ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже в час ночи, когда Марина, как ей казалось, выудила у словоохотливого Ильи всю нужную ей информацию, она налила еще по рюмке водки, не таясь всыпала в рюмку Ильи какой-то белый порошок.

– Чего это ты насыпала? – хотя и был в сильном опьянении, но заметил Илья.

– Витамин С, – сказала Марина, цокнув языком и взъерошив Илье волосы. – Пей, дурачок.

– Я не дурачок… но выпью.

Илья залпом опрокинул в рот рюмку и поморщился:

– Какая гадость этот витамин.

– Сейчас, дружок, посиди здесь, мне позвонить нужно.

– Я провожу, – сказал Илья, попытался подняться, но у него это не получилось: ноги не слушались, в голове был туман, с каждой минутой густевший все больше.

Дальнейшие действия Марины можно было назвать странными. Она вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. Застекленный закуток напротив котлов – рабочее место оператора котельной – уместил в себе диван и стол, заваленный кукольными принадлежностями. Марина набрала номер из двух цифр.

– Это милиция?! Вы знаете, у нас тут во дворе женщина кричит. Ну так кричит, бедная! И мужик какой-то на нее нападает. По-моему он хочет ее изнасиловать. Ну так кричит! А?!. Что вы говорите?!. Адрес?..

Марина назвала адрес и повесила трубку, потом без жалости к вещи порвала на себе кофту, так что стала видна большая часть ее немалой груди, попыталась разорвать колготки, но ей не удалось; тогда она взяла со стола ножницы и сделала в нескольких местах надрезы.

– Ну теперь вроде ничего, – придирчиво осмотрев себя в зеркало, проговорила она, потом легла на цементный пол и прокатилась по нему туда-сюда. Хотела ударить себя кулаком в лицо, но пожалела, только прикусила до крови губу, размазала по лицу помаду и снова осмотрела свой ставший плачевным вид.

– Теперь совсем хорошо…

Довольная Марина направилась в комнату, но что-то остановило ее у самой почти двери, и она вернулась к зеркалу.

– Вот же, чуть не забыла. – Растрепала что есть силы волосы, вытащила одну прядь из-под заколки. – Вот теперь все.

Илья спал. Марина набросилась на него с тумаками, отхлестала по лицу, расцарапала лоб. Но Илья был в бессознательном состоянии, он отмахивался руками, сквозь сон бурчал что-то… Марина закинула руку Ильи себе на плечи и, подзадоривая ударами и тычками в корпус, потащила к двери котельной. Илья, с трудом переставляя ноги, повиновался.

– Иди, сволочь! – подбадривала его девушка.

Парочка ободранных и грязных людей представляла странное зрелище. Марина надела на Илью его куртку. Вытащив его во двор, подвела к гаражу Сергея и, завалив в самый угол, улеглась рядом.

Потом она кричала, страстно прижимая к себе спящего Илью, звала на помощь и, лежа на холодной земле, чуть не простудилась, потому что милиция долго не приезжала Она даже подумывала пойти позвонить вторично. Наконец машина приехала. Спящего Илью, пиная сапогами, погрузили в «воронок». В машине поехала и пострадавшая Марина – писать заявление о попытке изнасилования.

В похабных подробностях описав, как все было «на самом деле», Марина отправилась домой. Игривые менты даже подвезли на автомобиле, а Илью заперли в камере предварительного заключения. По российскому законодательству ему грозил срок от трех до семи лет лишения свободы.

Марина была довольна. Оказавшись в котельной, она переоделась из рванья во все свежее, помылась и нанесла макияж, как будто сейчас же в три часа ночи собралась на прием к губернатору.

После всех приготовлений Марина «села» на телефон и обзвонила около десятка номеров. По всем телефонам она спрашивала, где найти Туза. Везде интересовались, кто она и по какому делу, давали другой номер, и снова повторялось то же самое. Потом у нее взяли номер телефона, и через десять минут Туз позвонил сам.

– Ты жива, крошка? – спросил Туз неторопливым с ленцой голосом.

– Тузик, ты теперь в почете! Когда ты возьмешь меня к себе? Я соскучилась по шикарной жизни, Тузик.

– Ну, как-нибудь, моя дорогая, поживи пока где живешь.

