ЛитМир - Электронная Библиотека

– Наша повариха сама готовит эту колбасу, по старому рецепту своей бабки. – Он развел руками. – Пожалуй, во всем Иерусалиме, а может, и во всем мире нет другого дома, где бы ели такую колбасу.

– Но на этом плохие новости не кончаются. – Рашид помедлил. – Прошлой ночью... – Он осекся и покраснел до корней волос. Козимо подавил ухмылку. Парню явно нелегко было признаться, что он без разрешения вторгся в его дом, чтобы провести страстную ночь с Анной. На самом деле Козимо все уже было известно. Этой ночью его опять мучила бессонница, и он стоял у окна в библиотеке, наблюдая, как медленно просыпается день. И невольно стал свидетелем того, как Рашид перелезал через ограду.

– Да? – Он попытался скрыть свою осведомленность. – Так что же произошло прошлой ночью?

– Ну... – Рашид закашлялся. – Короче, прошлой ночью я был здесь. – Козимо выразительно приподнял одну бровь, но промолчал. Ансельмо же двусмысленно улыбался, тогда как Рашид не мог оторвать взгляда от узора на ковре. – Я как раз перелезал через забор и вдруг увидел маленькую бесформенную фигуру, которая возилась у входа в вашу конюшню. Она вошла, потом пересекла внутренний двор и исчезла в доме. – Рашид взъерошил волосы. – Походка этого человека была весьма необычной. А недавно я его снова увидел. И не где-нибудь, а в этой комнате, когда я пришел. Это была женщина, которая внесла поднос. – Он перевел дух. – Я наблюдал за ней, пока она ходила по комнате с подносом. И понял, что уже видел ее – в другом месте. Теперь я точно уверен, что именно она промелькнула мимо меня той ночью, о которой я вам уже рассказывал, и исчезла в переулке.

– Элизабет? – недоверчиво протянул Козимо. Эта новость сумела-таки поразить его. Ему показалась абсурдной сама мысль, что Элизабет может быть впутана в какую-то тайну. Но в конце концов он ведь мог и ошибаться в ней. – Наша повариха – кошка на голубятне? Ваши слова содержат тяжкое обвинение. Вы уверены в этом, Рашид?

Янычар посмотрел Козимо прямо в глаза:

– Да, я в большой степени уверен в этом.

Козимо нахмурился и пожевал нижнюю губу.

– Думаю, вы правы, – наконец тихо произнес он. – Как бы невероятно это ни звучало. Элизабет... – Он покачал головой, продолжая рассуждать вслух. – Кроме нас троих, в доме еще живут Элизабет, Махмуд и Эстер. Эстер маленькая и изящная, а Махмуд худой и высокий, хотя и шаркает, скрючившись, как древний старик. Ваше описание подходит только к Элизабет. Но с какой стати она стала бы мотаться по ночным улицам? Она тоже итальянка, как и мы. Хотя и живет уже несколько лет в Иерусалиме, у нее здесь нет ни родных, ни друзей, которых она могла бы навещать. По крайней мере, я об этом ничего не знаю. К тому же она спросила бы у меня сначала разрешения, – во всяком случае, я тешу себя такой надеждой, – а не стала бы красться тайком. – Он встал и принялся мерить шагами комнату. Так ему обычно скорее удавалось привести в порядок свои мысли. – Но других вариантов нет. Кто же еще? Она наша повариха, именно она приготовила эту колбасу. Я прекрасно помню, она еще хвасталась, что собственноручно месила колбасный фарш и потратила на это массу времени, потому что такую колбасу нигде не купишь. Не мудрено, что запах настолько впитался в ее одежду, что Рашид учуял его даже ночью, когда она пряталась от янычар. Правда, остается вопрос: что она искала там посреди ночи? И как мы сможем это доказать – на тот случай, если это потребуется?

– Это будет несложно, – отозвался Рашид и вынул какой-то предмет из маленького кошелька, висевшего у него на поясе. – Этот камень я подобрал той самой ночью на улице. Он лежал прямо напротив прохода между домами, где пряталась неизвестная персона.

На его вытянутой руке лежал аметист. Козимо взял драгоценный камень и внимательно рассмотрел его.

– Я только что видел крест, который носит ваша повариха, – продолжил Рашид. – Он украшен аметистами, а один камень как раз посредине отсутствует. Я думаю, имеет смысл провести эксперимент и выяснить, подходит ли этот аметист к ее кресту или нет.

