ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Dead Space. Катализатор
Земное притяжение
Неделя на Манхэттене
Ведьме в космосе не место
Империя бурь
Слова, из которых мы сотканы
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Ответ перед высшим судом
Ответное желание

Рашида бил озноб. Ему вдруг стало так холодно, будто его погребла под собой снежная лавина. Снежная лавина? Он не мог припомнить, чтобы здесь видел снег. Но иногда ему снилась снежная лавина, с диким ревом низвергавшаяся с горного склона, сметавшая все на своем пути – деревья, дома, животных и людей. Наверное, он испытывал бы такие же ощущения, оказавшись по шею засыпанным снегом. Было холодно и сыро, все его тело онемело, ни одной здравой мысли не приходило в голову. Надо было немедленно отправляться спать. Может, в постели удастся отогреть замерзшие руки и ноги.

Ему казалось, что с тех пор, как он перелез через ограду, прошло уже несколько часов. На самом-то деле это был короткий промежуток времени, потому что, выбравшись из стога сена, он очутился у двери казармы в тот самый момент, когда начальник караула протрубил на башне вечернюю зарю.

«Успел», – с облегчением вздохнул Рашид и сначала отправился в умывальное помещение, примыкавшее к спальне. Там было пусто. В углу аккуратной стопкой были сложены использованные глиняные миски для мытья, ровной шеренгой стояли пустые кувшины. Все ребята уже помылись. Через приоткрытую дверь в спальню до него доносились их голоса и смех.

«Хорошо им, – пронеслось у него в голове, пока он стаскивал с себя одежду и наливал из одного полного кувшина воду в миску. – Они не ведают того, что известно мне».

Он начал умываться. Вода показалась ему такой ледяной, будто он окунул руки в горное озеро, хотя обычно он легко переносил холод. Но сейчас все было иначе. Он немилосердно замерз. Рашид оперся о край стола, с трудом пытаясь сохранять спокойствие. Что делать? Услышанное им было настолько важно, нельзя хранить это только в себе. Но кому довериться? Кому вообще он мог еще доверять? Может, для начала поговорить с его приятелем Юсуфом? Или прямо пойти к Эздемиру?

Вдруг его осенило, и Рашид сам подивился, как эта мысль не пришла ему в голову раньше.

Почему бы ему не обратиться напрямую к Омару? Или к Ибрагиму? Почему не рассказать им, что он подслушал их разговор? Разумеется, он будет молчать – в ответ на некоторые уступки с их стороны. К примеру, если они позволят ему покинуть ряды янычар. Судьба Эздемира и Иерусалима будет мало волновать его. Все равно они с Анной как можно быстрее должны будут покинуть город. Может, они смогут уехать в Италию или в Германию и поселиться там. Чего он вообще беспокоится? Подслушанный разговор предоставляет ему шанс одним ударом решить все свои проблемы.

Не успел Рашид додумать свою мысль до конца, как все его нутро судорожно сжалось. Он почувствовал приступ дурноты, щеки его загорелись от стыда и гнева. Неужели он мог додуматься до такого? Неужели действительно был готов ради исполнения заветной мечты смириться со страданиями и гибелью многих людей? Он зажмурился, окунул лицо в ледяную воду и держал его там, пока в легких не кончился воздух. Лишь потом выпрямился, сделал глубокий вдох и стал тереть глаза. Он и не подозревал, что человек может находиться под водой так долго. Еще труднее ему было осознать, что этим человеком был он сам.

В этот момент дверь распахнулась, и вошел Юсуф. Увидев Рашида, он расплылся в улыбке.

– Эй, Рашид, ты где пропадал? – воскликнул приятель. – Мы тебя уже потеряли.

Рашиду не хотелось отвечать. Он ни с кем не хотел говорить, никого не хотел видеть. Он снова опустил голову в миску, но почувствовал, что горячая волна ярости постепенно берет в нем верх над ледяной стужей. Рашид подумал: не лучше ли просто попросить Юсуфа уйти, пока он еще в состоянии контролировать свои поступки? Он тут же отказался от этой идеи, не желая произносить хоть одно слово. Быть может, Юсуф исчезнет сам по себе.

– Ты что, был в конюшне? – спросил Юсуф, как на грех подходя ближе. – У тебя в волосах полно сена...

– Да, – односложно ответил Рашид, изо всех сил пытаясь говорить спокойно. Какое ему дело, где он был?

Юсуф подошел совсем близко и осторожно вытащил сухие травинки из его волос. При этом его рука слегка коснулась плеча Рашида. Мимолетное, наверняка непреднамеренное прикосновение было подобно зажженному фитилю, упавшему в бочку с керосином. Гнев Рашида вспыхнул ярким пламенем. Вся его злость на Омара и Ибрагима, на их отвратительный замысел и на его собственные, не менее коварные планы обрушилась на голову Юсуфа, как внезапная буря в горах на ничего не подозревающего путника.