– Нет, Тузик, ты обязан взять меня. Разве это не я прятала с тобой Китайца, не за мной Малюта устроил охоту?!. Да у меня сейчас такие сведения имеются!.. Представь, один новгородский дурачок с другом выкрали из дурдома психа, который телепатически связан со своим братом, живущим под землей у чуди. Интересно?..

– Продолжай.

– Нет уж, остальное я расскажу в нашем светлом будущем.

– Я приеду за тобой, мы поговорим подробнее. А новгородского придурка зовут Илья, он у нас в клинике лежал… я знаю, о ком ты говоришь…

Марина прикусила от досады губу и тут же сморщила от боли носик: эту губу она уже прикусывала сегодня.

– Диктуй адрес, я сейчас приеду.

Марина была раздосадована тем, что сказала слишком много. Она собиралась подороже продать эту информацию. Во всяком случае, все равно она выберется из этой нищенской жизни в котельной на подачки бывшего друга ее матери. Ведь она давно привыкла к достойной ее изнеженного тела жизни: к мягкому и теплому, а не к жесткому и холодному. Кроме того, жить в антисанитарных условиях, засыпать и просыпаться под постоянный гул котлов под одной крышей с придурковатым, выжившим из ума мастером кукол, который все время разговаривает сам с собой на разные голоса, было для нее невыносимо. Малюта, который охотился за Тузом, не пожелавшим убить своего бывшего хозяина Китайца, впавшего в летаргический сон, сведен с ума. Какое счастье! Ведь после того, как люди Малюты вышли на квартиру, где Туз с Мариной прятали спящего Китайца, ей пришлось бежать и скрываться в котельной. Ведь она ночами не спала – боялась, что люди Малюты выследят ее и придушат. Целый год Марина жила в котельной, и вот появляется этот дурачок со своей подружкой, и она узнает, что Малюта в дурдоме. Китаец взорван и главный в городе бандит – ее бывший дружок Туз. Для Марины это было настоящее счастье. Ненависть к лишившему ее покоя Малюте была безгранична, и кукольник дядя Боря научил ее старинному заговору, он знал множество всякий древних штучек. Марина сшила куклу в виде Малюты, произнесла заклинание, потом под чутким оком кукольника избила его, с восторгом отрезала ему руки, ноги и потом уже напоследок голову, а после все эти останки поддельного Малюты сожгла в котле.

Это было два года назад, и рассказ Ильи о том, что проклятый Малюта лишь только свихнулся и живет-поживает в дурдоме, разочаровал Марину. Она бы его на мелкие части разорвала – столько крови он ей испортил. И сейчас Марина испытывала радостный, ни с чем не сравнимый восторг. Вновь она возвращалась к привычной легкой и беспечной жизни.

«Ну уж теперь я поживу! Охмурю Туза. Теперь он главный в городе. Устроим свадьбу… Ох, свадьба будет! Никуда не денется, ведь я про него такое знаю!..»

Марина нетерпеливо ходила взад-вперед по котельной мимо котлов, в которых бушевало пламя, иногда потирая ладони с наманикюренными пальчиками.

«Ну, теперь поживу!!»

Телефонный звонок вывел ее из восторженного состояния. Она подбежала к столу, схватила трубку.

– Алло! Слушаю!..

В трубке тишина, только слабое сопение с присвистом.

– Алло! Слушаю!.. Туз, это ты?!

Сопение с присвистом…

– Тузик… Я жду тебя…

Короткие гудки отбоя.

Марина некоторое время сидела, глядя на телефонный аппарат. Радостное ощущение ушло, уступив место тревоге.

– Ошиблись, наверное, – попыталась она успокоить себя.

Никогда она не боялась оставаться одна, наоборот, ей казалось, что только одиночество дает ей безопасность. Но странно, отчего-то сейчас ее взволновал этот звонок. Она не могла определить почему, но в душе все напряглось.

Что-то щелкнуло, заставив Марину вздрогнуть, она посмотрела в другой конец котельной, это включилась автоматика подпитки котлов. Умиротворенно гудели котлы, из насосной слышался монотонный гул работающих двигателей. Все, казалось, было как всегда… Но на душе у Марины не было покоя.

– Тузик, ну скорее, скорее, Тузик… – шептала она, сжимая кулаки.

18
{"b":"427","o":1}