ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая Королева
Форма воды
Там, где кончается река
Замок из стекла
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Среди садов и тихих заводей
Цена вопроса. Том 2
Запах Cумрака

– В любом случае его следует поискать.

– Об этом тебе надо было позаботиться раньше, друг мой!

Голос донесся откуда-то из глубин трудно обозреваемого храма, изобилующего приделами и капеллами, и неожиданно из-за одной из колонн появился мужчина. Никто из них не слышал, как он приближался, и тем более не видел его. Или все это время он стоял там и подслушивал их разговоры?

Мужчина был одет в рясу, голова его была выбрита наголо, и все же Анна сразу узнала его. Она никогда не сможет забыть ни это лицо, ни этот голос. Метрах в десяти от них стоял Джакомо ди Пацци и со злобной усмешкой смотрел на них, будто хотел пригласить выпить чаю.

– Смотрите-ка, ведь это мой дорогой друг Козимо ди Медичи, – насмешливо произнес он и приблизился на несколько шагов. – Что это привело тебя в церковь? Уж не помолиться ли ты собрался?

Козимо гневно нахмурил лоб.

– Ты считаешь, что это подходящее место для твоих фокусов? – спросил он. – Откуда ты взялся и что тебе здесь надо?

Джакомо продолжал улыбаться:

– Мой дорогой Козимо, я пилигрим, скромный слуга Господа. А сюда я пришел, чтобы помолиться – и забрать то, что принадлежит мне по праву, – произнес он таким вкрадчивым голосом, что Анна содрогнулась.

Тогда во Флоренции она поверила этому голосу и благожелательной улыбке. Поверила, что он хочет помочь ей. На самом же деле он всего лишь использовал ее. Выспросил у нее все про Козимо и семью Медичи, а в конце концов еще и похитил у нее младенца. Как она могла быть такой легковерной и дать провести себя?

Козимо заскрежетал зубами, когда Джакомо вынул из сумы, висевшей на его боку, пергаментный свиток.

– Рецепт средства против эликсира вечности, – медленно произнес он, и Анна увидела, как сжались его кулаки. Она никогда не видела Козимо таким разъяренным. – Ты действительно нашел его.

– О, я понятия не имел, что ты тоже интересуешься этой рукописью, – все с той же надменной ухмылкой проговорил Джакомо. – Вот что значит – не повезло тебе. Ты опоздал всего на несколько мгновений. Я как раз только что достал пергамент из тайника. Собственно говоря... – Он склонил голову набок, глаза его превратились в щелки и странно загорелись. – Мы не должны были встретиться здесь. Неужели я недооценил тебя и твоих лакеев? Собственно говоря, я все так устроил, что... – Он махнул рукой. – Вероятно, я упустил какую-то мелочь. Наверное... Впрочем, даже я не способен все предусмотреть. Когда вернусь домой, я это потом исправлю.

– Исправишь? – прошипел Козимо. – О, я прекрасно знаю, что ты имеешь в виду. Но я не допущу этого, это так же верно, как то, что я стою здесь.

– Ну-ну-ну, Козимо! – Джакомо осуждающе покачал головой. – Не собираешься ли ты угрожать мне здесь, в этом священном месте, всего в нескольких шагах от гроба Господа нашего Иисуса Христа?

– Святой отец! – прозвенел вдруг в церкви чей-то голос. – Отец Джакомо! Где вы?

Шаги приближались, и Джакомо обернулся вполоборота.

– Ах, Стефано! – воскликнул он. – Я здесь, у гробницы Иосифа из Аримафеи. Иди сюда, я хочу тебя кое с кем познакомить, о ком я тебе часто рассказывал.

Этот миг, когда Джакомо ослабил свое внимание, Козимо использовал, чтобы дать знак Ансельмо. Тот кивнул, незаметно отступил в тень и спрятался за одной из колонн. Ансельмо был ловким карманником. Если бы ему удалось украдкой подойти к Джакомо, у них еще был бы шанс заполучить рукопись.

– Разве это не странное стечение обстоятельств, что пергамент был спрятан именно в гробнице человека, который привез в Англию святой Грааль, в тот самый монастырь, где обитали патер Джозеф и его собратья? Вероятно, это был перст Господень. Удивительно, как ты раньше не додумался до разгадки этой тайны, Козимо. И...

– А Стефано знает о пергаменте? – перебил его Козимо дрожащим от гнева голосом.

– Стефано? Нет. Я не нагружаю его такими незначительными мелочами. К тому же... – Джакомо развязно осклабился. – Обилие познаний может нанести большой вред скромным умственным способностям, в чем мы можем наглядно убедиться на примере твоего прирученного крысеныша Ансельмо. Где он, кстати? Я что-то не вижу его.