– Не трогай меня! – прошипел Рашид и с неприязнью сбросил руку приятеля. – И вообще не смей ко мне прикасаться!

Юсуф в испуге отпрянул назад. Лицо его побелело, он широко раскрыл глаза и удивленно уставился на Рашида.

– Рашид... я... – пролепетал он. Однако его подобострастная, почти собачья манера еще больше разозлила Рашида.

– Уйди отсюда! – злобно бросил он. – Проваливай!

– Извини, Рашид, – промямлил Юсуф, и глаза его подозрительно заблестели. Казалось, он сейчас расплачется. – Я не хотел тебя обидеть...

– Вон отсюда! – рявкнул Рашид.

Даже ему самому собственный голос в почти пустом помещении показался раскатом грома, и он бы не удивился, если бы сложенные стопкой глиняные миски рухнули от сотрясения воздуха и разлетелись на куски. Юсуф развернулся и так стремительно выбежал из умывальной, словно за ним гналась стая крылатых демонов. Дверь за ним шумно захлопнулась, и Рашид вновь остался один. Наконец-то. Опершись о стол, он опустил голову и попытался взять себя в руки, однако это давалось ему с трудом. Его так и тянуло раскроить миску кулаком или хотя бы швырнуть ее об стену. Дверь за его спиной опять распахнулась, и Рашид вновь разозлился.

– Ну что там еще? – прошипел он сквозь стиснутые зубы и обернулся. Но это был не Юсуф, это был Омар. Мастер поварешки хмуро смотрел на него.

– Рашид, в чем дело? Что ты тут делаешь? Почему не идешь спать?

– Клянусь бородой пророка, какое тебе...

– Рашид! – Голос Омара зазвенел металлом. – Держи язык за зубами. Я твой командир, и если я задаю тебе вопрос, то желаю получить на него ответ.

«Мой командир! Не смеши! Подлый предатель, вот ты кто!»

Но Рашид молчал.

– Юсуф сказал, что ты опоздал, потому что был в конюшне.

Рашид снова кивнул, чувствуя, как у него сводит челюсти.

– Почему ты был в конюшне в такое позднее время? – спросил Омар, с явными усилиями пытаясь придать своему голосу дружелюбные интонации. Рашид знал, что Омар благоволил к нему, и это было его счастье. Однако особой гордости он от этого не испытывал. Сейчас он предпочел бы прямиком отправиться в тюрьму.

– Я заснул, – выдавил он наконец.

– В конюшне? – продолжал допытываться Омар, и Рашид сжал кулаки. «Ну почему он не может просто оставить меня в покое и уйти?» – То есть ты хочешь сказать, что заснул в конюшне?

Рашид кивнул.

– И что же тебя разбудило?

Интонация Омара заставила Рашида насторожиться, и его гнев улетучился так же быстро, как и вспыхнул. Сейчас нужно было соблюдать осторожность и не дать себя спровоцировать на неверное замечание. Кто знает, а вдруг Омар заметил его?

– Начальник караула протрубил вечернюю зарю.

Одна бровь Омара чуть поползла вверх, совсем немножко, но от Рашида это не укрылось.

– Ты весьма проворен. Конюшня находится на другом конце казармы. Тебе пришлось быстро бежать, чтобы поспеть сюда.

– Это верно, я летел как на крыльях, – равнодушно ответил Рашид, ни на миг не сводя глаз с Омара.

Сощурившись, офицер смерил янычара пристальным взглядом. Потом тихонько засмеялся:

– Ну так примени опять свою проворность и поторопись. Уже слишком поздно. Но утром я желаю видеть тебя у себя сразу же после завтрака. Так что есть время обдумать, не хочешь ли ты поделиться со мной чем-нибудь иным, кроме своей любви к лошадям.

– Есть, мастер поварешки.

Омар ушел. Рашид смотрел ему вслед и раздумывал, что могло означать последнее замечание. Подозревал ли Омар что-нибудь или нет?

Конюшня находилась всего в нескольких шагах от стены и стога сена. Даже если его история не выдумана и он действительно спал в конюшне, он вполне мог подслушать беседу Ибрагима с Омаром. У Рашида пересохло в горле. И почему ему не пришло в голову другое объяснение появления соломы в волосах? Он живописно представил себе, что могли сделать Ибрагим и Омар с нежеланным свидетелем. Наверняка они не будут тянуть с этим и попытаются поскорее исключить его из игры. Значит, оставался единственный шанс: еще до назначенной встречи с Омаром он должен рано утром поговорить с наместником или еще с кем-нибудь.

59
{"b":"426","o":1}