострастно поклонившись янычару, тот бросил на него боязливый взгляд. – Махмуд, проводи нашего гостя.

Рашид ушел. Пока он шел по коридору вслед за слугой, он буквально парил. Ноги его, казалось, едва касались пола. Он снова увидел ее. Анна... Какое чудесное имя! Он разговаривал с нею. Она подарила ему свою несравненную улыбку. И он уже завтра опять увидит ее. Интерес купца к поимке проповедника давал ему более чем достаточно оснований каждый день заходить к ним.

– Вы что, не в своем уме? – взорвался Ансельмо, как только дверь за янычаром закрылась. Он даже побелел от гнева. – Что это вам вдруг пришло в голову выкладывать все этому парню? С таким же успехом вы могли изложить ему всю историю своей жизни.

Козимо бросил многозначительный взгляд на Анну. Ансельмо кружил по комнате, как разъяренный бык.

– Ансельмо, ты прекрасно знаешь, что я рассказал ему не все.

– Ах да, конечно. Вы забыли упомянуть про эликсир вечности. Почему бы вам не догнать его и не доложить еще и об этом?

– Ансельмо! – Из голоса Козимо исчезла мягкость. – Кто дал тебе право так разговаривать со мной? Некоторые вещи предоставь решать мне.

– Разумеется, высокочтимый господин. Но, к сожалению, ваши решения могут привести на эшафот не только вас. Нас повесят на одной виселице.

– Ансельмо, ты преувеличиваешь.

– Я преувеличиваю? – Глаза Ансельмо метали молнии. – Ну и как вы думаете, что предпримет этот парень, когда вернется в свою казарму? Он доложит своему начальству о некоем итальянском купце, который знает патера Джакомо. И может быть, даже настолько хорошо, что связан с ним общим делом. А потом...

– Даю гарантию, что он не сделает этого.

– Да? И почему же?

– Я наблюдал за ним. Разумеется, он хотел пойти по следу, о котором рассказывал нам, но на самом деле это был всего лишь удачный предлог. В действительности он пришел сюда ради нее. – Он показал на Анну. – И можешь мне поверить, он не предпримет ничего, что подвергло бы ее опасности.

– Хорошо, согласен, у меня сложилось такое же впечатление. Парень растаял, как влюбленный кот. Но вы же знаете этих янычар...

– Вот именно. Знаешь, что сделали бы с ним его сотоварищи, узнай они об этом? Поверь мне, Ансельмо, лучшей защиты не придумаешь. С этих пор он будет использовать любую возможность, чтобы прийти к нам. И таким образом мы будем обеспечены самыми последними сведениями о Джакомо.

Анна подняла глаза. Взгляды Козимо и Ансельмо теперь были устремлены на нее. Ее щеки невольно залились румянцем.

– Что вы хотите этим сказать?

– Все в порядке, синьорина Анна. – Козимо с улыбкой положил ей руку на плечо. – Вам незачем стыдиться ваших чувств. Я прекрасно вас понимаю. Парень симпатичный, у него есть шарм, особенно если учесть, что он янычар. К тому же не будем забывать, что моего кузена Джулиано уже более полувека нет в живых. Траур давно прошел, вы молоды и красивы, не связаны никакими брачными узами. И все же вам следовало бы быть осторожной. Связываться с янычаром небезопасно.

Анна не находила слов. Ей хотелось обрушить на Козимо шквал брани, защитить себя, но единственное, что у нее получилось, было жалобное: «Почему?»

– Потому что янычары приносят обет безбрачия. Они не имеют права иметь женщин.

42
{"b":"426","o":1}