– Вероятно, твоя злобная надменность обратила его в бегство, – парировал Козимо. Джакомо развел руками:

– Почему ты так гневаешься, Козимо? Неужели мы не можем хотя бы раз спокойно побеседовать?

В этот момент из-за колонны вышел молодой человек. Сердце Анны бешено забилось. У нее никак не укладывалось в голове, что этот стройный высокий юноша и есть ее сын, ее собственный ребенок. Она испытывала противоречивые чувства. Этот парень был ей таким же чужим, как любой первый встречный на улице Иерусалима. И все-таки ей хотелось прикоснуться к нему, погладить его худое лицо, мягкие волосы. Он казался таким юным, таким невинным. Вероятно, Джакомо и ему дал выпить эликсира, ведь по возрасту ему было уже за пятьдесят, а на вид нельзя было дать больше двадцати лет – и ни на день больше. Слезы навернулись у нее на глазах, к горлу подступил ком, и ей пришлось прокашляться, чтобы справиться с нахлынувшими эмоциями. Это было странное ощущение – быть матерью мужчины гораздо старше себя. От одной этой мысли можно было сойти с ума. Не было ли все происходящее все-таки лишь плодом ее воображения или, может, все это ей мерещилось?

– Стефано, сын мой, наконец ты можешь увидеть Козимо ди Медичи, – произнес Джакомо. В Анне все бурлило от негодования – какое право имел подлец Джакомо ди Пацци называть Стефано «сыном»? Он был ее сыном, а не его! – Мы вместе выросли во Флоренции, и когда-то Козимо был моим лучшим другом. Пока он не отвернулся от Бога и не сошел с истинного пути.

Стефано молча кивнул и посмотрел на Козимо со смешанными чувствами страха и сострадания. Что бы ни рассказывал ему Джакомо, хорошего там было явно мало.

– Не нам судить, кто из нас двоих в действительности отвернулся от Господа и Его творения, – сердито процедил Козимо. – Это решит другой.

– Да, – надменно согласился Джакомо и улыбнулся. – И у меня такое впечатление, что ты узнаешь это первым. – Он постучал по пергаментному свитку и снова опустил его в кошелек на поясе. – Эта рукопись ускорит твой путь к Творцу, друг мой.

Козимо стиснул зубы. Его черные глаза метали молнии.

– На твоем месте я не был бы так уверен в этом, – бросил он, голос его напоминал рык хищника. – Судьба не позволяет вмешиваться в ее дела, так что...

– Судьба?! – Джакомо почти выкрикнул это слово, и маска смиренного, доброжелательного человека тут же слетела с него. Глаза его полыхали от ненависти; брызжа слюной, он бросал в сторону Козимо одно обвинение за другим. – Ты, безбожный идиот, еще осмеливаешься в этом священном месте толковать о судьбе? Господь направляет нашу жизнь, а не какая-то там судьба, рок или звезды. И скоро ты это почувствуешь на себе, ты...

В этот момент Ансельмо подобрался к Джакомо и протянул руку за кошельком с рукописью. Дальше все произошло одновременно.

– Отец! Осторожно! Оглянитесь! – закричал Стефано. Джакомо быстро обернулся. Ансельмо сорвал кошелек с пояса проповедника, почти опрокинув его, и отпрыгнул назад.

– Вор! – завизжал Джакомо. Он удивительно быстро сориентировался, и его посох засвистел в воздухе. Один кусок палки отлетел и ударился о землю, а оставшаяся часть в его руках оказалась шпагой. Острие опасно сверкнуло в отблеске церковных свечей. Ансельмо, отброшенный в сторону, больно ударился б каменный пол. Несмотря на гвалт, каждый услышал, как сталь вошла в человеческую плоть. Это был самый зловещий и омерзительный звук, который Анне когда-либо приходилось слышать. Охваченный безграничной яростью, Джакомо кричал что-то нечленораздельное. Стефано выкрикивал одни и те же слова: «Он истекает кровью! Отец, он истекает кровью!» Козимо гаркнул: «Нет!» Ансельмо завопил: «Они убегают! Держите их!» Анна завизжала. От страха она почти обезумела. Собственный голос казался ей непривычно пронзительным. Из глубины храма послышались громкие возгласы. Привлеченные шумом, бежали люди. Все кричали одновременно, так что казалось, еще немного – и обрушится купол. Только Рашид не издавал ни звука.

79
{"b":"426","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Дерево растёт в Бруклине
Орудие войны
Верховная Мать Змей
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Тринадцатая сказка
Вино из одуванчиков