Козимо задумался.

– Я почти не сомневаюсь, что камень подойдет, и все же я никак не возьму в толк, что заставляет Элизабет разгуливать ночью по улицам.

– Разве вы не слышали, отец, как она поносит Махмуда или Эстер, как издевается над их обычаями и нравами, над их верой? Или как разглагольствует о том, что пора очистить город от «врагов Господа»? – Ансельмо не смог больше молчать. – Сдается мне, что в последнее время ее брань и поношения слышатся чаще и громче. Вполне возможно, что она принадлежит к пастве Джакомо и тайно встречается по ночам с единомышленниками.

Рашид потупил взор, словно именно на нем лежала вина за плохие новости.

– Вы ни в чем не виноваты, Рашид, – прочитав его мысли, сказал Козимо.

Он снова занял свое место, продолжая с отсутствующим видом крутить меж пальцев драгоценный камень. Разумеется, он тоже заметил отсутствие самоцвета, но когда это произошло? Пытаясь вспомнить, он поднес аметист к свету. Это был удивительно красивый камень сочного фиолетового цвета, с изумительной огранкой, луч преломлялся в нем, рассыпаясь искрами. Он был такого же изысканного качества, как все камни на кресте Элизабет. Да, вполне возможно, что камень исчез недели две назад. С той самой ночи. Козимо задумчиво потер лоб. Вот те на! Элизабет, кошка на голубятне! Странное предположение вбудоражило его душу. Он вдруг почувствовал себя старым, безумно старым. Неким восьмидесятилетним старцем. «Коим я, по сути, и являюсь», – усмехнулся он про себя.

– Разумеется, меня огорчает мысль о том, что именно моя повариха принадлежит к числу последовательниц этого проповедника, – произнес он наконец. – Но гораздо больше меня беспокоит не то, что Элизабет попала под влияние подстрекательских речей Джакомо, а то, что она могла рассказать ему о нас. Если он узнает, что она своя в этом доме, тогда... – Он покачал головой. По его спине пробежал неприятный холодок. – Однако давайте попытаемся извлечь максимальную пользу из нашей осведомленности. По мне, так лучше иметь врага в собственном доме, когда знаешь, чего от него ждать, чем совсем неизвестного, быть может, поджидающего тебя где-нибудь в темноте на улице. – Он шумно выдохнул. – Виновата Элизабет или нет, относится она к числу сторонников Джакомо или нет – у нас есть лишь один способ узнать это, а именно понаблюдать за нею. Вот только каким образом? – Он обвел взглядом присутствующих и остановился на Ансельмо. Да, это был наилучший вариант. Ансельмо был именно тем человеком, которому это по плечу.

– Что, я? – выпучил глаза Ансельмо. – И что же прикажете мне делать? – Когда до него дошло, что имел в виду Козимо, он побледнел. – Надеюсь, вы не хотите сказать, что я... Что я должен эту... – Он в отчаянии сморщил лоб. – Вы шутите, отец. Это же невозможно. Это довольно скверная шутка, которая не кажется мне смешной. Отец? – Его голос окончательно утратил уверенность. Он умолк на полуслове. – Я вижу, вы серьезно. Вы действительно требуете от меня, чтобы я...

– Я ничего от тебя не требую, Ансельмо, – мягко возразил Козимо. Он прекрасно понимал, какую жертву предстояло тому принести. – Просто я убежден, что ты самый подходящий мужчина на эту роль. Я прекрасно помню историю со служанкой Джакомо. Лишь с твоей помощью нам в конце концов удалось разузнать, каким способом Джакомо отравил Джованну.

Ансельмо импульсивно вскочил, глаза его вспыхнули злым огнем.

– Конечно, но тогда это было совсем другое дело! – Его голос дрожал от возмущения и негодования. – Служанка и в самом деле была страшненькая, но по крайней мере молодая. А Элизабет... – Он беспомощно осекся, не в состоянии подобрать нужное слово. – Вы не имеете права заставлять меня вступать в связь с этой жирной жабой! Я не вынесу, чтобы меня касались ее мокрые, скользкие пальцы-колбаски... – Он опять умолк, с отвращением уставившись на свои руки. Потом энергично затряс головой. – Нет, как хотите, я этого не сделаю. При всей моей любви, дружбе и верности это переходит все границы!

56
{"b":"426","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
В плену
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Предприниматели
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Найди меня
The Mitford murders. Загадочные убийства
Против всех